Когда мне было пять-шесть лет, я искренне верил, что под новый года на елке, которую отец привозил из лесу, обязательно вырастут апельсины. Жил я в далеком сибирском селе, потому оранжевые мячики с ноздреватой толстой шкуркой и вкусной мякотью  доезжали до нас  нечасто.

Но вот это новогоднее чудо для меня было столь  же очевидно, как, например, существование деда Мороза и вера в то, что несмотря на морозные кружевные узоры на окнах, мерное гудение огня за печной заслонкой,  все равно когда-нибудь наступит жаркое лето, и можно будет бегать босиком по мягкой дорожной пыли на улице, купаться на речке и ходить гулять в лесок за околицей.

Скажете, как я мог поверить, что эти апельсины созревали на нашей елке? Как по мне, вера в наступление лета, когда на улице трещат сорокоградусные морозы в пять лет  не менее фантастична, чем утверждение, что на елке под новый год за одну ночь обязательно вырастут апельсины. Потому как лето – где оно? Его ждать еще почти полгода - невероятно долго – почти полжизни, а чудесный только что сорванный с елки апельсин вот он - у меня в руках!

С тех пор я вырос, живу в  городе, где в магазинах всегда  полно самых разных фруктов:  апельсинов, яблок, бананов, абрикосов, персиков и прочих куда более экзотичных фиговин. Но, скажу вам честно,  вот таких восхитительно вкусных апельсинов я в жизни больше никогда не ел.

30 декабря под самый новый год полночи провозился, придумывая как прикрепить пару апельсинов к елке так, что бы было незаметно, как я это сделал, а 31 декабря рано утром к нам в спальню с визгом ворвалась моя младшая пятилетняя дочка: «Папа, мама! Смотрите – не елке выросли апельсины!»

Когда она счастливая лопала этот апельсин, я знал какой у него был вкус…

Вкус моего детства.


© ЛысыйКамрад