История из нескучной студенческой жизни.
(прошлая история, о приятном вечере, тут
https://pikabu.ru/story/dedushkin_bronezhilet_i_koroleva_yel... )
Кому лень ходить по ссылке вся история в двух предложениях: Меня, еще троих парней и двух девушек с ветеринарного факультета, отправили в дальний колхоз на помощь в ликвидации опасного заболевания. Но по прибытию выясняется, что заболевание не слишком опасное, а девушки не дают скучать...
Шериф Магнум.
Утром, за завтраком, в столовой вся наша команда выглядела усталой и подавленной. На всех оказали свое влияние пьянство и хронический недосып. Только Пчелка была переполнена оптимизмом, как всегда выглядела бодро и свежо.
- Ребята, давайте перетрухнем наши ряды? – предложила она.- Я так понимаю, нас сегодня опять попарно в разные места пошлют, так давайте поменяемся?
- Что, с Яром хочешь поработать? – ехидно спросил Тоха. – Так говори прямо, чего юлить!
- Не обязательно, могу и с тобой. – не моргнув глазом, ответила Беговая. – Но вот совершенно не хочу на комплексе сегодня работать. Так что если будут куда-нибудь посылать, я в теме.
- Я за новые пары, - поднял руку Экономист. – Только, чур, я с Леной.
- Остаемся мы с тобой, - флегматично заметил Вован. – В принципе мне похрену, где работать, лишь бы доставали не сильно.
Я слушал этот разговор вполуха, в безуспешных попытках бороться со сном. Работать с Вованом было конечно скучновато, он не такой хороший собеседник, как Тоха, но меня более озадачила фраза Пчелки. В этот момент в столовой появился главврач Саша. Бодро взмахнув рукой, он сразу перешел к делу:
- Всем привет. У нас тут сегодня поручение от СББЖ, кроме обычной работы.
- Дайте угадаю, по дворам собак от бешенства вакцинировать?- предположил Антон.
- Вас Сергей Михайлович вчера обрадовал? – предположил Саша. – Да, именно этим и нужно заняться. Кроме того, нужно двух человек отправить на свиноферму, там туровых поросят кастрировать давно пора. Ну и на молочном, тоже работы сами знаете сколько.
- Самостоятельное распределение допускается? – взяла Пчелка быка за рога. – Мы с Антоном вакцинируем по дворам, Лена с Юрой работают на комплексе, а Яр с Вовой едут на свинарник. Мы, пока тебя не было, уже сами поделились. Чтобы никому не было обидно и все попробовали разную работу. Уверена, что у тебя нет возражений!
Саша заметно обалдел от такого напора и неуверенно промямлил:
- Э, ну если вы так ну, нормально тогда, да. Кто на комплекс идет, подходите в кабинет, автобус к гостинице подъедет и подвезет вас до свинарника. И с СББЖ, с вакциной тоже сейчас приехать должны, думаю, хоть кто-то из врачей будет, чтобы учет вести и вообще. Короче тоже ждите в гостинице, чтоб не разыскивать вас потом!
С этими словами он развернулся и почти выбежал из столовой.
- Мне кажется, ты немного резковата, - предположил я. - Не все к этому привыкли.
- Зато ты привык, как бывалый подкаблучник, - подразнил меня, Юра.
- Тебя даже под каблук не берут, - огрызнулся я. – Пошли ребята, хватит рассиживать.
Мы разделились, Юра и Лена отправились на комплекс, а остальные в гостиницу. Возле входа нас уже ждал знакомый пазик, правда, в этот раз в нем не было Ивана-бригадира, а сидели незнакомые нам люди. Видимо, помимо рабочих дел, автобус служил для местных населенных пунктов чем-то вроде маршрутного такси. Мы с Вованом удобно устроились на заднем сидении и автобус отправился. Дорога заняла примерно около получаса, после чего автобус нас высадил возле санпропускника свинофермы. Это было довольно большое одноэтажное здание с двускатной крышей, со стенами, кое-где еще сохранившими следы былой побелки. Внутри, кроме раздевалок, имелись кабинеты бригадира, ветврача и зоотехника, а так же еще какие-то подсобные помещения. В кабинете ветврачей сидела женщина лет 50 и заполняла какой-то журнал. Когда мы вошли, она оторвалась от своего занятия и сказала:
- Доброе утро, Вова ты сегодня с новым другом?
