«Слава» найдет «героя» и заебет его до полусмерти. Суббота или воскресенье, в голове капитальный туман, я пью уже несколько дней, поэтому счет числам потерян.

Квартиру наполняет истошный звонок: "Дз-и-и-и-инь! Дз-и-и-и-и-нь!". Сползаю с кровати, нащупываю телефон:
- Але-але! – ору я в трубку. - Кто там? - в трубке тишина.

Пожимаю плечами и опять плюхаюсь в кровать. Звонок не прекращается, он разрывает голову на мелкие частицы, вырывая последние остатки мозга. Опять сползаю и, шарахаясь от стенки к стенке, иду по коридору к двери, и тут пытливый взгляд алкоголика замечает еще одну трубку. А вдруг все-таки телефон? – приходит на ум.

- Але! Але, полудурки, кто там? – в телефоне опять тишина, все-таки придется открывать входную дверь. Поворот замка - дверь открыта. Прохожу в тамбур и смотрю в глазок двери, там, заполняя собой всю лестничную клетку, стоят трое жирных ментов с автоматами.
- Чего вам? – бурчу я.
- Отсюда поступил вызов о домашнем насилии! – рявкает мент.
- Кого-то на «Домашнем» изнасиловали? Я тут причем? Я телевизор не смотрю, – зеваю я.
- Откройте дверь! Вызов поступил от Семенюк Павла Владимировича!
- Не-е-е, не-е-е… Нет тут таких, – бурчу я.
- Вызов и телефонный разговор зафиксированы!
- Круто! Молодцы. Зафиксировать - это главное, а потом ногами его, ногами, – улыбаюсь я и пошатываясь иду в коридор в поисках сигарет, предвкушая, что разговор будет долгим.
- Откройте дверь!
- Не насиловал я вашего Семенюка, я женщин лю-блю, – закурил я чинарик.
- Откройте, даже если вызов ложный, нам все равно надо убедиться, что у вас все в порядке, – заходит с другого конца мент.
- У меня не прибрано, и я не одет, заходите через часик, - в это время подходит Лав и что-то хрюкает в своем стиле.
- Что это у вас там? – вслушивается в звуки мент.
- Собака… Лавик, ты Семенюк? – смотрю я пса.
Лав, явно оскорбленный, уходит в квартиру.
- Вот, видите, нет тут Семенюков, ни в каком обличии.
- Откройте дверь!

Я понимаю, что могу выслать на хуй, хер они эту дверь вскроют, но в тоже время я понимаю, что с собакой надо будет идти гулять, поэтому эти скоты могут и подождать, пока я вылезу из своей норки, а там уже тотальных проблем не избежать. Я вставлю ключи в замочную скважину, открываю замок и распахиваю дверь, слегка приклонив голову:

- Милости просим служителей правопорядка в нашу скромную обитель, – выдаю я.
Мент, который со мной разговаривал, делает несколько шагов и просовывает голову в квартиру:
- А где?
- Кто?
- Собака?
- Ушла… Семенюка нет, – добавляю я.
Менты проходят в квартиру и осматривают ее.
- Похоже, что-то напутали, – пожимает плечами лейтенант.
- У вас точно все в порядке? – осматривает он меня.
- В каком смысле? – прохожу я на кухню в поисках алкоголя, потому что голова от диалогов начинает дико разрываться.
- Насилия нет в семье?
- Да, блядь, кого тут насиловать? Оконную раму что ли? – начинаю я выходить из себя. Хотя… - смотрю я на кота. Вот ему каждый день пиздюлей выдаю, за то, что ссыт, где не попадя, – и я указываю на пушистый комок, который смотрит на меня бешеными глазами.
- Симпатичный котик, – улыбается один из ментов, поправляя Калаш.
- Вот, Лео, будешь ссать, дяди приедут и расстреляют тебя к херам собачьим! – после этих слов кот прижимает уши, спрыгивает со стула и скрывается в одной из комнат.
- Ладно, извините за беспокойство… И это, не пейте много, – раскланиваются менты.
- И вам не хворать, – я закрываю двери.

Выпив горькой и мутной жидкости из бутылки, я опять заваливаюсь спать. Не проходит и часа, как в дверь опять истошно кто-то звонит.

- Зае-блядь-бали, – бурчу я и ползу к двери. Семенюка что ли своего нашли. Кто там? – кричу я.
- Саш, Саш, это сосед сверху.
- Семенюк? – спрашиваю я.
- Нет… Володя, Володя – сосед.
Я открываю дверь:
- Чего тебе?
- У тебя дрель есть? А то моя сгорела, я шкафчик для жены делаю, всех обежал, никого нет, все на дачах.
Я, обтирая углы и стены, иду к шкафу и достаю дрель, тем же путем возвращаюсь обратно и протягиваю ее соседу:
- На, «винтик и шпунтик», блядь. Не проще этот шкафчик купить?
- Нет. Тут главное ведь что? Своими руками для любимой сделал!
- Ебать мою жизнь грешную…
- Я занесу, через часик, ок?
- Не-е-е-е-т! – ору я. На следующей неделе! – и закрываю дверь.

Матеря и проклиная всех на Свете, я выкуриваю сигарету, опять что-то выпиваю и плюхаюсь на кровать. В это время Володя-сосед начинает зарабатывать бонусы в своей семейной жизни. Наверху включается дрель. Сука! Моя же дрель мне мозг высверливает, ебать, ну что за жизнь у меня. «Мастер» наверху явно рукожоп еще тот, потому что возится он со своим шкафчиком не менее часа. Затем слышны какие-то восторженные "охи" и "ахи", после чего по ходу происходит вселенская ебля, не исключено, что все действо разворачивается прямо на моей дрели. Затем окончательно все затихает, и я ухожу в полудрём.

