Нет повести печальнее на Свете, чем повесть о нажравшейся Джульетте…

Суббота, вечер, решили прогуляться. В некоторых московских районах есть дивные места, где встречные потоки машин разделяют деревья, клумбы и уютные лавочки. Самым любимым подобным местом для меня всегда был и остается Гоголевский бульвар. Ехать туда лень, суббота все-таки – время ленивой неги, поэтому идем в подобное местечко, расположенное на Ленинском проспекте. Конечно, это не бульвар и даже не парк, но атмосфера, где различные люди прогуливаются, что-то обсуждают, шутят, спорят, ругаются, неизменно присутствует. С мороженым в руках, располагаемся на одной из лавочек. Перед нами сидят двое мужиков – явные выпивохи, но тихие, даже в чем-то скромные. Бухают пивко, в пакете замаскирована бутылка водки, к которой они периодически прикладываются. Чуть поодаль располагается более массовая компания, мужиков 5, и пара девушек бухает беленькую в открытую, не стесняясь и не обращая внимания на прохожих. Со стороны проезжей части идут бабка и древний-древний дед:

- Иди, садись, - приказывает бабка.
- Шо? – тупит дед.
- Садись, говорю, на лавочку!
- Шо?
- На лавку садись!
- А-а-а-а, – дед бредет к лавке, но тут его накрывает любопытство. – А ты куда?
- Я до магазина галантерейного дойду, а ты жди! – бабка, еле перебирая ногами уходит.

Дед присаживается на лавочку, опираясь на палку, сидит и вздыхает. Ебать. Что в 18, что в 25, что в 30, что в 40, что в 70: картина одинаковая. Бабы шляндаются по магазинам, мужики сидят и ждут у моря погоды. Забухать с мужиками, уехать на рыбалку, просто посходить с ума – это плохо, а таскаться три часа по магазинам, собираться по два часа – это пиздец как правильно и хорошо. У деда такой вид, как будто он полжизни в такой позе просидел, в глазах отчетливо написан вопрос: «Интересно, когда я помру, тоже надо будет сидеть и ждать?» Старик тяжело вздыхает, но тут он вспоминает, что все апостолы, да и сам главный товарищ, вроде как мужского пола, поэтому по лицу проскальзывает ухмылка. «Хер в стакан, там-то я оторвусь, там мы главные, там нас бабы будут ждать», - наверняка думает старик, мечтательно осматривая небо.

Тут откуда ни возьмись, появляется заебись. Пьянющая девка маргинального вида. Она еле стоит на ногах, поэтому каждый шаг для нее – целая внутренняя борьба и «подвиг». Шаг, затем три минуты осмысления, еще шаг и еще три минуты осмысления. Медленно, но верно она доходит до мужиков, пьющих пиво, и начинает их гипнотизировать взглядом.
Их глаза, вы бы видели их глаза. Представьте глаза курьера, который стал менеджером, потом заместителем начальника отдела, потом начальником, потом заместителем директора и потом директором. Так вот, взгляд этих мужиков менялся как будто они «становятся» директорами за одну минуту. Удивление, затем снисходительность, надменность и, как апофеоз, чувство тотального превосходства по сравнению с непонятным и пьяным женским существом. Для завершения этой картины не хватало только их жен, которым они могли бы сказать: «Вот, видишь, даже бабы нажираются! А я, А я! Пью только по выходным, еще и работаю, и вообще, я самый-самый распиздатый!» Для людей нет ничего слаще, чем самоутверждаться с помощью опустившихся собратьев по виду, а если они еще и женского пола, м-м-м-м, тут ЧСВ прет с такой силой, что оно способно сдвинуть с места Эверест.

