Как известно, человеческая глупость не знает границ. Впрочем, человеческая жадность –
тоже. А когда глупость и жадность совещаются в одном субъекте, получается весьма взрывоопасная смесь личностных качеств, которая никогда и никого ни к чему хорошему в итоге не приводила. Очередная правдивая история из жизни бывшего следователя районной прокуратуры будет посвящена именно такому случаю.

Эти события произошли во второй половине приснопамятных 90-х годов, в конце декабря, ближе к новогодним праздникам. Рабочий день был уже почти на исходе, когда в прокуратуру сельского района позвонили из дежурной части райотдела и сообщили о том, что на нашей земле приключилось особо тяжкое преступление – покушение на умышленное убийство. А случилось вот что:

Экипаж ДПС ехал по большой дороге, ведущей через леса к областному центру, было еще светло, и тут один из гаишников заметил, что в кювете справа по ходу их движения лежит человек. Фигура в темной одежде была достаточно заметна на фоне белого снежного покрова. «Гайки» остановились, подошли к лежавшему в положении на животе молодому мужчине и обнаружили, что он был без сознания, но явно еще живой, а одежда на спине покрыта пятнами бурого цвета. К мужчине из леса по снегу вел широкий неровный след, тоже с незначительными бурыми пятнами, по всему было видно, что он (лежавший) оттуда и выполз. Инспектора не стали медлить, погрузили мужчину в служебный автомобиль и, доложившись в отдел по рации, погнали в сторону областного центра, поскольку ближайшая к тому месту больница находилась как раз там. В больничке они сдали мужчину в приемный покой. Выяснилось, что у потерпевшего имеется три проникающих колото-резаных ранения спины справа с повреждением правого легкого. Его тут же свезли в операционную, а у нас появились поводы и основания к возбуждению уголовного дела по статьям 30 часть 3 – 105 ч. 1 УК РФ, то есть о покушении на умышленное убийство.

Так вышло, что в то время я был старшим следователем прокуратуры района, и, связи с этим, наставником у молодого следователя Руслана – выпускника юридического института, который к тому времени успел проработать месяца три. Прокурор района дал команду Руслану возбуждать уголовное дело и принимать его к производству, а мне, как наставнику, на этом примере поучить его тонкостям следственной работы по неочевидным преступлениям. После его отеческого благословения, закончившегося напутствием: «И не вздумайте там с операми сильно водку жрать», мы с Русланом поехали в райотдел и приступили к работе.

Картина к тому моменту была следующая: потерпевшему сделали операцию, в сознание он так и не пришел, и по телефону дежурная врачица сказала мне, что в самом лучшем случае у нас получится поговорить с ним на следующий день утром, и то, если не возникнет никаких осложнений. В это время парни с уголовного розыска уже активно пробивали по приметам «потеряшек» (без вести пропавших граждан) в близлежащих к нам райотделах, поскольку на тот момент даже личность потерпевшего нам была неизвестна. Ехать осматривать место обнаружения раненого тоже выглядело бесперспективным, поскольку зимой в наших краях солнце садится очень быстро, и на улице, тем более в лесу, было уже темно, как у негра в…. ну, скажем, в ухе.

Интересующий нас «потеряшка» обозначился часам к десяти вечера. Представитель одной торговой компании, заявил в один из райотделов областного центра о том, что у них пропал экспедитор-водитель, причем вместе с автомашиной. Руслан вместе с операми тут же выехал туда, и они выяснили подробности.

Некая фирма, назовем её условно «Шакал Табаки», занималась, как это сразу понятно из наименования, мелкооптовыми поставками табачной продукции. На практике это выглядело так: со склада компании водители-экспедиторы развозили мелкооптовые партии сигарет по многочисленным ларькам и магазинчикам областного центра, как правило, под реализацию. Эти же водители забирали в ларьках выручку в счет оплаты за ранее поставленный товар. Таких водителей в фирме было несколько, пропал в тот день парень по имени Сергей, он утром на автомобиле УАЗ-452, именуемом в просторечье «буханка», забрал на складе товар, и выдвинулся по точкам. Однако вечером на фирму он не вернулся, поиски дома и у друзей результатов не дали, и они пошли в милицию. По приметам этот Сергей полностью совпадал с найденным в лесу потерпевшим.

Вместе с Русланом и операми в райотдел приехал и хозяин этой фирмы, на каком-то супермодном джипе. Руслан сразу отравился допрашивать его в отдельный кабинет. Минут через пятнадцать он с квадратными глазами забежал в тот кабинет, где располагался я, и сказал, что он не знает, как допрашивать этого хозяина. Я пошел вместе с Русланом туда, и обнаружил такую ситуацию. Хозяин «Шакала Табаки», судя по манере одеваться и вести себя в обществе, явно родился в год Быка и под знаком Тельца, то есть попросту был "бычарой". Ростом под два метра и чуть поуже в ширину, он собрал в себе все клише бандитов 90-х, причем распальцовка у него была такой амплитуды, что я не понял, как он вообще смог в двери пройти. Разговор с ним не заладился сразу, на вопрос: «Какое отношение Вы имеется к фирме «Шакал Табаки», он отвечал: «Я там самый главный». На наши уточняющие вопросы (может, он директор, или учредитель), он смотрел на нас с большим недоумением и повторял: «Да самый главный я там!». Выяснилось, что он фактический хозяин фирмы, но оформлена она на левых людей, и директор там тоже другой человек – наемный работник. Мне пришлось долго вжевывать ему, что юридически он в этой фирме никто, и что нам нужен кто-то более полномочный. В итоге он пообещал прислать директора, а также юриста, бухгалтера и кладовщика, и уехал.