- Да, Галина Сергеевна, это Ярослав, он в прошлый раз на молочном комплексе работал, а сегодня сюда прислали. - Ответил Вова.
- Хорошо. Я вам инструменты приготовила, идите в первую родилку, там свинарки подскажут что делать. Ярослав, а ты зайди сначала к бригадиру, за технику безопасности распишись, а то порежешься не дай бог, а мне потом отвечай.
- Хорошо, - согласился я и вышел в коридор.
В кабинете бригадира за столом сидел Иван и ковырялся в каких-то бумагах. Мне бросилось в глаза разительное отличие свинофермы от молочного комплекса - в кабинетах отсутствовали компьютеры и какая бы то ни было другая техника. Я шагнул к столу и протянул руку для приветствия:
- Здравствуйте. Мне ваш врач, Галина Сергеевна, велела зайти за технику безопасности расписаться. - Бодро сказал я.
- Она фельдшер, - заметил Иван, пожимая руку. - Врач у нас Магнум, но он с утра на откорме, часа через два прискачет.
Я вспомнил рассказ ребят про ветврача-кавалериста и решил удовлетворить свое любопытство:
- А почему у него такое странное прозвище?
- От фамилии наверное, - ответил Иван, шаря в облезлом сейфе в поисках журнала. - Он Магнусенко по паспорту. А зовут его так уже сто лет, еще мой батя так называл, когда я малой был.
Он достал журнал, и протянул мне:
- Вписывай себя, ставь дату и расписывайся. Опасностей много, сам знаешь. Особенно с кормораздатчиками поосторожней, ноги под колеса не суйте, электирку не трогайте. Ну и с машками в корпусе осторожно, они злые за поросят. Понятно?
- Да, хорошо.
Я вышел из санпропускника и мы с Вованом отправились в родильный корпус. Это было кирпичное здание с бетонными полами, разделенное изнутри пополам глухой перегородкой на две секции с двумя рядами индивидуальных станков в каждом.
В каждом станке, в центральной части, огороженной решеткой (часто довольно ржавой) содержалась свиноматка, а свободное пространство вокруг занимали поросята. За каждой секцией была закреплена своя свинарка. Когда мы вошли, две свинарки сидели в подсобке для хранения инвентаря и болтали. Одна из них была пухленькой кореянкой лет тридцати пяти, а вторая матерая свинарка весом под полтора центнера и со следами советской закалки на лице. При нашем появлении матерая обратилась к напарнице могучим хриплым басом:
- Я ж тебе говорила, Кимка, пацанят пришлют яйки чикать. Мне Сергеевна еще позавчера говорила, что теперича практиканты будут у нас батрачить.
- Ой, симпатичненькие такие, да, - дружелюбно заулыбалась кореянка. - Здравствуйте, я Вера Ким, можно просто Ким. А это Татьяна Петровна.
- Можно тётя Таня, - пробасила необъятная свинарка. - А вас, мальцы, как звать?
- Владимир.
- Ярослав.
- Вы поросят кастрировать приехали? - поинтересовалась Ким. - У тети Тани еще ничего, а у меня уже переросли даже, давно пора, а Гале все некогда, все крутится как белка в колесе.
- Да сейчас этим займемся, - ответил я.
- Ну и пошли, нехер лясы точить, пороси не кормленные, ждут - категорично заявила тетя Таня. - Один со мной, второй с узкоглазкой.
Мы разделились, мне досталась корейская половина корпуса, а Вовану советская. Поросята были разновозрастные, видимо опорос был затяжным, что свидетельствовало о плохой работе зоотехников. Состояние здоровья поросят и свиноматок, напротив, было не плохим, видимо фельдшер Галина и таинственный доктор Магнум, добросовестно исполняли свои обязанности. То же можно было сказать и о свинарке, в станках было чисто, кормушки наполнены, поилки не капают - любо дорого смотреть. Я распаковал инструменты и мы с Ким принялись за работу. Она ловко ловила поросят в станке и фиксировала их на ограде вниз головой, а кастрировал и купировал термощипцами хвосты. У крупных поросят хвосты уже были купированы, видимо неравнодушная кореянка сама взяла на себя часть обязанностей ветврача. Отрезанные хвосты и семенники я сбрасывал в два разных ведра. заботливо предоставленные Ким.
- Я из них наши национальные блюда приготовлю. Маринованные хвостики получаются такие, что язык сам проглотишь, - пояснила она.
