Был у нас в роте один отмороженный. Ну как отмороженный, просто не очень умный человек.
Когда меня еще только призвали, попал я в учебку. Рота 120 человек, от силы неделя прошла, еще мамкины пирожки не высрали, в лица даже друг друга порой не узнаем - первое время все бритые головы кажутся одинаковыми. Отбой. Дедушки-сержанты сидят в каптерке чай пьют, мы шепотом общаемся за жизнь, байки травим, при малейшем шуме вжимаемся в матрас. И тут этот отмороженный выдает:
- А спорим на 500 рублей, что я щас пойду и с дедами чай попью?
Мы все:
- Да ну нахуй, ты ебнулся что ли? Лежи, не дергайся!
Поздно, он соскакивает с койки, одевается по быстрому, цепляет себе на грудь погон с лычками младшего сержанта (!!!), шапку лихо задвигает на затылок, подходит к охуевшему дневальному, че-то шепчет ему, дневальный крутит пальцем у виска, что-то пытается объяснить, но видимо неудачно. Выпускает его из расположения, мы все тихо крестимся, даже мусульмане и атеисты тоже крестятся. Раздается стук в дверь, дневальный спрашивает по форме, мол кто такой, какого хуя надобно? Деды выглядывают из каптерки на шум.
Наигранным голосом этот дебил отвечает:
- Да слышь браток, я тут у ваших дедушек хотел сахарку занять до завтра, а то у нас с пацанами кончился, я с 5-й роты (этажом выше располагалась)!
Дневальный открывает дверь, тот заходит и идет вразвалочку в сторону наших дедов:
- Здаров пацаны, сахарку не отсыпете?
Дедушки стоят в ахуе просто, мы лежим и вспоминаем все свои грехи и молимся, чтобы смерть наша была быстрой и безболезненной.
Один из дедов хватает этого недалекого за шкварник и затаскивает в каптерку, остальные заходят за ним, слышится какой-то шум, пара звонких лещей, потом ржач, потом счет до 200, потом опять ржач, потом дедушки выходят и вся рота начала неистово приседать, потом отжиматься, потом опять приседать, а этот хуй стоял рядом и считал, как мы приседали.
Дедушка спросил у него:
- Ну че бля, вкусный чай? Угостил пацанов?
Чай был такой сука вкусный, что мы потом дня три ходить не могли. А неделей позже этот долбоеб сову притащил в роту, но это уже совсем другая история.