Наш новый шкафообразный друг не соврал: буквально через час с небольшим в райотдел приехал весь перечисленный персонал «Шакала Табаки», причем с необходимой бухгалтерской документацией. По результатам их опросов получалось, что в тот самый день водитель Сергей должен был собрать по точкам выручки на достаточно крупную сумму. Я уже не помню, сколько точно там было, на нынешние деньги где-то тысяч шестьсот. Кроме того, мы пытались выяснить, кто мог знать о том, что Сергей повезет с собой крупную сумму, маршрут его движения и т.д. Директор в конце концов припомнил, что недели за две до этого происшествия, из фирмы уволился другой водитель-экспедитор, назовем его Гена. Гена был молодой парень, двадцати двух лет, проработал в фирме около года, а уволиться решил потому, что его якобы перестала устраивать зарплата. Этот Гена знал решительно всё: и график платежей, и обычный маршрут движения.

Появилась реальная тема для отработки. Уголовный розыск поехал домой к этому Гене, но вернулся ни с чем – его мать сказала, что в этот вечер он сказал, что его пригласил в гости какой-то друг в Новосибирск, и Гена поехал туда погостить на недельку-две, на новогодние праздники.

Пробивка по железнодорожному транспорту однако показал, что Гена поехал в тот день не в Новосибирск, а в Москву. Но это мало что давало, потому что представлялось совершенно невероятным сходу найти Гену в таком огромном городе. Оставалось только ждать, когда он каким-либо образом объявится. С этой целью в нужных местах были организованы засады.

Осмотр места происшествия в лесу показал, что след на снегу, оставленный Сергеем, вел вглубь леса метров на тридцать, он подходил наискось к плохо прочищенной проселочной дороге, на которой как раз в месте примыкания этого следа имелись следы разворота автомобиля.

Водитель Сергей остался жив и пришел в себя через два дня. Он рассказал, что в тот самый день он как обычно объезжал точки, развозил товар и собирал выручку. Где-то часов в пять вечера работа была закончена, и он уже возвращался на «буханке» в фирму, когда не доезжая до места пару перекрестков ему с обочины помахал Гена, которого он знал по совместной работе. Сергей остановился, Гена залез в «буханку», поздоровался и попросил Сергея по старой дружбе увезти его в одну деревню в нашем сельском районе, куда ему срочно надо. Сергей согласился, они выехали из города и поехали по трассе. Отъехав на приличное расстояние, Гена попросил остановиться, так как ему приспичило. Сергей остановил УАЗик у обочины, но сам из машины выходить не стал. Гена появился через несколько минут, и сказал Сергею, что у «буханки» что-то с правым задним колесом. Сергей вышел, подошел к этому колесу, но ничего подозрительного не увидел. В этот момент он почувствовал резкую боль в спине справа и упал. Последнее, чо он помнил перед тем, как потерять сознание, это то, что Гена запихал его в салон буханки. Очнулся он в лесу, лежа на снегу, видимо, от холода. Он услышал шум машин, проезжавших по трассе, и пополз на звук этого шума. Потом он снова потерял сознание и больше ничего не помнил.

Гена объявился через неделю. Он сам пришел в райотдел, сразу с адвокатом (видимо, кто-то из знакомых или родственников всё-таки предупредил его о засадах), и приготовленной явкой с повинной. Гена каялся целиком и полностью. Он поведал, что похитить деньги у «Шакала Табаки» он хотел давно, разрабатывал всякие планы, но в итоге решил просто совершить разбой. Из фирмы он уволился именно с этой целью. Гена также пояснил, что был убежден в смерти Сергея. УАЗ-«буханку» он отогнал за несколько километров от места происшествия вглубь леса, взял из него деньги, а машину бросил там же (место он показал сам, добровольно, УАЗик, как ни странно, всё еще стоял там – снега в тот год было прилично и по лесам никто сильно не шарился).

Еще Гена добровольно вернул 100 тысяч рублей (по нынешним масштабам цен, точно я уже и не припомню). На вопрос, куда он дел большую часть похищенной суммы, Гена рассказал, что давно и безуспешно окучивал одну знакомую девицу. После того, как он, завладев баблом, вернулся на попутке в город, он приехал к этой девице и предложил с размахом провести новогодние праздники в Москве. Она тут же согласилась, и, тем самым, фирма «Шакал Табаки» невольно проспонсировала веселый отдых парочки из провинции в столице.

В целом Гена в общении производил впечатление вполне неглупого парня, и как-то не укладывалось в голове, что он запросто укосяпурил такую тему, по итогам которой чуть не убил ни в чем не повинного человека и наглухо поломал себе судьбу, и все это ради нескольких дней роскошной (по его меркам) жизни.

Это уголовное дело в суд направлял молодой следователь Руслан, насколько я знаю, Гене дали девять лет лишения свободы. Что с ним стало потом, мне уже неизвестно.