Не проходит и 30 минут, как звонок в дверь опять наполняет квартиру.
- Как же вы все заебали! – ору я на всю квартиру и снова открываю двери.
Передо мной стоит бабулька, "божий одуванчик", с 7-го этажа.
- Александр, я не вовремя? – смущается она.
- Не вовремя что? – пытаюсь понять я цель ее визита.
- Позавчера мы с вами в лифте ехали. Вы обещали собачью шерсть, для поясницы, помните? Сказали, что на выходных можно зайти.
- Наверно, минуту, – вздыхаю я и иду искать пакет с шерстью, с надеждой, что когда приезжала мать, она не забрала ее. Нахожу и отдаю пакет соседке.
- Я что-то должна вам? – спрашивает старушка.
- Ага, бутылку коньяка, – зеваю я.
- Что?
- Ничего, все хорошо, счастливо, – и я закрываю дверь.
- Спасибо, – слышатся слова благодарности.
Ебать, ни позже ни раньше ей эта шерсть понадобилась. Матерясь, я опять выкуриваю сигарету, выпиваю и плюхаюсь на кровать. Зарываюсь в одеяло и засыпаю.

Только розовые зайцы выскакивают на зеленую лужайку и начинают отплясывать джигу, их разгоняет очередной звонок в дверь. Смотрю на собаку, Лав лежит, закрыв лапами уши, его эти «экскурсии» заебали не меньше, чем меня. Я открываю двери, уже не спрашивая, кто там.

- Ебать, как вы затрахали! – распахнул я дверь.
- Добрый день! – на меня смотрит деваха лет 25-ти в халатике и четким 4-ым размером.
- Да, пиздец, какой «добрый». Что стряслось? Кого-то изнасиловали? Дрель нужна? Или шерсти кулек отсыпать?
- Нет, просто я смотрю, вы дома, все к вам ходят.
- По ходу, я единственный из подъезда, кто дома.
- Да, наверно… - улыбается она,
- Вы бы халатик получше запахнули, а то в состоянии похмелья организм близок к смерти, поэтому требует продолжения рода, – осматриваю я девицу.
- Что?
- Ничего, халат запахните, а то тут сейчас будет насилие по методу дрели, так что шерсть дыбом встанет
Соседка завязывает халат на двойной узел.
- У меня света нет, а у вас есть? – спрашивает она.
- Нет у меня никакой Светы… Один я живу, – зеваю я.
- Вы не поняли, свет… Люстра там, чайник, не работают.
- Здорово, повезло вам, за электроэнергию счета приходить не будут. Спасибо, что поделились радостью, счастливо, – и я попытался закрыть дверь, но деваха шустро подставила свою ляжку в проем.
- Вы не посмотрите? А то я боюсь в щиток лезть.
- Вы же не отстанете, если я не посмотрю? – почесал я мудя.
Она кивнула.
- Ладно, пошли.

Мы пересекли лестничную клетку и оказались в тамбуре квартир напротив. Я открыл щиток, как и следовало ожидать, просто отключились пакетники, я перевел их в состоянии «вкл», из квартиры послышались звуки, заработал телевизор.

- Ой, спасибо вам! Спасибо! – залепетала деваха.
- Не за что, – я закрыл щиток.
- Я могу что-нибудь для вас сделать?
- Угу, минет, – усмехнулся я.
- Что-о-о-о? – протянула соседка.
- Ничего. Встаньте возле моей входной двери и никого не пускайте, хотя бы часа два. Заебали уже таскаться ко мне, ходят, как в мавзолей прям, – буркнул я
- А вы шутник! Я Людмила, – протянула руку деваха.
- А я Руслан, встретимся в сказке, – я отвернулся и пошел к себе.
Закрыв все двери, я допил остатки, которые оставались на дне бутылки, выкурил очередную палочку здоровья и опять попытался уснуть.

Не успел я заснуть, как опять раздался звонок в дверь. Лавик уже не выдержал, ловко открыл дверь в ванную и лег там, чтобы звуки не доставали. Мне же скрыться было не куда, поэтому я опять пошел к двери. «Господи, умоляю тебя, пусть это все закончится» - вертелось в голове.

- Кто там? – спросил я.
- Вы в Бога верите? – спросил женский голос.
Я посмотрел в глазок, на лестничной клетке стояли старушка и дама средних лет, в платках и с какой-то макулатурой в руках.
- Идите на хуй! – не выдержал я.
- Грех - так говорить! – взвзгнула бабка.
- На хуй идите, – повторил я.
- Очиститесь! – залепетала баба.
- Угу, как только горячую воду включите, сразу…
- Мы представляем церковь, - и баба выдала, что наподобие "свидетелей пришествия 12-го архангела на земле Гавриила в момент зачатия Авраама, путем искусственного оплодотворения через анальное отверстие".
- Мне по хую… Отъебитесь! – злился я.
- Возьмите хотя бы книгу. Она бесплатная!
- Спасибо, но у меня есть туалетная бумага.
- Вы безбожник! – злилась бабка.
- Да, да… Так что пиздуйте отседава по холодку в кущи райские и дайте мне уже выспаться в своем логове Люцифера, – буркнул я.

На лестнице послышалось какое-то шевеление, бурчание и звук ног, шустро перебирающих по ступенькам. После чего открылся лифт, кто-то вошел в него, и наступила тишина. Я посмотрел в глазок, никого не было. Я тихонько приоткрыл дверь и осмотрелся. Этаж был пуст, повернув голову направо, я заметил, что крышка от звонка сорвана, а кнопка с внутренностями бесследно исчезли. Я поднял глаза на потолок: «Спасибо тебе!» - произнес я и закрыл двери…