Внеочередная короткая байка не приурочена к какому-либо поводу, а публикуется просто так, в связи с внезапно нахлынувшими воспоминаниями. Байка излагается «от третьего лица», то есть в несколько непривычной для меня манере, поэтому заранее прощу прощения за косяки и всё такое прочее.

Эпиграф.
Посвящается всем тем, кто в конце 90-х и начале 2000-х участвовал в операциях «Вихрь-Антитеррор», то есть неделями сидел в «усилениях», ходил в разведпоиск по местам массового скопления граждан, и занимался тому подобными вещами, то бишь, попросту говоря, «вихревал».

Витька Фомкин, слесарь местного элеватора, пришел в пятницу домой пораньше, не в пять, как обычно, а в четыре часа. Просто в честь конца полугодия, ну и пятницы, конечно же, работягам на элеваторе выдали символическую премию и отпустили с работы пораньше. Витька зашел домой только для того, чтобы бросить там пакет с грязной робой, которую, как он планировал, на выходных постирает его жена Танька. Но душа Витьки давно уже была у пивного ларька, куда он, оставив пакет в прихожей, сразу же и устремился, не уставая радоваться своей удаче: на кармане премия, о которой не знает жена, и её нет пока еще дома, поэтому он возьмет пару «полторашек» на вечер, и даже успеет дернуть пару-тройку кружек с мужиками в пивнухе. С этими мыслями Витька отбыл в сторону питейного заведения.

Танька пришла домой в пять часов, и очень удивилась, что в коридоре уже стоит пакет с Витькиной грязной робой. Подумав о том, что «этот козел» уже успел усвистать куда-то, она начала вытаскивать из пакета робу, когда оттуда выпал странный предмет, представлявший собой серебристый цилиндр длиной сантиметров тридцать и сантиметра четыре в диаметре, на конце имелась красная лампочка. Танька взяла предмет в руки, внимательно рассмотрела его и обнаружила на другом конце маленькую черную кнопочку. Повертев цилиндр в руках, она решила посмотреть с балкона, не сидит ли Витька во дворе со своими корешами. Выйдя на балкон и осмотрев окрестности, Витьки она не обнаружила. Зато на соседском балконе обнаружилась Светка – соседка Фомкиных.

- Привет, соседка, - сказала Светка, - А что это за хрень у тебя такая?
- Да не знаю, - ответила Танька, - Фомкин откуда-то припер, тащит в дом, что не попадя, всю квартиру уже захламил.
С этими словами Танька начала вертеть цилиндр в руках и нечаянно нажала на черную кнопочку. Красная лампочка начала активно мигать.
- Тань, я знаю, что это такое, - Светка даже изменилась в лице, - Это бомба, Тань. И ты сейчас запустила часовой механизм!
- Да ну тебя! – не поверила Танька, но цилиндр на всякий случай положила на пол балкона.
- Тань, надо ментов вызывать, пока не поздно. Оставляй эту хрень и бегом ко мне, с моего телефона в ментовку позвоним.

Витька успел дернуть не пару-тройку, а даже четыре кружки с мужиками у пивнухи, когда подумал, что времени уже семь часов, и надо выдвигаться в сторону дома, где в спокойной домашней обстановке испить у телевизора взятые с собой две полторашки. Подходя к дому и думая о том, какой он всё-таки примерный семьянин (всего четыре кружки с мужиками выпил, а ведь мог бы и зависнуть там до утра), Витька с удивлением обнаружил, что во дворе его родной хрущевской пятиэтажки полно людей, причем как местных жителей, так и милиционеров. Все стояли во дворе и смотрели на балконы. Но Витька знал дорогу и прошел через толпу прямо к своему подъезду, где был остановлен двумя милиционерами.

- Гражданин, туда нельзя, - даже как бы вежливо сказал один милиционер.
- Как это нельзя, я же там живу, в двадцать восьмой квартире! – возмутился Витька.
- В какой? В двадцать восьмой? – почему-то обрадовался милиционер и сказал напарнику: Вот он, этот клоун!
После этого милиционеры со словами «Пройдемте, гражданин» подхватили Витьку под обе руки и почти что бережно подвели к стоявшему у детской площадки милицейскому УАЗику. Около УАЗика милиционеров было много, они стояли вокруг капота, на котором были разложены какие-то бумаги, и что-то обсуждали. В центре композиции располагался высокий черноусый мужчина в фуражке и полковничьих погонах. Вот к нему-то и подвели Витьку милиционеры.

- Товарищ полковник, вот он, тот самый, из двадцать восьмой квартиры! – бодро доложил первый милиционер.
Витьку тут же окружили другие милиционеры, один из которых, здоровый амбал под два метра в гражданском, даже аккуратно взял его по локоть.
- Фамилия? – повелительно вопросил полковник.
- Фомкин, Фомкин Виктор Николаевич, - как-то сразу струхнув и несколько запинаясь ответил Витька.
- Откуда взрывное устройство у тебя на балконе, Фомкин Виктор Николаевич? – снова спросил полковник.
- Какое взрывное устройство? – Витька ничего не понимал.
- Как какое? Серебристый цилиндр, тридцать сантиметров длиной, четыре в диаметре, с красной лампочкой и черной кнопкой? – полковник начинал раздражаться, а амбал, стоявший слева от Витьки, подбадривающе ткнул ему в бочину под ребра, отчего Витька даже немного присел и поморщился.
- Да какое взрывное устройство, это же отпугиватель от крыс, я его домой с работы принес, с элеватора! – начал оправдываться Витька.
- Отпугиватель? От крыс? А нахрена он тебе? Ты что, дома столько крыс развел, что тебе их отпугивать надо? – недоуменно спросил полковник.
- Да сам не знаю, так, взял на всякий случай, вдруг пригодится, - зачастил Витька.
- Ясно, - сказал полковник, и повернулся к остальным милиционерам, - отменяйте эвакуацию соседних домов.
- Иван Петрович, всех трех? – переспросил стоявший рядом майор.
- Да, всех, - полковник снял фуражку, достал из кармана платок и вытер со лба пот.