Мшуц:
А мне чот такое видится из девятнадцатого века. Типа, выходя из экипажа, благородная дама в лице автора случайно высунула ногу дальше положенного, и окружающие увидели ее щиколотку, и это был ужасный позор, и ей оставалось только кинуться в реку с моста, но тут проходящий мимо благородный джентльмен в лице парня скинул с себя шубу и бросил в грязь к ее ногам, и она опустила в нее ногу, и щиколотка была прикрыта, и скандала удалось избежать, и они полюбили друг друга, но всегда, до самого конца жизни над ними тяготела эта ужасная тайна, несмываемый позор и непростительный щиколоточный грех.

Языкатая Зараза:
Ты только что изложила квинтэссенцию всей викторианской литературы. ;D