Зинаида Петровна внезапно стала старшей по дому. Она была настолько злая по жизни, что карьера несла ее стремительно вверх. Странно, но почему-то подобных ей людей судьба часто забрасывает на самые высоты профессиональной жизни. Очень много персонала жалуется на своих директоров, упрекая их в том, что они ужасные деспоты и тираны, невыносимые характером.

Порой, Петровна начинала издалека орать во дворе на своего внука, не узнав его.

- Эй мальчик, ты почему, сука, по газону бегаешь?! Расплодят уродов тут…

Впереди ей грезилось богатство. В своих фантазиях она уже потихоньку разворовывала бюджет дома. Спрашивала у соседей:

- Иван Афанасьевич, а Турцию когда откроют?

Вечерами Петровну можно было наблюдать довольно веселенькую на скамейке у подъезда. За лавочкой в теньке пряталась причина ее повышенного настроения – бутылка коньяка.

«Старшая» постепенно из злой бабки превращалась пусть в добрую и веселую, но уж очень нелицеприятную алкоголичку.

Через год в доме ничего не поменялось, кроме физиономии «старшей» по дому. Оно было синее и расплывшееся, как будто в дерьмо кто-то случайно опрокинул чернила. Петровна пропила всю свою накопленную пенсию. Зато прожила все это время просто отменно. Почти что «Все включено».

Каждый день был алкоголь, дорогая еда, когда хочешь, и в любовниках - престарелый сосед из Азербайджана, которого она ласково называла «Коркют – Турецкий принц из Анталии».

Коркют, кстати, был довольно бедным пенсионером, поэтому на время заделался турецким жиголо. Он «вспенивал» бутылку водки как шампанское, сдирал пробку зубами и выливал все содержимое Петровне на голову.

Соседи очень часто вызывали полицию и ее забирали в отдел. Были слышны приглушенные крики из машины:

- Вот я тебя ща насымаю на телефон и в утуб выложу. Я старшая! А ты никто.

Через некоторое время, на общем собрании домовладельцев ее «сняли» с занимаемой должности.

Вскоре, на следующей «сходке» собственников жилья, путем долгого голосования, быть старшим по дому, выпало тайному, очень тихому, но активному и деятельному алкашу – Сергею Анатольевичу. О том, что он знатно выпивал знали только две семьи – его соседи по этажу. Остальные же думали, что его багровая рожа была подана на белый свет с самого его рождения.

Зато через какие-то несколько месяцев, дом начал стремительно преображаться: сделали ремонт, уменьшили квартплату, путем каких-то договоренностей с управляющей компанией, в общем дела пошли в гору. Сергей Анатольевич бросил пить, так как это дело - быть старшим и ответственным за весь жилой комплекс его очень увлекло.

Вот так вот, порой одно и то же событие в жизни, меняет людей совершенно по-разному.