Моя прабабушка тоже уходила тяжело. Она была уже "не в себе", но мы тогда жили в деревне, и меня все равно оставляли с ней - родители работали. Помню, она мне как-то целый день рассказывала, что меня из детдома взяли...я плакала сильно. Потом стало хуже. Она не узнавала никого, даже мою бабушку - свою дочь, с которой полжизни в одном доме прожила. Бабушка спрашивала - "Ты помнишь, кто я?", прабабушка отвечала "Так ты меня кормишь, так наверное, мама моя". Просилась "домой", ходила по-большому на пол за печкой и потом все это размазывала по стенам... Потом слегла, и как-то ночью пропала. Бросились искать, и оказалось, что немощная бабка залезла на чердак, а в деревне это очень высокая и шаткая лестница была. Но самое жуткое произошло за пару дней до смерти - это уже бабушка рассказывала. Прабабушка тогда просто лежала, несколько месяцев, не знаю, как ее кормили тогда и поддерживали, это был 96 год в деревне, врачей там у нас никаких не было. Она открыла глаза и вдруг расплакалась - "Маруся, что со мной такое? Ну-ко, ведь из ума выжила...Как вы тут живете то? Где остальные? Как робята?" - так она называла сыновей, они жили далеко, в Сибири. Бабушка успела ей рассказать, что письма ходят, все живы - здоровы. Прабабка покивала, обратно глаза закрыла - и через два дня умерла.