Пистолет он держал очень уверенно. Меня удивило собственное спокойствие, когда я узнал, зачем он появился в моем кабинете.

— Мне бы не хотелось умирать в неведении, — сказал я. — Кто вас нанял?

— Может быть, ваш враг?

— Я не знаю своих врагов. Это моя жена?

— Совершенно верно. — Он улыбнулся. — И ее мотивы вполне очевидны.

— Да. — Я вздохнул. — У меня есть деньги, которые она не прочь заполучить. Разумеется, все.

Он оглядел меня с головы до ног.

— Сколько вам лет?

— Пятьдесят три.

— А вашей жене?

— Двадцать два.

Он щелкнул языком.

— Мистер Вильямс, в такой ситуации трудно рассчитывать на постоянство.

— Через пару лет я ожидал развода. Моей жене досталась бы кругленькая сумма.

— Вы недооценили ее жадности, мистер Вильямс.

Мой взгляд скользнул по пистолету.

— Полагаю, вам уже приходилось убивать людей?

— Да.

— И очевидно, вам это нравится?

— Да, убийство доставляет мне наслаждение.

Я пристально посмотрел на него.

— Вы здесь уже больше двух минут, а я все еще жив.

— Нам некуда торопиться, мистер Вильямс, — мягко ответил он.

— А значит, сам момент убийства не столь важен. Главное для вас — прелюдия.

— Вы очень проницательны, мистер Вильямс.

— И я останусь жив, пока вам не наскучит мое общество.

— Разумеется, хотя мы и ограничены временем.

— Я понял. Хотите что-нибудь выпить, мистер...

— Смит. Это имя легко запоминается. Да, с удовольствием. Но встаньте так, чтобы я мог следить за вашими руками.

— Неужели вы думаете, что я держу под рукой яд?

— Нет, но тем не менее возможно и такое.

Он наблюдал, как я наполнил два бокала, взял свой и сел в кресло. Я опустился на кушетку.

— Где сейчас моя жена?

— В гостях, мистер Вильямс. И добрая дюжина людей подтвердит под присягой, что она невиновна.

— Меня убьет вор?

Он поставил бокал на столик между нами.

— Да. После вашей смерти я вымою бокал и уберу его в бар. А перед тем как уйти, сотру все отпечатки пальцев.

— И вы не возьмете с собой пару безделушек? Чтобы подтвердить версию грабежа?


— Это не обязательно, мистер Вильямс. Полиция придет к выводу, что, убив вас, вор перепугался до смерти и покинул дом с пустыми руками.


— Эта картина на восточной стене стоит тридцать тысяч долларов.


Он посмотрел на картину, и тут же его взгляд вернулся ко мне.

— Вы меня искушаете, мистер Вильямс. Но я не хочу, чтобы вашу смерть связали со мной. Меня восхищают произведения искусства, особенно я уважаю их материальную ценность, но не настолько, чтобы попасть из-за них на электрический стул. — Он улыбнулся. — Или вы хотите предложить мне эту картину в обмен на вашу жизнь?!

— Именно об этом я и подумал.

Он покачал головой.

— Очень сожалею, мистер Вильямс. Если я принял заказ, то должен его выполнить. Это вопрос профессиональной чести.

Я поставил бокал на столик.

— Вы надеетесь увидеть во мне признаки страха, мистер Смит?

— Все дело в напряжении, не так ли, мистер Вильямс? Испытывать страх и не решаться его выказать.

— Вы привыкли к тому, что жертвы молят вас о пощаде?

— Да. Так или иначе.

— Они взывают к вашей человечности? И это бесполезно?

— Да.

— Они предлагают вам деньги?

— Очень часто.

— Что тоже не имеет смысла?

— Так было до сих пор, мистер Вильямс.

— За этой картиной — стенной сейф, мистер Смит.

Он снова взглянул в указанном направлении.

— Да?

— В нем пять тысяч долларов.

— Это большие деньги, мистер Вильямс.

Я взял свой бокал и пошел к стене. Открыв сейф, я достал коричневый конверт, допил виски и, поставив бокал вовнутрь, захлопнул дверцу.

