Вот и на Алтай холода пришли, благо, что в этом году отопление рано дали и дома мерзнуть не приходится, а вот во времена бурного студенчества был такой случай…
Примерно в середине сентября на улице стояли уже довольно сильные для этого времени морозы, даже снег пытался выпасть, а отопление еще не дали. Соответственно и в квартире температура была, как в склепе.

Снимали мы тогда с товарищем двушку - у каждого была своя комната. Жили дружно, много веселились, часто гости приходили – счастливое время, в общем. Товарищ мой Вовка встречался с девушкой, и она частенько оставалась у нас ночевать, даже когда нас дома не было, могла остаться – ключи у нее были.

И вот подвернулась нам халтурка – вагоны разгружали с молочной продукцией (до сих пор от одного вида творожных сырков тошнит). Проработали до поздней ночи, получили неплохой, для студентов, гонорар и поехали домой. По дороге купили пива, чтобы крепче спалось.

Зашли в квартиру и увидели, что вовкина благоверная у нас ночует. Ну, время позднее, дабы не разбудить тихонько прошли на кухню, посидели, пива попили и решили идти по комнатам.

- Пойду в душ сначала схожу, а потом к своей под бочок – с улыбкой сказал Вовка, - отогреюсь хоть!

На том и разошлись. И вот я уже постепенно начинаю проваливаться в сон, как вдруг истошный вовкин крик из соседней комнаты возвращает меня к реальности. Выскакиваю в коридор и вижу, как товарищ мой стоит в коридоре и беззвучно шлепает губами, как рыба.

- Ты чего? – спрашиваю.

- Там! Там! – никак не может прийти в себя Вовка

- Чего там-там, индеец хренов? Что случилось то?

- Там какой-то мужик волосатый у меня в кровати!

Оказалось, что Вовка прыгнул под одеяло и хотел прижаться к своей благоверной, а там
что-то лохматое. Вовка почему-то решил, что это какой-то грузин спит в его постели.
На самом деле, девушка чтобы не замерзнуть, просто укуталась в шаль, большую такую вязаную шаль.
Девушку мы потом долго звали Гиви, на что она сильно обижалась.

Всем теплых батарей и приятных на ощупь девушек!