У всех есть знакомый или знакомая, которые живут с семейкой, где есть змей, змея и змейка. А некоторые живут в семейках, где вообще полный террариум различных двуногих прямоходящих «гадов». Я, как не исключение из общих правил, частенько влетал в такие семьи, но Бог меня, дурака, хранит, поэтому я пока жив, здоров и свободен.

Давным-давно, была у меня девушка-еврейка. У нее была сестра-еврейка, папа-еврей, мама- еврейка, бабушка, дедушка, тетя, дядя, бывший муж тети, короче до хуя различных родственников у нее было, и наверно до сих пор есть. Маленькая кошерная частичка Израиля на просторах нашей многострадальной Родины. Девушка была довольно симпатичная, не глупая, работала в какой-то нефтяной компании и все у нас было заебись, до того момента, пока не наступил май месяц.

Пока страна готовилась к празднованию 9-го мая, я активно наполнял себя бухлом, чтобы 8-го числа, в день своего 25-летия быть в щи. Древний русский аттракцион под названием «наебать время». Если ты не помнишь день рождения, его как бы и не было, а значит, ты не постарел и все заебись – значит ты смог наебать время. Вот так примерно я рассуждал тогда, выпивая очередную рюмку с приятелем. Не успели первые капли алкоголя коснуться моего языка, как раздался звонок:

- Але, але, Саш? – послышался голос Лены.
- Да! Чего тебе?
- Ты чего делаешь?
- Я? Обсуждаем с приятелем перманентное состояние души русского человека в бесконечном пространстве унылого бытия.
- Бухаешь?
- Почему сразу бухаешь?
- А у тебя только два состояния за последний месяц: бухаешь или спишь!
- Короче, ты мне лекции позвонила прочесть?
- Нет. Поехали на дачу?
- На моей даче сортир на улице. Для твоей кошерной жопы неудобненько будет.
- Поехали на мою.
- Чего я там забыл?
- Туалет тебе цивилизованный покажу, – усмехнулась она.
- До хуя умная?
- Была бы умная, с тобой не связалась!
Я сделал паузу, типа обиделся, сука…
- Ладно, собирайся, заеду через час! Да, и приведи себя в порядок!
- Лен, у меня завтра день рождения вообще-то.
- Вот и хорошо, встретишь его в нормальном обществе, а не с приятелями-алкашами своими. Все, пока, – и она положила трубку.

Я осмотрел приятеля-алкаша, который взглянул на меня мутным взглядом.

- На дачу меня тащат, – пожал я плечами.
- К-к-к-а-р… к-к-к-а-р…
- Чего?
- К-к-к-картошку что ли копать собрался? – с третьего раза выдавил из себя приятель.
- Типа того.
- К-к-к-а… к-к-к-а…
- Ну да, картошку, – закончил я за него фразу.
- Н-е-е-е-т! К-к-к-каблук ты!
- Ладно, собирайся и уебывай, она скоро приедет, – я встал из-за стола и пошел умываться.

Пока я кое-как приводил себя в порядок, приятель собрал все бутылки и съеб в туманную даль подъезда. Слава Богу, он не заметил четвертинку бутылки коньяка, который я и употребил, чтобы было легче переносить Ленкин треп и нравоучения. Через час красавица уже стояла в дверях:

- Ну? Собрался? – оглядела она меня.
- Вроде…
Она прошла в квартиру осмотрела спортивную сумку, затем открыла ее.
- Это что? – достала она спортивный костюм Адидас.
- Спортик, что ж еще.
- Другого нет?
- Был где-то.
- Возьми его, а то в этом ты как гопник с района будешь выглядеть.
Я вытащил один спортивный костюм и засунул в сумку другой:
- Лен, слушай, может перед дорожкой, как говорится, высвободим сексуальную энергию одних и заполним ею лоно других, а? Чего с балластом-то ехать?
- Позже!
- Какой к херам позже?
- Саш, ну не время сейчас, ехать пора. Нам еще в магазин надо. Смотри лучше, что я тебе купила! – и она достала небольшую коробочку.
- Типа ты мне предложение делаешь? А потом! Круто! Давай на колени, – улыбнулся я.
- Дурак! Смотри, это цепочка и звезда Давида. Хотела тебе завтра ее подарить, но лучше ты ее сразу надень.
- Лучше для чего? Я вообще-то крещеный!
- Не важно, при папе лучше будь со звездой. Не спорь! – и она надела мне на шею звезду Давида.

Сразу после этого ебаться как-то резко расхотелось, а все мысли стали только о деньгах.

- Ну как? – спросила она.
- Не знаю, чувствую, как пейсы отрастают! И дико хочется кого-то наебать! – улыбнулся я.
- Хватит шутить! Посерьезнее, ладно?
- Лен, а ничего, что евреи обрезанные должны быть? Или ты мне при подъезде к даче чикнешь?
- Тебе никто в штаны лезть не собирается, успокойся.
- А если мы с твоим батей в баньку намылимся? Простынку раскрою, а там!.. Ба, мать моя женщина, православная мотня и русский хуй! Что делать тогда прикажешь?
- Не пори чушь! Да, и отец у меня по баням не ходит.
- И водку не пьет и баб не ебет, – полушепотом сказал я.
- По поводу выпивки… Прошу тебя, не напивайся!
- С вами напьешься, – вздохнул я.
- Саш, я очень прошу.
- Яволь, май фюрер! – поднял я правую руку вверх.
- Да, и без этих националистических шуточек, – опустила она моя руку.
- Ясно, ни вздохнуть, ни пернуть. И еще кто-то про Холокост говорит, – улыбнулся я.
- Все, бери сумки и поехали!