Во время работы Ким осыпала меня градом вопросов, откуда я, где учился, чем увлекаюсь, кто родители и еще множество других. Я нехотя отвечал, пару раз откровенно огрызнулся, но неугомонную кореянку это не останавливало. Временами мне казалось, что я попал в плен и меня тщательно допрашивают, с целью получить ценные сведения. Но работа, между тем продвигалась быстро, когда я через час остановился передохнуть и заглянул на другую половину корпуса, заметил, что серьезно обгоняю Вована. Это объяснялось тем, что тетя Таня не обладала скоростью и ловкостью своей азиатской напарницы. Во время перерыва мы вышли подышать свежим воздухом и я спросил Вову:
- Что-то ты сегодня угрюмый совсем, молчишь как партизан. Случилось чего?
- Башка раскалывается песец,- вяло ответил напарник. - Вчера перебрал конкретно, даже не помню, как вырубился. Эти умники собрались Аню провожать и Лена с ними, помню как на посошок выпить собирались, а дальше все. Ты-то сам как?
- Да ниче так, вчера спать вырубился, устал сильно. За то утром встал пораньше и даже вместе с Пчелкой утром на пробежку потащился. Знаешь, как-то полегче стало.
- То-то я когда проснулся тебя уже не было. Как она тебя только уговорила после этих заебов еще и бегом заниматься?
- Сказала, что пузо скоро свисать начнет. В общем умеет убеждать.
В этот момент мое внимание привлекло невероятное зрелище. К санпропускнику легкой рысью подъехал всадник на великолепном вороном скакуне с белой звездой во лбу. Всадник легко срыгнул на землю, привязал коня и направился в нашу сторону. Он был одет в черный кожаный плащ, с разрезом снизу, для удобства езды верхом и ботинки, совершенно молодежного вида, со шнуровкой почти до колен и мощными металлическими пряжками. На вид ему было за 50, а из под седых бровей светились яркие живые глаза. Он подошел поближе и протянул руку Вовану:
- Здорово бойцы! Как ситуация на фронтах?
- С переменным успехом, командор, - ответил Вован. - К обеду управимся.
- Андрей, - представился гость, протягивая мне руку. - Можно на «ты». Я ветврач на этих двух свинофермах. И на убойном пункте заодно.
- Ярослав, очень приятно.
- Осмотр проводили? Много больных?
- Не, как то сразу за кастрацию принялись. - Ответил Вова. - Свинарки ничего не сказали, а мы и не стали.
- Эти дуры и не скажут ничего, пока дохнуть не начнут или не засрутся совсем. Всегда работу надо с осмотра начинать, потом уже все остальное. Пошли.
Мы последовали за ветврачом в корпус. Войдя в помещение, Магнум подошел к свинаркам и что сказал им, после чего они разразились веселым смехом. Доктор пошарил по карманам и вручил каждой по шоколадной конфете, а затем быстрым шагом пошел между станков. Мы поспешили следом. Неожиданно Андрей остановился возле одного из станков и ткнул пальцем в сторону одного из поросят.
- У этого повышенная температура и проблема с кишечником. По позе видно. Еще не запононосил, но к вечеру обосрется наверняка, а потом еще два или три. Свинарки только завтра заметят, если заметят вообще. Перемерить всем в станке температуру, в этом станке никого пока не кастрировать, свиноматку пролечить, у неё на паре сосков мастит. Ясно? - резко бросил он, повернувшись вполоборота. - Сейчас не затевайтесь, пойдем остальных проверим, потом займетесь.
После стремительного осмотра, Магнум выявил еще один проблемный станок и раздал указания по поводу лечения. Нам с Вовой повезло, что это были станки, где мы не проводили кастрацию. Свинарки все это время стояли у входа в корпус и смотрели на Андрея влюбленными глазами. Я вспомнил рассказ Ани, о том, что Магнум слыл местным «казановой», поведение свинарок явно подтверждало эти сведения.
Уже закончив осмотр, Андрей остановился в дверях и обратился к нам:
- После обеда займитесь вакцинацией супоросных в третьем и четвертом корпусах. Я Галю предупредил, она даст вам вакцину, шиловы и номера станков, в которых вакцинацию проводить.
- Хорошо, сделаем. - Ответил я.
- И еще, есть у меня для вас работа, не по ветеринарной части, сможете помочь вечерком?
- А что за работа? - осторожно спросил Вова.
