В связи с последними событиями на Пикабу (введение сообществ) я нахожусь в некоторых раздумьях. Стоит ли создавать какое-то сообщество, посвященное правоохранительной тематике? Нужно ли вообще такое сообщество? Если да, то в каком формате такое сообщество должно быть – постов с историями или обсуждением каких-то актуальных новостей на криминальную тему? Будет ли кто-нибудь писать туда, кроме меня? Даже о названии подобного сообщества пока что представления нет. Вертится в голове что-то вроде: «Ментовские истории журнал расскажет наш, ментовские истории в журнале….». И тут тупик с названием (напрашивается только рифма «Карабаш», но причем тут город в Челябинской области?), хотя концовка как раз очевидна: «Парам-парам-пам, тиу!». В общем, не хватает концепции и понимания необходимости такого проекта. Поэтому если у вас имеются по этому поводу какие-либо соображения – прошу высказываться в комментах. Мне на самом деле интересно ваше мнение.

А вместо очередной правдивой истории из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры сегодня будет просто забавная байка. В конце 90-х годов мне довелось неформально пообщаться с операми «убойного» отдела легендарного МУРа – московского уголовного розыска, от которых я эту байку и услышал. Так что за достоверность и оригинальность не ручаюсь, хотя в целом излагаемые обстоятельства лично мне представляются вполне правдоподобными.

Данная история произошла в 80-х годах, то есть во времена Советского Союза. В Москве было совершено какое-то убийство, в ходе работы по которому опера МУРа установили, что одним из свидетелей преступления является некий грузин, бывший в столице в гостях. К моменту выяснения данного факта этот грузин уже уехал по месту своего постоянного жительства в какое-то село, расположенное в Грузии «високо-високо в горах». Надо было ехать в командировку и допрашивать его. Для этой цели было выделено двое оперуполномоченных, которым даже дали три дня командировки – ну там, вина грузинского немного попить и так далее. Позвонив в местный грузинский райотдел и сообщив о своем прибытии, два МУРовских опера сели на самолет и полетели в Тбилиси.

В аэропорту их встречал начальник местного грузинского райотдела на персональной «Волге». Приехав на ней непосредственно в сельский РОВД, опера узнали, что сегодня в отдаленное село в горах они прямо сразу не поедут, так как по случаю прибытия дорогих московских гостей райотдел вообще в тот день закрывается. После этого весь находившийся в строю личный состав РОВД переместился в гостеприимный дом начальника, где до поздней ночи продолжалась церемония торжественной встречи.

Кое-как подняв на утро усталые головы, опера спросили, когда же они поедут в горное село для допроса свидетеля. На это начальник райотдела сообщил, что в райцентре сегодня свадьба, и, поскольку родители новобрачных узнали о том, что у него в гостях такие уважаемые люди, то этот день нужно провести там, иначе – «кровная обида». Короче, день был безвозвратно потерян.

Настал последний, третий день командировки. Опера поставили вопрос ребром: гостеприимство – это, конечно, очень хорошо, но дело сделать надо! Поэтому вместе с местными милиционерами на трех машинах выдвинулись в горное село. Но, как на притчу, по дороге к этому селу располагался весьма живописный водопад, возле которого было жизненно необходимо испить пару глотков прохладного местного вина, чтобы привести свои мысли в порядок после свадьбы. Нужно ли говорить, что до горного села в тот день опера так и не добрались. Начальник райотдела клятвенно поклялся прямо на следующий день лично поехать в горное село, и допросить там свидетеля, а протокол допроса выслать по почте. На том и порешили, и уже вечером опера летели на самолете из Тбилиси в Москву.

По приезду они доложили об итогах своему непосредственному командиру – начальнику отдела МУРа, который предупредил их, что если в течение десяти дней протокол допроса не придет по почте, то стружку с виновных будет снимать не только он, но и начальник УУР ГУВД г. Москвы лично.

Пошло время напряженного ожидания, но, как ни странно, начальник грузинского райотдела не подвел. Через неделю в МУР пришел по почте протокол допроса того самого свидетеля. Подробный такой протокол, на трех листах. Написанный очень аккуратным, практически каллиграфическим почерком. На чистом грузинском языке.