Иду с собакой с прогулки, возле детской площадки на лавочке с подругами сидит инициативная Лена, деловая колбаса, о которой я уже писал тут. Заметив меня, она орет так, как будто, я у нее миллион занял, и год уже бегаю от нее:

- Саша, Саша стой!
Я останавливаюсь и нехотя поворачиваюсь в ее сторону.
- Давай – и она тычет мне в папку, где на листах А4 распечатаны фамилии все жильцов
- Что давать?
- Расписывайся за шлагбаум, чтобы собачка твоя спокойно гуляла
- Она и так спокойно гуляет
- Ну, тогда, чтобы ее никто не обижал

Я делаю саркастическое ебало. С кого хуя, кому то нужен мой старый Чау? Причем тут шлагбаум? Да и кто его обидит, если эту собаку и меня, весь район знает, от главы Управы до алкаша на лавке?

- Давай, давай. Стоянка только наша будет, камеры развесим
- А камеры то для чего?
- Чтобы в случае чего, видеть, что происходит. Да и от угона поможет.

Видеть, что происходит. Ебнутый город! Я коренной москвич, но всегда давался диву, в той же Москве камера на камере, камерой погоняет, но не раскрытых преступлений до хера и больше. Куча камер, записывающих устройство, толпы народу, но как что-то случается никто ни хуя не видел, и ни хера не слышал. В тех же деревнях ни одной камеры, но все всё видят и все всё знают.

Года три назад мне нужно было отвезти на фазенду очередной хлам матери, который она искусно набирает за год, чтобы потом вывезти на дачу. Путь, который проделывают все вещи в нашей семье одинаков: покупка – квартира – дача – помойка на даче. Я всю жизнь борюсь за то, чтобы данное звено сокращалось, хотя бы покупка – квартира – помойка, в идеале конечно покупка – помойка, а лучше вообще не покупать различные этажерочки, шкафчики, коврики, тазики и прочую хуйню. Но, все тщетно, будь то мать, жена, просто девушка, с которой живем вместе, скупают и скупают, скупают то, что надо, то, что не надо, скупают много и часто.

В общем, надо было отвезти хлам. Ковры «ручной работы», купленные в каком то магазине, за бешеные деньги, под видом Персидских, на самом деле, сшитые «Ашотом», который одинаково хорошо шьет костюмы от Джан Франко Петрашки, и ткет ковры «ручной работы». Часть какого-то шкафа, и так по мелочи. Машины у меня большой не было, поэтому на время одолжил, у приятеля его, старенький «Тушкан», тоже не весь какая громадина, но по сравнению с обычной легковой машиной, этот недоджип вместил в себя всю скопившеюся тряхомудь. Съездив на дачу, отдохнув от всех, порыбачив и побухав с мужиками, спустя дня три я вернулся в Москву. На следующее утро я должен был отогнать машину приятелю.

Утром выхожу с собакой, иду мимо стоянки, смотрю, машины нет. Первое что приходит в голову в такой момент: Куда я ее мог поставить? Галопом несусь с псиной по всей стоянке, хуй, машины нет. Чувство, я вам доложу очень интересное: Тебя наебали, а ты не знаешь кто и где именно. Возвращаюсь домой, звоню в ментовку. Там долго тупят, переключают, переспрашивают, но все-таки объявляют бричку в розыск. Отзваниваю приятелю, объясняю ситуацию, затем спускаюсь вниз и жду ментов. Они не спешат, пиздец как не спешат. А хули спешить? Ведь ситуация из серии: «Сгорело уже». Хули тушить? Приезжают, два мента, и две девки дозновательницы, видно, что только что из института, юбочки короткие, губки пухлые, моськи симпатишные…Но тупые…в этот момент приезжает приятель. К слову, он бывший старший опер по особо важным делам одного из округов Москвы.

Стоим, наблюдаем за их работой. Эти две дуры с мыльницей носятся по все стоянке и фотографируют машины, не то место, где стояла угнанная тачка, а посторонние машины.

