Давным-давно, почти одновременно с появлением русскоязычного сегмента Интернета по нему стало гулять пресловутое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, составленное от имени участкового инспектора милиции по факту кражи поросенка Бори. Вот оно, по первому же запросу в Яндексе: .

То, что это фейк, понятно сразу. Начать хотя бы с того, что в РОВД никогда не было «участковых инспекторов», а имелись «участковые инспекторы милиции». Вариант того, что сотрудник милиции в официальном документе попутал свою должность, я отметаю сразу и безоговорочно. Там еще есть куча моментов, не соответствующих действительности, но речь сейчас не об этом.

На самом деле байки про «грамотно» составленные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела ходят по различным правоохранительным органам испокон веков. К примеру, мне попадалась такая байка, которая посмешила меня больше «поросенка Бори»: .

Тут нужно заметить, что данные байки на самом деле отражают реалии российской правоохранительной деятельности. То есть у рядовых исполнителей всегда имеется соблазн «замышить» какой-либо криминальный факт, особенно такой, который явно никогда и ни при каких условиях не будет раскрыт. Обычно это бывает в случае мелких краж. Либо когда сами потерпевшие в силу всевозможных причин усиленно скрывают обстоятельства преступления.

Конечно, это явление, которое официально именуется «укрытие преступлений от учета», во все времена все проверяющие и надзирающие органы пытались (и пытаются) искоренить. Сами сотрудники это искоренение между собой иронически называют «борьба с учетно-регистрационной дисциплиной». Касательно нынешних времен можно сказать, что борьба, несомненно, значительно продвинулась, но до полной победы над укрытием преступлений еще очень и очень далеко. Кстати, тем кто думает, что данное явление характерно только для органов внутренних дел, рекомендую поискать для ознакомления постановления военных дознавателей или сотрудников системы исполнения наказаний. Если почитать подборку этих постановлений, то может сложиться ощущение, что в армии и в зонах бытовой травматизм достигает весьма высокого уровня (причем в армии постоянно не только поскальзываются на ровном полу, но и очень часто падают с крыш, с различной техники и так далее, а вот в зонах преимущественно только неловко ходят с последующими падениями), но вот никакого рукоприкладства там не существует в принципе.

В свою очередь байку, которую я хочу сейчас изложить, мне поведал заместитель прокурора сельского района. По его словам, данный случай произошел в конце 80-х годов в одном сельском районе нашей необъятной Родины, причем зимой.

В очередной раз проверяя в РОВД постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, заместитель прокурора наткнулся на интересный материал. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено по факту причинения гражданину восьми проникающих колото-резаных ранений грудной клетки слева, причем отказано было за отсутствием события преступления. То есть фабула сама по себе наводила на мысль, что тут явно укрыто преступление. Изучение материала показало, что после этих ранений гражданин вполне себе остался жив, и, будучи опрошенным в больнице в первый раз, категорически отказался отвечать на вопрос о том, кто ему эти ранения причинил. Но в дальнейшем потерпевший был опрошен участковым инспектором милиции, при этом изложил такую версию развития событий:

Однажды тихим зимним вечером потерпевший, будучи дома один, сидел у печи и подшивал валенки. Делал он это таким специальным шилом с отверстием для нитки на конце (не могу вспомнить, как оно, это шило, правильно называется). Проткнув в очередной раз валенок изнутри, потерпевший, по его словам, стал отводить в сторону руку с шилом, чтобы полностью вытянуть длинную нитку. И в этот момент он почувствовал резкую боль в руке от ожога. Уже потом он понял, что это была раскаленная печка. Но тогда он как бы не успел ничего осознать, а просто резко отдернул руку в обратную сторону. И тут опять резкая боль – острием шила он попал себе в левую сторону груди. Исключительно рефлекторно, от боли, потерпевший опять же дернул рукой резко от себя, где ожидаемо снова встретил никуда не девшуюся раскаленную печку. В общем, круг замкнулся, и всего кругов было восемь. Как именно удалось потерпевшему выбраться из этой смертельной западни и остаться в живых, в объяснении не уточнялось.

По словам заместителя прокурора, он дважды отменял постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по данному факту и оба раза потерпевший настаивал на том, что телесные повреждения он причинил себе сам шилом при указанных обстоятельствах. Так и остался этот материал отказным.

Вот что бывает, когда исполнитель подходит к порученному ему участку работы не формально и по шаблону, а творчески и с огоньком.