Когда вспоминаю о чём-то стыдном или нелепом, что когда-то сказал, сделал или делаю - представляю себе Питера Гриффина, который говорит: "Боже мой, да всем насрать", сразу отпускает.