Работаю проводником.
Начинала работать в студенческом отряде проводников. Пошла на Москву-3 (Ярославский вокзал)
Один из первых рейсов. Я наивная, еще не испорченная железными дорогами, милая девочка. Блондиночка. Едем на замечательный город с красивым названием Лабытнанги. Напарника нет. Пассажиров мало. Сижу в своем купе, читаю книжку.
А надо сказать, что в Лабытнанги летом ездит всегда примерно одинаковая аудитория: вахтовики, жители Салехарда (но их мало) и туристы.
И вот о туристах-то речь и пойдет.
Обычно у них много денег, алкоголя и энтузиазма. Очень любят поболтать "за жизнь" и рассказать о том, какие они крутые.
Так вот сижу я в своем купе, читаю книжку. И тут внезапно заходит один из туристов и говорит "девушка, а принесите нам шахматы!"
Так как по правилам я обязана выдать им настольные игры по первому требованию, я иду на штабной вагон, прошу там шахматы и возвращаюсь обратно. Приношу их туристам.
-Полиночка, сыграйте с нами - говорит мужичок лет 45-50. Я начинаю отнекиваться, мол, работа, дела, станция скоро. Но мужики тоже не дураки. Видят, что я сижу и нифига не делаю. Начинают снова меня уговаривать. Минут 15 уговаривают, по итогу я думаю, что скажу им что-нибудь, чтобы отвалили и выпаливаю неожиданно для себя
-Я только на деньги играю.
-Хорошо, - говорят, - 500 рублей.
Я понимаю, что выкрутиться не получилось, вздыхаю и сажусь играть.
Через какое-то время выигрываю, забираю деньги и иду к себе обратно в купе.
Через час мужики снова подходят. Требуют реванш. Я снова пытаюсь открутиться, но они уже повышают ставки. Мое еврейское сердце, гоняя еврейскую кровь в ритме Хавы-нагилы, заставляет меня снова идти играть.
Опять выигрываю. Опять ухожу с деньгами.
На утро снова подходят эти ребята. Давай, говорят, на полторы тысячи играть? Выиграешь - у тебя будет три тысячи. Не выиграешь - ничего считай не проиграла.
А я уже в азарт вошла. Давайте, говорю. Играем.
Битва была долгой, но итогу как и в прошлые два раза - шах, мат.
Мужики сидят расстроенные, грустят, последнюю партию чуть ли не втроем играли против меня одной. Потом один выпивает водки и в сердцах говорит:
-Ну ты же баба! Ты же блондинка! Ну как ты это делаешь!?

Не стала я в общем мужикам говорить, что все мое детство мама очень хотела ребенка-гения, поэтому я ходила на шахматную секцию примерно 6-7 лет своей жизни.