Штирлиц еще никогда не был так близок к провалу