Взгляд Смита задержался на конверте.

— Пожалуйста, принесите его сюда.

Я положил конверт на столик, рядом с бокалом.

— Неужели вы надеетесь выкупить свою жизнь?

Я закурил.

— Нет. Насколько я понял, вы неподкупны.

— Но зачем вы принесли мне эти пять тысяч?

Я высыпал на столик содержимое конверта.

— Это старые квитанции. Они не представляют для вас никакой ценности.

На его щеках выступил румянец раздражения.

— К чему весь этот балаган?

— Я получил возможность подойти к сейфу и поставить в него ваш бокал.

Глаза Смита метнулись к бокалу, стоявшему на столике.

— Вот мой бокал.

Я улыбнулся.

— Ваш — в сейфе, мистер Смит. И полиция, несомненно, поинтересуется, почему там стоит пустой бокал. А додуматься до того, чтобы снять отпечатки пальцев, не так уж и сложно, особенно при расследовании убийства.

Смит побледнел.

— Я ни на секунду не спускал с вас глаз. Вы не могли поменять бокалы.

— Нет? Но как мне помнится, вы дважды смотрели на картину.

Рефлекторно он взглянул на нее в третий раз.

— Я смотрел на нее не дольше одной или двух секунд.

— Этого вполне достаточно.

Он достал из кармана носовой платок и вытер потный лоб.

— Я уверен, что вы не могли поменять бокалы.

— Тогда, вероятно, вас очень удивит визит детективов. А через некоторое время вам представится возможность умереть на электрическом стуле. И вы вдосталь насладитесь ожиданием смерти.

Он поднял пистолет.

— Интересно, — продолжал я, — как вы умрете? Наверное, вы представляете, что спокойно подойдете к стулу и с достоинством сядете на него? Вряд ли, мистер Смит. Вас наверняка потащат к нему силой.

— Откройте сейф, а не то я вас убью, — прорычал он.

Я рассмеялся.

— Перестаньте, мистер Смит. Мы оба знаем, что вы убьете меня, если я открою сейф.

Последовала долгая пауза.

— Что вы собираетесь делать с бокалом?

— Если вы меня не убьете, я все больше склоняюсь к мысли, что я отнесу его в частное детективное агентство и попрошу сфотографировать отпечатки пальцев. Фотографии и записку, объясняющую их появление, я запечатаю в конверт. И оставлю инструкции, согласно которым, в случае моей насильственной смерти, конверт передадут в полицию.

Смит глубоко вздохнул.

— Это все лишнее. Сейчас я уйду, и вы никогда меня не увидите.

Я покачал головой.

— Нет. Я предпочитаю свой план. Мне хотелось бы обезопасить себя и в будущем.

Он задумался.

— А почему вы не хотите обратиться в полицию?

— На то есть причины.

Смит сунул пистолет в карман, и тут его осенило.

— Ваша жена сможет нанять другого убийцу.

— Да, это возможно.

— А обвинят в вашей смерти меня. И я попаду на электрический стул.

— Скорее всего так и будет. Если только... — Смит смотрел мне в рот. — Если только нанять другого убийцу ей не удастся.

— Но ведь есть не меньше десятка... — он замолчал, и я поощряюще улыбнулся.

— Моя жена сказала вам, куда она поехала?

— К Петерсонам. Она собиралась вернуться к одиннадцати.

— Одиннадцати? Очень подходящее время. Ночи нынче темные. Вы знаете, где живут Петерсоны?

— Нет.

— В Бриджхэмптоне, — я дал ему адрес.

Смит медленно застегнул пальто.

— А где вы будете в одиннадцать часов, мистер Вильямс?

— В своем клубе. Буду играть в карты с друзьями. Несомненно, они станут искренне утешать меня, когда я получу печальное известие о том, что мою жену... застрелили?

— Все будет зависеть от конкретной ситуации, — он сухо улыбнулся и вышел из кабинета.

После ухода Смита я отвез бокал, стоящий на столике, в детективное агентство и поехал в клуб. Сейф я даже не открывал. На том бокале остались лишь отпечатки моих пальцев.

Автор: Джек Ритчи