- Я ворота новые собираю для конюшни, помощь нужна железки таскать и держать на весу, пока я варить буду. Силы уже не те, да и по любому, одному неудобно и варить и держать. Вы не бойтесь, я не местная алкашня, бухлом не расплачиваюсь, деньгами не обижу.
- Хорошо, мы не против подзаработать, - ответил я за двоих.
- Вот и отлично. Я машину возьму и заеду за вами часам к четырем. Вы как раз с вакцинацией управитесь, если не будете бездельничать.
- Договорились.
- Увидимся вечером.
Мы вернулись к работе. Надо отметить, что первая часть диагноза (в части повышенной температуры указанных поросят) полностью подтвердилась, и не было оснований сомневаться во второй части. За обедом, после того как мы закончили с кастрацией, я спросил у Вовы:
- Слушай, а это ветврач всегда так странно одевается?
- Не знаю, я ведь его всего раз видел, позавчера. Он тогда тоже в плаще был, но зеленом, прорезиненном таком, с капюшоном, типа как у рыбаков. А с этого прикида я и сам офигел. Ему только ковбойской шляпы не хватало.
- И пояса с револьвером, - добавил я.
- С двумя, - согласился Вова. – Какие-нибудь Смит-энд-Вессон м 29 как раз бы подошли.
- Я один хрен, не знаю, что это такое, но поверю на слово.
После обеда мы вернулись к работе и управились с вакцинацией даже раньше установленного срока. После окончания работы вернулись на санпропускник и уселись на лавочке у входа в ожидании Андрея.
Минут через пятнадцать подъехал грузовичок газель с какой-то странной будкой вместо кузова. Приглядевшись, я понял, что это самодельная "коневозка" - фургон для перевозки лошадей. Из окна машины высунулся Магнум и помахал рукой, приглашая садиться. Когда мы разместились, он лихо развернулся и подняв тучу пыли выскочил на асфальт.
- Тут недалеко, я в конезаводе живу, дом еще с тех времен, когда я там работал, достался. А после того как уволился, - не стал переезжать. Я один живу, мне много не надо, - пояснил Андрей на ходу. - У меня в кузове железки-заготовки, их надо выгрузить, а я потом на месте сварю.
- Можно полюбопытствовать, откуда у Вас такие крутые ботинки, - спросил я. - Я таких даже в городе не видел.
- Обращайся на «ты», я ж тебе говорил, - сказал Андрей. - Это дочка мне подарила. Она у меня модельер-дизайнер, в Москве живет. Сама эскиз нарисовала, мастеру какому-то заказала и привезла. Вместе с плащом и шляпой. Костюм шерифа говорит, для верховой езды. Но я шляпу не ношу, с головы падает все время, а шнурок натирает. А вот плащ с ботинками с удовольствием.
- И ты в таком костюме к свиньям в навоз лезешь? - изумился Вован.
- Ну, я выходной сегодня так-то. Каждый день не ношу, ясное дело, но по выходным можно, когда по делам разъезжаю. С другой стороны, куда мне еще одеваться, на балы меня как не зовут, - пояснил ветврач. - Из мероприятий разве, что на скачки езжу, да к детям в гости.
- Не жалеешь, что теперь со свиньями работаешь? - поинтересовался я.
- Что не делается, все к лучшему, - ответил Магнум. - Если бы Советский союз не развалился, не было бы у меня сейчас ни своей конюшни, ни своих лошадей. Так бы и работал на конезаводе с чужими. А теперь сам себе конезаводчик. Когда старый конезавод ликвидировали, я за бесценок двух конематок и жеребца взял, развожу теперь, жеребят продаю. Свиньи это так, баловство, чтобы не скучать, главное лошади!
- В первый раз встречаю человека старшего поколения, который не жалеет о развале СССР. - Удивился Вова.
- Я вообще ни о чем не жалею, - пояснил Андрей. - Жизненный принцип. Что до союза, там жалеть не о чем. Все как бы понарошку жили. На трибунах и под флагами твердили одно, а делали совсем другое. Всюду обманы, приписки и разгильдяйство. Вы что думаете, тут американские диверсанты нам колхозы развалили? Сначала для победы в соцсоревновании всё бездумно засеем, потом намолотим и высыпаем зерно в грязь под дождь, потому как элеваторы во время не подготовили, а потом зерно с микотоксинами свиньям в корм. И такой пиздец повсеместно.