Девка что-то просит у них, то ли выпить, то ли закурить.
Один из мужиков жестом отгоняет ее. Олигарх куев, в майке от Джан Франко Петрашки, но по сравнению с ней он, конечно же, «король». Второй сидит с видом богатея, который пьет пиво не на лавке возле Ленинского проспекта, а как минимум отдыхает в Турандоте с бокалом Шабли. Сообразив, что от этих господ она ничего не добьется, деваха пытается развернуться в нашу сторону, но ветер сносит ее в сторону лавки, где расположился дед. Еле-еле перебирая ногами, она доходит до нее, и плюхается рядом. Дедок осматривает алкогольное чудо, вздыхает и продолжает смотреть на небо, мечтая об ангелах и Рае. Минут на 10 наступает тишина и покой. Кто-то ест мороженое, кто-то пьет, кто-то мечтает о скором конце, короче говоря, идиллия на небольшом пяточке в центре города. Но любую идиллию кому-нибудь обязательно нужно нарушить. Ее нарушает «королева стаканов». Ей не сидится спокойно, поэтому она поднимается с лавки, делает шаг влево, потом вправо, но, сука, ветер сносит опять левее. Очередной порыв она не выдерживает и падает на колени перед дедом, ухватившись за его палку.

- Кыш, – все, что смог произнести дедок.
- А-а-а, я-я-я, а-а-а, - пытается выразить мысль деваха.
- А ну, пошла отседава! – дед пытается вырвать палку, но марамойка вцепилась в нее железной хваткой.
Дед дергает палку, и девка начинает сползать с нее, упираясь рожей в причинное место старика.
- Саш, иди, оттащи ее! – выдает моя.
Вот если какую-нибудь пьянь женского пола оттащить, то Саша иди, а если блондинка или брюнетка с длинными ногами и четвертым размером, то хрен ли ты смотришь, общаешься и так далее. Вот где логика?
В это время деваха отпускает палку старика и кладет руки на его колени, голова все так же лежит в «сокровищнице». Мужики поймут, о чем говорю.
- Саш! Иди! – гонят меня на разборки.
Я делаю несколько шагов по направлению к месту, где происходит прилюдная порнография. И тут слышу крик:
- Ах ты блядун старый! – через три дороги, не обращая внимания на машины, несется супруга старика. На минуту отошла! – размахивает палкой на бегу бабулька, как Буденный в свое время размахивал шашкой. По виду, она как раз его ровесница.
Дед пытается отлепить от себя деваху, но все тщетно, та впилась в него всем, чем можно. Со стороны это смотрится эпично, он ее отталкивает, а она прижимается снова. Вспоминается анекдот про бабулю, которая вещала: «Пригляделась, ябутся!».

- Нет, ты посмотри на него! Он даже не стесняется! – продолжает орать бабка, перебирая ногами, так быстро, как может
- Да отцепись ты, шалава! – нервничает дед.
- А-а-а-а, ы-ы-ы, у-у-у-у, - «наслаждается» деваха.
- Саш! Иди! – гонят меня в эту оргию.

Добежав до места действия, бабка поднимает палку и бьет… Кого? Правильно! Бьет деда! Бедный старик сидит охеревший, на хую лежит голова алкоголички, а по спине и плечам, его палкой охаживает жена.

- Стой! – кричу я. Она на него сама упала!
По характерному запаху перегара бабка соображает, что дед тут не при делах, он вообще уже лет 60 как не при делах.
- Ах ты, сука! – и бабка начинает дубасить девку.
Та под градом ударов отпускает старика и ползком ретируется, скрывшись в ближайших кустах. Все! 80-ти летнее сокровище отбито! Бабка с видом победительницы смотрит на старика:
- Ну, а ты что? Оставила на несколько минут, и тут приключения себе нашел! Что ты за человек такой…
-Я, я, я… - пытается оправдаться дед.
- Ладно, вставай, пошли, – приподнимает за локоть старика бабулька.
- Ой, у меня чуть сердце не лопнуло, – вздыхает дед.
- Это от чего это у тебя чуть сердце не лопнуло, а?
- Испугался…
- Пошли уже, в аптеку зайдем, валокордина тебе куплю. Не сильно я тебя задела?
- Да, так, плечо ноет.
- А неча рядом с разными пьяными девицами сидеть!

Старики, опираясь на палки, побрели в сторону аптеки. Дед периодически смотрел на небо. Там, там точно он будет главный, там он не будет ждать, там он будет всегда прав…

P.S. Напоминаю, запущен паблик http://vk.com/top_lap. Там собираются отредактированные рассказы. Удобное меню для чтения, анонсы и многое, многое другое. Присоединяйтесь!