Поскольку с Леной мы жили раздельно, и бюджеты у нас были разные, то и по магазинам, понятное дело, мы вместе не ходили. Но именно там, в этом храме колбасы, сыра, соленых огурцов и выпивки можно понять всю суть жизни с девушкой, воспитанной в еврейской семье. Нет, мы не искали кошерную еду, мы ебали себе мозги, рассматривая каждую упаковку по 10 минут. И спорили, спорили, спорили…

- Вот зачем ты эту свиную колбасу взял? Ты посмотри, сколько тут жира!
- И что?
- И то! Я такую не ем, сестра не ест. Дедушке и бабушке жирное нельзя, папа свинину не ест, мама на диете. Дядя Боря и дядя Сеня не любят колбасу этой фирмы, тетя Роза и тетя Софа не любят продукты с различными красителями и наполнителями…
- Стоп! – не выдержал я.
- Что?
- Я для себя ее беру, для себя, ок?
- Не ок! То есть никто, значит, ее есть не будет, а ты будешь сидеть и жрать свиную колбасу?
- Да!
- Нет! Положи ее на место.
- Я на свои деньги куплю.
- Да? Ну, хорошо, тогда бери, - очень быстро согласилась она.
Но самая драма развернулась возле отдела с алкоголем.
- Ты что это набрал? – застукала она меня за переносом коньяка, пива и вина в тележку.
- Это седативные вещества в стеклянной таре. Лучшее средство для того, чтобы пережить «долгожданную» встречу с твоей семейкой.
- Саша, я тебе же сказала, что пить ты не будешь!
- Да? А что я буду делать? Бегать по участку и звездой Давида, аки бык племенной колокольчиком, потряхивать?
- Я все сказала!
- Я на свои куплю, – прибегнул я к старой уловке.
- Деньги мне отдай!
- С хера ли стена Плача ебнулась?
- Так, или ты выкладываешь весь алкоголь обратно или ты никуда не едешь!
- Вот сейчас не знаю плакать мне или радоваться? С одной стороны я особо никуда и не хотел ехать, а с другой, если я останусь в этом райончике, да со звездой Давида на шее, долго я не проживу, не успею даже такси поймать, как местный «бомонд» мне пиздюлей выпишет, - улыбнулся я
- Выкладываешь?
- Нет.
- Да.
Так продолжалось минут пять, пока в наш разговор не вмешался какой-то мужик:
- Молодые люди, вы бы не могли подвинуть свою тележку.
- Да, извините, – и я подвинул телегу.
- Разрешите, – мужик протиснулся между нами и стал разглядывать водку.
- Все, выкладывай, я сказала, - продолжала диспут Лена.
- Нет!
- Ты же алкоголик уже!
- И что? Кого это ебет, кроме тебя и здравоохранения РФ?
- Хм, девушка, вы извините, но праздник все-таки. Такой день великий – 9-е мая! – не отрывая взгляда от бутылок, сказал мужик.
- У него каждый как 9-е мая!
- Да потому что вокруг меня такие, как ты! С вами каждый день как на передовой.
- Вот-вот, типичная речь алкоголика!

Есть категория баб, которые разборки по поводу пьянок, гулянок, да и просто косяков, устраивают всегда в общественных местах. Публичности им, блядь, не хватает. Просто дома тявкать не интересно, нужно дождаться удобного момента, собрать вокруг себя побольше народу и зарядить тираду на час о том, какой мужик козел. Вот Лена нечто подобным и страдала. Не понимая одну простую вещь: всем до пизды, пьет у тебя мужик, бьет или гуляет. Твой мужик – твои проблемы. Реальная жизнь – это не психологические форумы, никто поддакивать и сопереживать не будет.

- Ладно, зачем тебе столько? – начала давать она заднюю.
- Ну, пивко в машину, ты же знаешь, когда баба за рулем, я нервничаю. А остальное – так, для поддержания тонуса. Да и стресс надо снять.
- Какой у тебя стресс?
- Какой? Ты из меня два часа назад еврея сделала!
Мужик отвлекся от бутылок и посмотрел для меня. Не каждый день ведь видишь новоиспеченного сына израилева.
- Хватит чушь пороть! Бери, что хочешь. Только умоляю, не напивайся! – и Лена зашагала вдоль стендов, выбирать очередную херню.
- Эка вас угораздило! – покачал головой мужик.
- Не сцы, прорвемся! Они еще увидят русские танки в Тель-Авиве! Но посаран! – и я зашагал вслед за Леной, везя перед собой огромную телегу.

Тщательно разделив покупки и соответственно счета, мы вышли на паркинг закидали пакеты в багажник и поехали в сторону дачи, которая находилась по Горьковскому направлению. Ленка что-то без умолку трещала под тихую музыку одной из радиостанций, я пил пиво и смотрел в окно, предвкушая встречу с многочисленным семейством. Проезжая какой-то поселок, Ленка немного превысила скорость, не заметив лежачий «полицейский». Машину тряхнуло, и пиво ударило фонтаном, залив мои портки и сиденье, благо оно было кожаным.

- Саша!
- Что? На дорогу, блин, смотри!
Тут откуда ни возьмись, на дорогу выскочил мент и палкой показал на обочину.
- Ну вот! Все из-за тебя! – злилась подруга.
Она открыла окно, мент подошел, представился и попросил документы.
- Превышаете… - протянул он. - А что это у вас там? И пахнет. Алкоголь что ли? – и мужик чуть ли не полностью засунул голову в салон машины.
- Бухаю! – показал я бутылку пива.
- Да это я вижу. Вообще-то открытый алкоголь в машине… - покачал он головой.
- Командир, ну а как без него? Ты войди в моё положение, – отпил я пива из горла.
Мент удивленно посмотрел на меня.
- Жена моя будущая, – показал я