Только русские, если разрешить им делать что угодно,