Новогодняя ночь. С родителями сидим у цветного, что характерно, телевизора, по которому впервые показывают "Старые песни о главном".
Эпизод: Агутин (наверное) везёт на лодке Анжелику Варум (это точно).

Маман, картинно вздыхая, вдруг говорит:
- Вот сынок! Смотри, какая красивая девушка! Вот такую невесту будем тебе искать!
Батя, ковыряясь спичкой в зубах:
- Не будем такую искать. У неё гастрит. И, возможно даже, язвенный гастродуоденит.
Мы в голос такие: "Почему?"
- А у неё язык обложен, - мрачно завершает отец.

Так что история будет о здоровом медицинском цинизме.

Несмотря на всю свою профессиональную прагматичность и ярое отрицание всего, чем сегодня живет канал Рен-ТВ, батя водил крепкую дружбу с буддийским ламой - настоятелем нашего сельского молельного дома. Дружба эта была странной - два человека, призвание которых, вобщем-то, лечить людей, гоняли чаи и старательно говорили о политике.

И в один из таких моментов приходит к ламе бабушка. На вид - лет сто. Мы аж все привстали от уважения. Бабуля пришла с жалобой - молится, молится, а как-то всё впустую: сын пьёт, внуки - балбесы, пенсия маленькая, вот тут болит, здесь болит, вот так нагнешься - болит, разогнешься - ещё больше болит, врачи, мол, уколы колят, мазью мажут, а толку нет.

Батя раскрыл было рот с целью отстоять честь отечественной медицины, но лама его опередил:
- Так Вы, Тевкя Анджаевна, молитесь, наверное, неправильно! Как вы молитесь, покажите?
Старушка, сложив ладони, прикладывает их к голове.
- Вот так, - говорит, - и ещё "ом мани падме хум" три раза говорю.
- Так я и знал! - торжествующе говорит лама. - Всё вы делаете неверно. Надо смотрите - встали... Руки сложили цветком лотоса... Ага... Потом поднимаете руки в небо. Так бурханы точно вас увидят и услышат... Воооот.... Потом ложитесь лицом на пол... Руки также протягиваем вверх.... Потом встаёёёёёём.... Давайте, вставайте.....

Бабушка, кряхтя и охая, поднимается на ноги.
- И вот теперь три раза прикладываем руки к голове и говорим "Ом мани падме хум"!
- Ом мани падме хум! - шумно дыша, выдыхает бабуля.

Бабушка:
- Уууу, так это очень тяжело!
- Да! - кричит лама на ухо старушке, - и вот так надо сорок девять раз - утром, сорок девять - в обед и сорок девять - вечером! Тогда всё будет хорошо - сын бросит пить, внуки будут учиться хорошо и болеть все перестанет сразу!

Бабушка, пожалев, по всей видимости, о факте полученного ликбеза (многия знания - многия печали), забрав палочку, пыхтя, уходит домой.

- Слушай, это бесчеловечно, - задумчиво промычал батя, - зачем ты так? Всё равно ведь сын её хронический алкоголик. Постоянно к нам поступает с побоями. Дети, соответственно, с отягощенной наследственностью. А она так если молиться будет, уже завтра в реанимацию нашу поступит.
- Валера, - сказал лама, - ей сто лет. Она Ленина видела в юности, наверное. Пускай гимнастикой занимается. Ещё сто лет проживет, вот увидишь.