Данный пост не является продолжением воспоминаний бывшего следователя прокуратуры (они появятся по графику, то есть в пятницу). Это – просто небольшая зарисовка из жизни, так сказать, о наболевшем. Ну и заодно мой вступительный взнос в сообщество «Авторские истории». Правда, не знаю, будет ли соответствовать содержание тематике этого сообщества, но тем не менее.

Так получилось, что прослужив большую часть своей жизни в правоохранительных органах, у меня сложилось искреннее убеждение, что именно эти органы и представляют собой не что иное, как бюрократические капканы для граждан, где люди зачастую теряют свое время и свои силы в бессмысленной борьбе за свои действительные или мнимые права. Вот такая убежденность у меня была до тех пор, пока в силу ряда обстоятельств я не столкнулся с медициной.

В первый раз организация деятельности в медицине произвела на меня очень сильное впечатление лет пятнадцать назад, когда я с группой других сотрудников из своего подразделения явился в ведомственный госпиталь для прохождения ежегодного профилактического осмотра. Приперлись мы рано, где-то в семь часов утра, чтобы занять первые места в очередях в разнообразные кабинеты. Но первым делом мы зашли в гардероб, чтобы оставить там верхнюю одежду. Каково же было мое удивление, когда гардеробщица предупредила нас, что с восьми до восьми сорока одежда в гардеробе выдавать и приниматься не будет, так как она (гардеробщица) будет на планерке. Планерка! Сорок минут! У гардеробщицы! Будучи начальником оперативного подразделения, я успевал ставить задачи своим десяти подчиненным максимум за полчаса, а тут – сорок минут планерка у гардеробщиц! В результате я проникся глубоким уважением к ведомственной медицине, мне тогда показалось, что они переплюнули всех.

Конечно же, жизнь показала, как глубоко я заблуждался. Так получилось, что в последнее время мне пришлось достаточно часто посещать обычные гражданские больницы, и лично убедиться в масштабах царящего там бардака в плане организации процесса (к самому процессу, то есть к докторам, у меня претензий нет).

Итак, солидная профильная больница областного уровня, новое здание в центре города, свежий ремонт, регистратура типа «ресепшена», за стойкой – пара вполне симпатичных улыбающихся девушек, и практически никакой очереди. «Вот она, современная российская медицина в действии!» - с преждевременным восхищение подумалось мне. Я подошел к одной из девушек, показал свои направления на два обследования. «Вам в 321-й и 432-й кабинеты, они на третьем и четвертом этажах» - с улыбкой сообщила мне девушка, быстро, на компьютере, заполнив бланк временной карточки. Поднимаясь в пустом лифте (!) на третий этаж, я думал, что тут-то я управлюсь за пару часов, не больше. Да, так бывает, что несмотря на весь имеющийся жизненный опыт, людям всё равно присуща некоторая наивность.

Потому что на третьем этаже имелась толпа народа в количестве что-то около тридцати человек. Я спросил, кто крайний в 321-й кабинет, мне указали направление, махнув рукой куда-то в темные глубины длинного коридора. С грехом пополам заняв очередь, я прислонился к стенке почитать Пикабу на телефоне. Между тем в очереди шел активный обмен мнениями, прислушиваясь к которому где-то через час я выяснил, что в 321-й кабинет можно попасть только по записи, а сама запись осуществляется в 343-м кабинете. Я переместился туда, но 343-й кабинет был закрыт на ключ. Рядом с ним маялось еще несколько человек, которые на мои вопросы ничего внятного о судьбе обитателей 343-го кабинета пояснить не смогли. Прошло всего где-то полчаса, когда к кабинету подошла тетка в белом халате, и не просто подошла, а даже открыла его своим ключом. Страждущие записи на обследование, в том числе и я, сразу ломанулись в кабинет за ней. Однако тетка начала кричать, что никакой записи она не ведет, а записывают на обследование непосредственно в 321-м кабинете. Пришлось возвращаться туда.

Моя очередь еще не прошла. Даже появилось такое ощущение, что очередь за время моего отсутствия вообще не продвинулась, хотя периодически из кабинета выглядывала медсестра и называла фамилии счастливчиков. Где-то минут через двадцать внезапно из кабинета вышел усталый доктор средних лет, и громко закричал: «Есть кто с головой?». Я от неожиданности даже схватился за затылок – всё нормально, голова была на месте. А из очереди бодро выбежало несколько человек, которые стали совать доктору свои направления. «Это всё не то!» - раздраженно бросил доктор, посмотрев их бумажки, и спросил: «А еще у кого какие направления?». На этот раз к нему подбежало человек пять, три направления доктора устроили, он сказал им подождать и скрылся за дверью. Вторичное его появление на публике состоялось только через полчаса. К этому времени я уже просек фишку, и пришел к финишу, то есть к доктору, вторым. Посмотрев бегло мои направления, он сказал: «А вам надо сначала в 432-й записаться, мы только после них принимаем».

Это сообщение фактически отбросило меня обратно на точку старта. На всякий случай я вернулся в регистратуру и попытался уточнить особенности дальнейшего прохождения маршрута, но девушка с всё той же улыбкой посоветовала мне обратиться в соответствующие кабинеты, мол, там всё скажут. Скрипнув зубами на весь холл больницы, я на лифте поднялся на четвертый этаж.

Приключения на четвертом этаже начались сразу, потому что выяснилось, что 432-й кабинет – это всего лишь одна из дверей, ведущих в одно большое помещение. А всего таких дверей было три (430 и 431, соответственно). В напарники мне попался мужик в возрасте, вместе с которым мы попытались проникнуть во все двери, но отовсюду нас упорно отправляли в 432-ю дверь. Дождавшись, когда оттуда вышел очередной пациент, мы с напарником проникли туда, и нам явилось чудо: Нас записали на определенный день, меня на 11.05, его – на 11.25.

Воодушевленный первым успехом, я вернулся на третий этаж к уже хорошо мне знакомому 321-у кабинету, где я сразу занял стратегически важную позицию практически рядом с дверью. Поэтому очередное явление усталого доктора народу я не пропустил, молча сунул ему свои бумажки, и он, увидев на втором направлении отметку 432-го кабинета о записи, сказал: «Вот сразу надо было так сделать», и записал меня на тот же день, только на 11.40. В итоге, потеряв какие-то жалких полдня, я стал счастливым обладателем записи в оба заветных кабинета.

Придя в назначенный день в эту больницу, я без проблем прошел в указанное время обследование в 432-м кабинете, по выходу из которого встретил своего давешнего напарника. «Ну как?» - с улыбкой спросил он. «Здоров, годен!» - бодро ответил я старинной призывной шуткой. Затем, опять же в назначенное время, меня посмотрел усталый доктор из 321-го кабинета. Правда, во время проведения обследования в кабинет прорвалась какая-то тетка, которая громко возмущалась тем, что в этой больнице ничего не понятно, и что она будет жаловаться. Тетку выпроводила из кабинета медсестра, а доктор, продолжая меня обследовать, по-прежнему устало сказал как бы в сторону: «Ну что за люди? Ломятся в кабинет, скандалят, нет, чтобы сначала всё узнать». «Действительно, странные люди» - в тон ему заметил я.

Так что это раньше я думал, что много чего знаю про методы зашифровки и конспирации. Оказалось, что простые медики из российской глубинки могут запросто, не особо напрягаясь, утереть по этой части нос большинству спецслужб мира.