На волне поездных постов вспомнилась мне одна премилая история.
Как-то ехала я в плацкарте с молодой мамой и сыном Андреем (кажется так его звали). Мальчику было около 4 лет. Подвижный, веселый и при этом совсем не надоедливый. Развлекал Андрюша весь вагон тем, что вставал в проходе на сидения, поднимал ручки и громко четко говорил "АЛЛЕЕ..." и спрыгивал на пол опускаясь на одно колено "...ОПП". Родители у него были цирковые артисты - гимнасты. При этом его молодая мама очень боялась, что сын мешает и постоянно затаскивала его в наше "купе". Там Андрюша с завистью смотрел на мою верхнюю полку и грустно вздыхал. Женское сердце не выдержало и я, не смотря на смущение его мамы, разрешала ему залезать ко мне. Андрюша сидел тихо, с такими восторженными глазами глядя на всех сверху вниз, что мне становилось смешно. Но история не об этом.
Через 3 купе от нас ехала его ровесница, допустим Танечка. За двое суток дети сдружились и когда пришла пора родителям Танечки сходить на станции, Андрюша пришел в свое купе и деловито стал вытаскивать из под стола свой детский чемоданчик.
М: Андрюша, а ты куда?
А: За Таней. Сейчас будем выходить.
М: А как же я? Бросишь маму?
Андрей тяжело вздохнул и стал убирать в чемоданчик свои игрушки.
А: ты большая уже.
М: Я буду плакать без тебя.
А: Мама, я ее люблю.
Пока мы с его мамой прибывали в умилительном (я точно, на счет мамы не уверена) шоке, поезд остановился, а Андрей, покатив свой чемоданчик, двинулся к двери.
Мама Андрея очнувшись от шока всячески его звала обратно, но он был непреклонен. Поняв, что дело принимает серьезный оборот, мамочка рванула за сыном, просто поймав его перед лестницей на перрон и силком втащила обратно.
И тут поезд тронулся. Танечка поняв, что ее возлюбленный не сможет последовать за ней, уткнулась отцу в плечо и горько заплакала. Андрей, испуганно вскрикнул, бросил свой чемоданчик и рванул в свое купе к окну.
А: Таня! Таня!Таня!Остановите поезд! Таня!Остановите!
Весь вагон чуть не рыдал от этой драмы. Двое плачущих детей, которые не могут быть вместе растопили сердца всем.
Последующий час Андрей горько и тихо плакал отвернувшись к стенке.