Летним вечером 99-го года мы с другом – два пятиклассника, решили погулять по Атакенту (парк в Алматы), и поесть мороженого.
Я уже подходил к месту, где мы договорились встретиться, и вдруг услышал крики товарища. Предо мной встала страшная картина: мой заплаканный друг сидит на бордюре, и закрывает голову руками, а вокруг бегает шашлычник в фартуке (явно выпимши), и активно раздает ему подзатыльники.

Напомню, было нам тогда по двенадцати лет на брата. Я жутко испугался, но все-таки набрался храбрости, и побежал спасать друга. Завидев это, мужик схватил его одной рукой, чтоб не убёг, а вторую сжал в кулак. И дал мне понять, что его сегодняшний лимит на избиение детей ещё не исчерпан.

Намеки я всегда понимал быстро, поэтому отбежав на безопасное расстояние, стал искать глазами взрослого, который мог бы нас вызволить. На мою удачу, рядом проходил узнаваемый в 90-х ведущий из телевизора. Не мешкая, я подбежал к нему за помощью. Конечно же, ведущий попросил шашлычника отпустить моего друга. За что ему огромное спасибо! Пока они толковали, мы чухнули что есть сил, чтобы сообщить родителям. Сотовых тогда особо не было. По дороге домой товарищ рассказал, что мужик внезапно подбежал к нему, и стал избивать. За то, что он якобы украл какую-то сумку то ли с мясом, то ли ещё с чем-то.
Боевые раны друга впечатляли: несколько раз шашлычник ударил его по голове кулаком, а потом стал раздавать нехилые подзатыльники.

Через час мы с отцами, и нарядом полиции подошли к злосчастной шашлычной. Сатурн пожравший детей, как ни в чем не бывало, орудовал над мангалом. Судя по выпавшей из его рук бутылки с уксусом, он никак не ожидал увидеть нас снова.
Вскоре мы были в опорном пункте. Друг писал заявление, я выступал как свидетель. А шашлычник сидел в углу, и закрывал голову руками. Ознакомившись с заявлением, участковый объявил, что у нас есть два варианта: закрыть хулигана на пятнадцать суток, либо простить и отпустить.
Услышав это, шашлычник стал молить о пощаде, и натурально рыдать. Слезы, сопли, все дела. Грозился даже встать на колени перед другом, но его подняли. "Пацаны, у меня жена через месяц рожает, и мать больная. Кто их кормить будет? Умоляю, отпустите!" Здоровенного плачущего мужика мы с другом видели впервые.
И это, нужно признать, произвело на нас самое неизгладимое впечатление. Но ещё больше мы растрогались, когда он сквозь слезы поклялся бесплатно кормить нас шашлыком до скончания веков. Переглянувшись с отцами, мы решили пожалеть кормильца.
Простили и отпустили.

На следующий день два пацана важно шагали по парку, предвосхищая пир.

Вольготно усевшись за липкий столик, мы стали ждать обещанную контрибуцию. Шашлычник недовольно швырнул нам блюдо с двумя палочками шашлыка. Прошло столько лет, но я как сейчас помню, что на каждом шампуре было по четыре сиротливых кусочка, два из которых - чистый жир.
Чувствовалось как он жалел, что не придушил нас вчера и не закопал где-нибудь под сосной. Но нам было все равно, ведь мы были обеспечены халявным шашлыком на всю жизнь! Мы быстро расправились с угощением, которое было буквально заработано кровью и потом моего товарища, и справедливо попросили добавки.
На что получили ответ: много шашлыка вредно для печени.

Через день мы снова пришли туда. Но вместо яств нас ждал короткий разговор с шашлычником.
"Я обещал вас угостить? Обещал. Я вас угостил? Угостил? Свободны".
Очень хотелось напомнить ему о клятве кормить нас вечно, но я глянул на ещё не зажившие ссадины друга, и мы решили не гневить судьбу.

Так в свои двенадцать лет я понял, что жалость к му*акам - это в наше время непозволительная роскошь.


(с)glebstr