Несколько лет назад довелось мне поработать психологом в МЧС, причем в составе дежурной оперативной смены одного из ЦУКСов Сибири. Работать было интересно, один день не походил на другой: то пусто и тихо, то ЧС одна за другой.

Помимо выездов, в мои обязанности входило отвечать на звонки по «Телефону доверия». Та еще хрень, надо признать: процентов 80 звонков были на тему «Как позвонить в пожнадзор (ГИМС, лично Шойгу и т.д.)», а остальные 20 были от самой веселой части нашей планеты, подавляющее большинство представителей которой имело официально установленный диагноз в местном психоневрологическом диспансере. Хуже всего, если подобный кадр сперва заливался алкоголем до определенной кондиции, а уж потом звонил «добрым тетям», и не его вина, что в тот день дежурила вовсе не «тетя»…

Этот звонок раздался в начале девятого – я только-только успел принять смену. На том конце провода мужской голос, язык сильно заплетается:

– Алло, я хочу сброситься с крыши: от меня ушла жена…

Как правило, «телефонные самоубийцы» не доводят обещания даже до попытки реально приступить к суициду, но и исключать вероятность подобного нельзя. Поэтому мысленно пожелав себе терпения, я начал выяснять причины и обстоятельства. Вернее будет сказать, попытался: упившееся в хлам тело слышало только себя. Внезапно звонящий предложил:

– А давайте я дам вам телефон своей жены, вы ей позвоните, расскажете, как мне плохо…

Сказать, что я удивился ¬– ничего не сказать. Но уж лучше так. Поэтому я записал цифры и перезвонил. Ответил мне мелодичный голос.

– Доброе утро, вас беспокоят из МЧС, дежурный психолог Такойто. Вы Кристина? Нам только что звонил некто Дмитрий, представился Вашим супругом (имена изменены).

– Ну да, есть такой.

Удерживая в памяти практически бесполезные ошметки разговора с Дмитрием, я задал вопрос «в лоб»:

– Вы можете прокомментировать события вчерашнего вечера?

Кристина заметно растерялась:

– Не могу.

– Я поясню: Дмитрий говорил, что хочет сброситься с крыши, дескать, вы от него ушли.

– Ну да, на работу…

Как выяснилось, Дмитрий уже имел в анамнезе несколько неудачных попыток суицида…

Когда я пересказывал эту историю коллегам, они не знали, веселиться или удивляться. Решили, что первый вариант более перспективен. К тому же после моего звонка бригада из психушки за ним приехала достаточно оперативно, он даже на крышу залезть не успел.