Накину про цыганскую крепкую дружбу.
Поехал я как-то порыбачить на пруд, недалеко от трассы. Прополоскал червяка, плюнул и поехал к выезду. Смотрю, стоит газелька в кустах, под ней мужик копается, по локоть в мазуте, и пацаненок по команде ключи выдает. Подъехал, поинтересовался. Кончилось у него сцепление и он разобрал практически полмашины, пытается сделать. Время к вечеру, через час стемнеет. Давай, говорю я тебя на веревке до дома дотащу. Не, говорит, сейчас друг запчасть привезет, все сделаю. И тут приезжает тот самый "друг" - копченый цыган на приоре. Побегали они, попрыгали вокруг газельки, я пока в кусты сходил,  диамидом угольной кислоты с природой поделился. Не стал уезжать, нутро подсказывало, мужик один не справится.
Водила резюмирует: "Надо ехать, тут не сделаем". Цыган: "А давай тебя ко мне дотянем, туту недалеко, во дворе поставишь, завтра все сделаешь!". Приорой газель по грунтовке тянуть, да потом на трассу подъем - обсмеешься. Я молча достаю трос, цепляй, говорю.
Заезжаем мы в поселок имени Михаила Ивановича Калинина, нынче "КАЛиничи". Как позже выяснилось, цыгане изжили оттуда всех коренных жителей и устроили там табор-автономию. Темнеет, катимся по центральной улице, вокруг как зомби-вечеринка - по светом фар из кустов на дороги выползают личинки цыган от 0 до 10 лет. Кто с голой жопой, кто с соплями до земли, кто с фантиками, постарше с телефонами. Вокруг по обочинам рядами и кучками сидят цыганские бабы, каждая по полтора центнера, все что-то жрут, провожают нас взглядом. Освещения нет, вокруг большая свалка. Заезжаем во двор "друга", скидываю трос, мужик благодарит, денег, говорит, нет, давай потом отдам. Отказываюсь от денег, сваливаю в тихом ужасе от увиденного.
Следующим утром, звонит мне этот мужик (брал телефон, чтоб позвонить, номер мой остался) и говорит:
- Брат! Забери меня отсюда! Пожалуйста, денег дам.
- Что случилось?
- Меня ограбили, все утащили, снятую коробку, кардан, сцепление, инструменты. Открутили все, что смогли. Помоги, вывези меня отсюда!
Помочь я ему не смог, был на работе, на легковой машине и далеко от этой копченой обители. Выводы сделал для себя, без огнемета я в те дружелюбные края больше не поеду.