- Понятно, извини, что спросил. - промямлил я.
- Ничего. Я вам много интересного могу при случае рассказать, может, как время будет, а сейчас некогда, приехали уже.
За окном мелькнула стела с табличкой «Ордена трудового красного знамени, конный завод имени Г. И. Котовского». Мы остановились у аккуратного дома на последней улице конезаводского поселка. Андрей загнал машину во двор и показал, куда выгружать железо. Когда мы закончили он явился переодетый в рабочую робу с маской и перчатками. Размотав из сарая провода сварочного аппарата, мы принялись за работу. Ворота были почти готовы, оставалось соединить несколько деталей, на которые они были разделены для удобства транспортировки. Мы справились примерно за полчаса и повесили ворота на заранее установленные петли, после чего Андрей сказал:
- Вот так хорошо. Пойдемте я вам своих красавцев покажу.
В просторной конюшне располагались, два жеребца и три конематки, а также четверо жеребят. Магнум остановился возле денника своего вороного красавца с белой звездой.
- Первый жеребенок из тех, что тут родились – Шериф, гордость моя, чемпион, - с гордостью произнес он. – Дорого мне лошадки обошлись, но я не жалею совсем.
Андрей останавливался у каждого денника и обстоятельно рассказывал о каждом животном. С одной стороны неудобно было обижать человека, с другой стороны после тяжелого дня порядком хотелось есть и спать, поэтому я решился прервать радушного хозяина:
- Уважаемый, твои лошади просто великолепны, но мы жрать очень хотим. Как мы отсюда обратно в колхоз доберемся? Там столовая скоро закроется и вообще.
- Конечно ребята, извините, заболтался. Сейчас кум мой должен заехать, он как раз в вашем поселке живет и подбросит вас по-быстрому. Не бойтесь, не опоздаете. Пойдемте, я вам денег дам и коллекцию свою покажу.
Мы вошли в дом, где первая же комната выглядела совершенно поразительно. Подобно старинной библиотеке она была вся уставлена шкафами, но не с книгами а с видеокассетами. Кассеты громоздились стройными рядами по стенам от пола до потолка. Хозяин с гордостью провел пальцем по «корешкам»:
- Почти двадцать лет уже собираю. Начал с вестернов и боевиков, а потом и разное другое пошло. Вначале много чего без перевода была, так я английский стал зубрить, учительницу нанял на старости лет, лишь бы смотреть. Кино моя вторая страсть, после лошадей, не могу я без него.
В этот момент за двором загудел клаксон и хозяин заторопился:
- Вот возьмите ребята, честно заработали, - он протянул каждому по двести рублей (огромную сумму для бедных студентов) и сказал напоследок. – Только не бухайте в колхозе, ребята. Места у нас тут неспокойные, всякое может случиться, надо быть ко всему готовым. Бывайте, увидимся еще на ферме.
Он проводил нас до старенькой «шестерки» в которой сидел его «кум», которым оказался уже мне знакомый весовщик дядя Миша. Он обрадовано хохотнул:
- Вот и снова встретились, хлопцы, закурить не найдется?
- Бросили уже, - устало ответил я.
- Ну и хорошо, девки рады будут, – заулыбался кум. – Полезайте быстрей, неохота по темноте рассекать.
По дороге я задал дяде Мише вопрос, который не решился задать Магнуму:
- Скажите, дядя Миша, а как получилось, что Андрей Петрович с конезавода ушел. Он же больше любит с лошадьми работать, зачем к свиньям подался?
- Дык, он же сел на пять лет, за превышение обороны. Тут такая история была, когда его жеребчик скачки первый раз выиграл, к нему братки заявились втроем, на коневозке. Продай нам, говорят своего жеребца по дешовке, не то силой отымем. Ну, Андрей дал одному в морду, тут два других за стволы схватились, а Магнум за вилы. Они ему ногу и руку прострелить успели, он двоих насмерть заколол, а один инвалидом без глаза остался, едва живой. Андрюху хотели по полной программе засадить, но Курдюк вмешался и его по минималке провели. А пока он сидел, Курдюк велел за лошадьми его следить и заботиться, да и семье деньжат подкинул. Ну а Магнум, как вышел, пошел на Курдюка работать, говорит надо отдать «долг чести», такие дела.
- Да уж, - протянул Вован. – Настоящий шериф, такому даже кольт без надобности.
Шериф Магнум.