После школы очень хотелось поработать, устроился на месяц санитаром, благо в альма матер в обязательном порядке проходили обучение на "Младшего медбрата". Продолжалось это недолго, да я еще и заболеть умудрился, так что проработал, в целом, недели 3, от силы)
Началось все с мед. книжки, точнее - с болезненного мазка на реакцию Вассермана. Тетя-медсестра, делавшая анализ изрекла, мол "Да не больно так уж, я-то знаю".
Собеседование. Тетечка, которая меня собеседовала, прям в лоб меня спросила: "Ну зачем тебе это?".  Она удостоверилась, что я не фрик, что у меня есть какие-то жалкие 10 часов экспресс-курсов, и передала непосредственному начальству, т.е. главной медсестре. Та провела меня по отделению, попыталась шокировать запашком и видом взрослых людей в памперсах, но, поняв, что меня це не пронимает, отправила домой, наказав приходить в пн.

Работники там очень стойкие, но их довольно-таки мало. Трехэтажное здание, на каждом этаже по десять пациентов, каждый в своей комнате. Комнаты 5х3, меблированные, каждый день должны убираться. А дежурный санитар, занимающийся всем этим 1 (ну, я еще приджойнился в помощь на пару недель). Плюс в дневное время там есть главная мелсестра, ведающая всем, врач-геронтолог, ведающая здоровьем и соцработник, отвечающий за психический комфорт постояльцев центра. Все бабушки-дедушки заслуженные ветераны труда/войн. Само заведение - геронтологический центр, отделение тяжелобольных (Альцгеймер, Паркинсон, частичный паралич).

Мне нужно было мыть два этажа из трех + комнаты на этих этажах, раздавать еду (обед/полдник/ужин), менять постельное белье каждый день, собирать посуду, выполнять поручения. Вторую-третью недели помогал подгузники менять. Дел много, вечером приезжал домой и вырубался))

Из веселого там было много чего. С бабушкой с одной с болезнью Альцгеймера, например. выходишь с обеда из комнатки персонала, а она стоит в коридоре в позе фехтовальщика, готовая пронзить тебя какашкой, что держит в руке. Или как она от тебя убегает по всему корпусу. Или как еще одна бабушка (с тем же недугом) специально мочится на пол, чтобы ты пришел и с ней по-человечески поговорил. Или как еще одна пациентка играла в плюнь-вытри (ты вытираешь тумбочку, а она заплевывает только что оттертые тобой участки, игра развивает терпеливость и ловкость).
Была и смерть за эти три недели (когда начинал работать, дедушку мертвого вывозили, я за ним потом палату с неделю отмывал), и страдания (у бабушки одной пролежни: переворачиваешь, а кожа с мясом на простыне остаются + кости и сосуды у нее очень хрупкие, так что каждый день новый синяк/трещина).
А были еще люди, сильные духом. Одной женщине врачи на операционном столе ноги отняли, то есть возможность ими управлять. Женщина-то еще молодая, деятельная, образованная, а тут такое. Мы с ней часто говорили. Или еще одна бабушка, что была главврачом, а теперь не может даже себе подушку взбить самостоятельно (паралич). У нее я тоже любил сидеть. Дед один, сотрудник МУРа. Истории о бандитах рассказывал. Он как раз во времена Шарапова и Жиглова бандитов ловил. Еще бабушки-ветераны труда рассказывали, как у них жизнь проходила, где бывали, что делали. Я у них много всего интересного узнал о буднях геологоразведчиков, токарных мастерских и советском телевидении).
Вообще, было там хорошо очень, жаль, что в другой город уехал учиться, работать там дальше не смог (предлагали удобный график после достижения мною совершеннолетия, возможность дежурить ночью и двойной оклад).

Я это к чему. Пикабу читают не только взрослые дяди-тети, но и школьники тоже. Так что, если хотите себя поробовать в чем-то стоящем в школьные годы, возможно, подобная работа с одинокими стариками вам как раз по душе придется. Только грязи надо не бояться: какают-писают все, тут уж никуда не деться)


P.S. Критику б, а то впервые че-то написал. Лаж, нврн, много))