Мне 11. Первый раз лечу с родителями из холодной якутской осени в гости к деду с бабушкой на Амур, в пограничный Благовещенск. Город тогда был закрыт, приехать можно было только по разрешению - этакий внутренний советский шенген.

Сразу после посадки в аэропорту, на борт поднялись пограничники с собакой. Пока служивые проверяли документы, собака обнюхивала ручную кладь. Большая, красивая овчарка ловко перемещалась по узкому пространству Ан-24 и аккуратно обнюхивала сумки и пакеты, которые нас заранее попросили поставить на пол. Если что-то привлекало собаку, то она молча поворачивала голову к наблюдавшему за ней пограничнику, тот подходил и осматривал кладь. Собака очень быстро работала - за 10 минут проверили весь рейс.

У меня остался от бортового обеда пакетик с двумя аэрофлотовскими галетками. Выйдя из самолета и увидев что группа погранцов стоит чуть поодаль, я подошел к пограничнику с собакой и как видел в фильмах, обратился по званию: - Товарищ сержант, разрешите угостить вашу собаку? Пограничники хохотнули, хозяин собаки тоже расплылся в улыбке, сказал что звание у него пока еще "младший сержант", но моя оговорка зачтена и поинтересовался чем собираюсь угощать.

Я протянул ему пакет с галетками. Сержант одобрил печенье, но пояснил, что должен кормить собаку сам. Вскрыл пакет, собака в два прикуса разобралась с галетами и облизываясь, уселась на место. Сержант присел рядом с овчаркой, указал на меня и скомандовал ей: - Дай лапу.

Сделав два шага, собака села передо мной и вот я жму теплую, когтистую лапу мохнатого, хвостатого, умного и верного защитника моей страны.