— Я вызвал вас узнать, как лечить чесотку, — сказало пьяное существо мужского пола, одетое только в семейные трусы.

Существо стояло в дверном проёме, загораживая бригаде вход в квартиру. У него была лысая голова и кучерявые волосы по всему телу. Запах пива, которым запивали водку, перебивал даже запах мусоропровода, который был забит насмерть.

— Скорая такими вещами не занимается, — ничему не удивляясь, ответил фельдшер.

— Тогда до свидания, — заплетающимся языком произнесло существо и захлопнуло входную дверь.

Логично было бы считать вызов законченным. Фельдшер просто бы отзвонился диспетчеру и получил бы следующий адрес. Или вернулся бы на станцию. Но у нас в подобных случаях надо звонить ответственному врачу станции и уповать на то, что сегодня дежурит адекватный коллега.

В этот раз не повезло.

— Как! Вы ушли с вызова, не осмотрев больного! Да вы знаете!.. — почти кричал врач. — Немедленно вернитесь, вызовите полицию, позвоните на психиатрический пульт. Или вы осмотрите больного, или пусть распишется, что помощь ему не нужна.

Тяжело вздохнув, фельдшер позвонил всем, кого перечислил "ответственный".

Сотрудники психиатрической службы, оценив "адекватность" ответственного врача, сразу отказались отправлять свою бригаду.

Полиция приехала. Через час. Все это время фельдшер спокойно покуривал, прогуливаясь у своей машины, болтая с водителем о тяжёлой жизни алкашей и прочих маргиналов.

— Ты нас достал уже! — старший наряда, когда открылась дверь в квартиру, с порога начал атаку. — Ты достал уже всех: соседей, нас, теперь вот скорую начал доставать! Хочешь в обезьянник? Сейчас организуем!

— Что, постоянный клиент? — спросил фельдшер сержанта.

— Убил бы, — в сердцах произнёс сержант. — Ни днём, ни ночью покоя нет. Как начинает пить — по три раза сюда ездим.

— А вкрути мне лампочку в люстру, — обращаясь к сержанту, вклинился в разговор хозяин квартиры. — Ты, длинный.

— Я вкручу тебе лампочку, — многообещающе произнёс сержант. — Я сейчас вкручу её тебе в... (он назвал некоторые части тела).

— А ты? — тут алкаш невозмутимо повернулся к фельдшеру. — Может быть ты мне поможешь?

— Конечно. Потом. Когда вкрутят. Я её тебе выкручивать буду. Оказывать медицинскую помощь.

Напарник сержанта всё это время тихо угорал от смеха.

— Короче! — сержант повернулся к фельдшеру. — Где ему тут расписаться надо?

Фельдшер протянул мужику карту вызова и ручку.

— Расписывайся.

— Я своей, — мужик достал откуда-то полуизгрызанную пластмассовую ручку, поставил свою подпись и вернул карту.

Затем со словами: "А это тебе на память, чтоб вспоминал" — сунул ручку в нагрудный карман фельдшера. Уходя из квартиры, фельдшер вынул подарок из кармана и аккуратно зашвырнул его под шкаф.

Покурив с парнями из доблестной полиции, фельдшер сердечно распрощался с ними, и все разъехались по своим героическим делам. Ночью фельдшер, прикорнувший в кресле на подстанции в ожидании вызова, был разбужен телефонным звонком.

— Это ответственный врач. После вас на вызове (он назвал номер карты и адрес) пропала какая-то дорогущая ручка. Больной скандалит и требует вернуть. Вы уж съездите, верните.

— А я её брал?

— Ну больной же говорит...

— То есть вы меня сейчас конкретно обвиняете в воровстве? Без суда и следствия?

— Нет...— ответственный врач замялась... — Я ни в чём таком вас не обвиняю. Может, машинально в карман сунули, по привычке. Больной же требует.

— Давайте без обид: перезвоните и объясните, что в случае пропажи или кражи вещей он должен звонить в полицию, а не в скорую. А полиция пусть разбирается.

На том и порешили. На следующее утро фельдшер услышал рассказ коллеги по работе, который живёт в том же доме, что и алкаш. Ночью этот сосед-алкаш на весь подъезд орал, что у него пропала золотая ручка "Паркер". Потом он долго с кем-то перезванивался и наконец вызвал полицию.

Приехали всё те же. Двое — высокий сержант со своим смешливым напарником. Что было дальше, фельдшер не знал. Но по рассказам того же коллеги, последние три месяца сосед ведёт скромный, уединённый образ жизни, выходя из квартиры только по вечерам, исключительно за продуктами и четвертинкой водки.


Источник: