На волне неадекватных взрослых.
Нас нянечка била за то, что мы не спали. Звали её Лена, было ей лет двадцать и в сончас эта деваха развлекалась тем, что ходила меж кроватей и палила тех, кто не спит. Поднимала одеяло, давала оплеуху, швыряла одеяло и шла дальше. Тем, кто писался во сне, тоже перепадало. После того, как однажды об этом прекрасном (прямо Макаренко) методе воспитания было рассказано маме, Лену турнули. Да и воспитатель у нас была не лучше - толстая баба, которая вообще нами не занималась и все время орала...

Последние несколько месяцев группу отдали казашке с невыговариваемым именем Зауре Кадырбековна. Это была одинокая молодая дама с небольшим умственным отклонением. Но любила она нас как своих детей, с ней было по-настоящему тепло и интересно.
Потом она приходила к каждому из нас в школу и мы радовались, обступали ее и обнимали. В соседнем классе училка под предлогом того, что перемена кончается, ревностно её выгнала.

В начале моего 10-го мы случайно столкнулись с ней на почте в центре. Она была уже немолода, но носила ту же рубашку, заплетала волосы в ту же косу и так же прихрамывала. Она узнала меня, окликнула и заплакала. И рассказала, что поддерживает отношения со многими из нашей группы - большей частью, с теми, кто живет неподалеку, и с радостью следит за их жизнью, за успехами, знает про многих, кто где. Как оказалось, это было для нее экспериментом - работа воспитателем. И мы стали ее первой и последней группой, потому что "вас было хоть и много, но я полюбила все как своих детей". И после нашего выпуска Зауре Кадырбековна отказалась брать другую малышню и ушла из садика.

Надо отметить, что школа встретила меня неожиданно злобной первой учительницей, которая быстро ушла в декрет, и на ее место пришла не менее агрессивная вторая. Слава богу, это продолжалось только до 5 класса.
... Странно - думается после учебы в школе и вузе - получается, что "нормальных" людей к детям подпускать можно через одного, а одинокая больная женщина может преподать настоящие уроки доброты и доверия...