В 2004 году я был студентом и ездил летом подработать вожатым в детский лагерь на Азовском море. Мы с напарницей (на отрядах там было по двое вожатых) составляли список желающих принять участие в общелагерной олимпиаде от отряда. Олимпиада предполагала соревнования по отжиманиям, приседаниям, подтягиванию и прочим упражнениям. Отряд у нас был самый младший в лагере - дети от 6 до 8 лет. Вначале почти все дети изъявили желание представлять наш отряд. Даже самый младший, Максим Белоконь, столько лет прошло, а я его хорошо помню. Это был хрупкий худенький невысокий светловолосый шестилетний мальчуган. Немного задумчивый, с тоненьким голосом и какой-то обаятельный что ли. Каких-то выдающихся успехов на соревнованиях, конечно, мы с напарницей от него не ждали, скорее наоборот, едва сдерживали улыбку когда он пришёл записываться в сборную. Но и отказать в участии ему не могли, жалко его было. Разумеется, он, как и другие мальчишки, был записан в нашу отрядную сборную.

Но в последний день перед соревнованиями случился мой личный большой педагогический прокол. Ночью, после отбоя дети как обычно не ложились спать, шутили и хулиганили. А у меня день был сложный, я отчего-то был зол и не знаю что на меня нашло, я решил жёстко их баловство пресечь. Накричал на всех чтобы успокоились, поразгонял всех по комнатам, отвёл 30 минут на туалетные процедуры и отобрал все игрушки, которыми они пользовались после отбоя. И видимо я был настолько жёсток и до того "перегнул палку", что отряд на меня обиделся и к утру против меня сформировалось оппозиционное большинство. Дети припомнили мне ночную жесть и заявили, что в олимпиаде за это участвовать не будут.

Уж не знаю, подсказал им кто-то, или они сами это всё придумали, но для меня их неучастие было очень нежелательно. Вожатых в лагере было больше чем нужно, а детей на ближайшие смены на всех вожатых не набиралось и руководство планировало по окончанию этой первой смены предложить "лишним" вожатым ехать домой. А я ещё и не на педагога учился, мои шансы оказаться этим самым "лишним" были очень высоки. Мне же необходимо было заработать за это лето, с деньгами у студентов вечно проблемы, да и вообще я очень хотел остаться.

В результате конфликта в отрядной сборной осталось 2 девочки и 1 мальчик - тот самый Максим Белоконь. Приуныли мы с напарницей. Она, правда, в отличие от меня училась на педагога и хоть какие-то шансы остаться имела. А я расстроился, ну ладно девчонки, но Максимка-то наш... Ну какие отжимания, да подтягивания, на нём вон маечка едва колышется! Провалим мы наши выступления, и после первой смены скорее всего напарницу, а меня-то точно отправят домой...

Времени уже не было, дети на уговоры не шли, Олимпиада началась после обеда. Итак, наш отряд был представлен тремя детьми. Напарница увела их на спортивную площадку, а я остался в отряде, с "оппозиционерами".

Пока шли соревнования, с детьми я, как ни странно, помирился, хотя было уже поздно. И вот приходим всем оставшимся отрядом на церемонию награждения, наших найти не можем, но уже объявляют результаты и мы слышим слова физрука по мегафону:

- Первое место в соревнованиях по подтягиванием занимает... Максим Белоконь, 1ый отряд. 25 подтягиваний...

Меня чуть не подкосило! Вышло так, что наш Максим подтянулся даже больше всех более старших детей. Ну, вероятно, он просто худенький был, лёгкий и видно тренировался раньше, да я об этом не знал. Но тут награждают отжимающихся, физрук объявляет:

- Первое место в соревнованиях по отжиманиям занимает снова Максим Белоконь, первый отряд, 17 отжиманий! Молодец, Максим!

Я в шоке. Ситуация не поддаётся моему мировосприятию. Потом объявили что он ещё занял 2ое место по приседаниям и это меня добило. Максим очень бросался в глаза руководству необычной внешностью, его запомнили. Ещё не закончилось награждение, как ко мне подошёл начальник смены и сказал, что я молодец, хорошо подготовил отряд и пожал мне руку. Ах, Николай Владимирович, знали бы Вы, что я никого и не готовил!

Ну, в общем, оставили и меня, и напарницу на все последующие смены, запомнились мы начальнику смены как хорошие педагоги, всё благодаря Максиму по фамилии Белоконь. Правда, больше я педагогикой не занимался, не моё это.