Работал в нашем отделении хирург, назовём его условно Анатолием. Хороший товарищ, отличный врач, но... со своеобразным чувством юмора. К тому же при написании историй болезни он совершенно не заморачивался с формулировками и «клал» на приличия и условности. Правда, и ОМС тогда ещё так не зверствовало... Вот несколько его перлов (воспроизведено дословно):

Поступил по скорой мужик с морковью в прямой кишке. Толя его осматривает, задаёт пару вопросов и пишет в анамнезе морби: «со слов пациента, сегодня около 19.00 в районе гаражей ему в задний проход была внедрена морковка (чищенная), без помощи вазелина, ботвой наружу...»

Как-то на вечернем обходе застукал Толя одного пожилого пациента пьяным. Выписать его было нельзя, Анатолий промыл ему мозги и в конце дневника в истории записал: «больному сделано последнее китайское предупреждение... проведена беседа о вреде алкоголя на молодой растущий организм».

После осмотра пьяной бабы, привезённой с улицы, в status praesens записал: «лежит на каталке обосранная и обоссанная, матерится, дура-дурой...».

В выписках, которые выдаются на руки, неработающим алкашам в графе «место работы» он писал «тунеядец», а в рекомендациях по лечению - «безалкогольная диета».

Как не боролась с Толиком администрация - всё было напрасно. Не помогали ни «ссылки» в приёмку, ни регулярные вызовы «на ковёр».

И вся больница ждала от него новых «неформатных» записей.