- Простите великодушно, что вы делаете? – спрашивает приятель
- Как что? Фотографируем!
- Зачем? Нужно для начала сфотографировать место, где стояла машина – влезает в процесс следствия, бывший опер.
- Как зачем? А вдруг преступники вернутся и угонят какое-нибудь из этих ТС! - на полном серьезе заявляет деваха
- Преступники всегда возвращаются на место преступления! Профи работают! - улыбаюсь я

Приятель лишь делает финт рука-лицо и замолкает

- Вам нужно проехать с нами в отделение – заявляет одна из девок
- А свидетелей опросить? - настаивает приятель
- Кого? – удивляется девка
- Вон там, один автовладелец, второй – и бывший опер методично показывает на соседей, которые с утра разъезжаются на работу со стоянки.
- Ааа, ну да

Ясное дело, никто ничего не видел, не слышал,и вообще спал, срал, ел, пил или смотрел Дом 2.

- Я вас поздравляю! – подойдя к нам, сказала дозновательница
- С чем? – покосился я на нее
- Вашу машину объявили в розыск!
- Так мне сказали….
- Да, да…Просто они там что-то перепутали, но во теперь точно объявили

И это, сука, спустя, часа два…

Садимся в машину и за ментовозом едем в отделение. Поднимаемся к следаку, на второй этаж, он совсем молодой, сидит в груде папок, с бешеными глазами. Возле него сидит баба, даже бабка, явно после бадуна.

- Так, все, иди отсюда, и если еще раз заявление на тебя напишут, посажу! – сурово говорит мент
- Да иди ты на хер, кого ты посадишь... – машет рукой бабка
- Так! Я все сказал! – и парень стукнул кулаком по столу
Я толкаю приятеля:
- Жеглов!
- Бабка должна сидеть в тюрьме! – улыбается он

Бабулька, окутав нас, пеленой перегара уходит.

Он берет в руки бумажки, которые написали девки дознаватели, смотрит документы и первое, что спрашивает, причем делает это с такой надежде в голосе, как будто он у отца разрешения на покупку конфет ждет:

- По Каско она застрахована? – в его глаза читается: Ответьте «Да», пожалуйста, ответьте «Да»
- А при чем тут это?
Менту явно реакция не понравилась
- А вы кто такой?
- Я? Я владелец машины вообще то. А по совместительству подполковник милиции, бывший старший оперуполномоченный - и приятель называет округ где работал, и кидает пару фамилий вдогонку.

Мент, аж вытягивается в кресле, затем опомнившись и вспомнив приставку «бывший». Возвращается в реальность:

- А сейчас?
- Сейчас я пенсионер – улыбается приятель, которому всего лишь, чуть за 40 лет. Так что по машине?
- А что по ней? – спрашивает следак
- Это мы у вас спрашиваем – начинает заводиться приятель
- Угнали ее – мент невозмутим
- Ну ее найдут? – вкрадчиво спрашиваю я
- Эххх, ой….- вздыхает он

Нависла пауза. Нет, конечно следак мог ломать комедь, говорить, что найдем, пригоним, виновных расстреляем, но это был тот случай, когда все всё понимали.

- Вот смотрите – и он показал нам на гору из папок. Я тут один, это все передали мне по смене, все, что я смогу сделать за сегодня, обработать и передать следующей смене, и так далее. Круговорот дел в отделении.
- Послушайте, у нас на всех подъездах висят камеры, одна прямо смотрит на стоянку, может записи посмотреть? – предложил я
- Они все не работают
- Как?
- А вот так. Камеры поставили, но они не подключены.

Мы стояли молча.

- В общем, мужики, сочувствую. Нет, мы конечно по стоянкам ближайшим пошерстим, по стоянкам в торговых центров проедем, но скорее всего уже разобрали. Надеюсь Каско все же есть…

Мы вышли от следака, спустились на улицу и закурили

- Вот Сань, поэтому я и уволился на хер, потому что бардак…Заебался
- И что делать?
- Да, ничего, я конечно, пробью через своих, но этот молокосос прав, разобрали уже. Поверь, проще мокруху раскрыть, чем машину в Москве найти....


- Давай ручку, подпишу – говорю я Ленке
- Вот и молодец…Я помню, у тебя машину угонали, с камерами и шлагбаумом не угонят! – торжествует активистка
- Да, да…Да, да – улыбаюсь я.

Наивная «чукосткая» общественница, не понимает простой вещи: Если кому то надо угнать, пристрелить, избить, то он это сделает и не может ни что, ни камеры, ни менты, ни тем более шлагбаумы.