Был у меня на работе один сторож, Виктор Петрович. В прошлом - вахтовик. Исколесил весь Урал и Сибирь. Работал на разной технике, но в основном управлял бульдозером.

За такой огромный стаж у него накопилось уйма историй, но рассказывал он их нам только когда был под градусом. Не получалось вещать монолог складно. Проще говоря, в трезвом состоянии расказчик из него был хреновый. Когда дядя Витя умудрился опять нажраться, войдя в амплуа старого волка, он поведал нам одну историю.
Попытаюсь передать всю композицию. Много мата.

-Короче, в Челябинской области работали, строили очередную херню. Кругом деревья одни, от дорог одно название. Лет мне наверное 28 было, разъебай ещё тот был. Я тогда в лес-то носу не совал до этого, не то что в тайгу. Всю жизнь в большом городе.
А мужики бывалые чуть-ли не каждый день твердят, что-бы никуда дальше пяти метров не отходил, мол, медведи там, волки бродят. Место толком не обжили.
А мне то что? Медведи-хуеди. Фуфайкой мудя прикрыл и за крановщицей бегаю. Сам угораю как они парами ссать вечером ходят.
Проснулся один раз рано утром, по-ветру сходить приспичило. Шести часов не было, как я из вагончика жопу высунул и не предупредил никого.
Стою, значит, дела делаю и тут понимаю, что кто-то в паре метров от меня стоит, а я глаза ещё даже не продрал спросонья.
Доссал я значит, мудак, и только потом разожмурился. Смотрю -  Еб-твою, Медведь! Огромный, скотина, сидит и на меня с любопытством смотрит. Размышлял наверное, гад, с чего меня есть начать. Как только я назад со страху попятился он сразу как-то напрягся.
Я тоже насторожился, думаю что раньше сделать - начать срать сначала или бежать. Решил, что одно другому не помешает и как рванул к бульдозеру. Никогда так быстро в кабину не залазил. А косолапый, спокойно так, ко мне направился.
Я бульдозер заводить начал. Ну, думаю, без боя не сдамся.
Давай как ебанутый круги наворачивать, отпугивать его. Хотел его ковшом пиздануть, а он, козёл, спокойно сел неподалёку и на меня как на дурака смотрит. Наблюдает как я круги наёбываю.
Гляжу, начал народ просыпаться. Снача на меня как на мудака из окошек глазели, а как Медведя увидели, сразу зашевелились.
Вся бригада переполошилась. Мише это, видимо, не понравилось и он неспеша в лес ушёл.
Пока он из виду не скрылся, я круги так и наматывал. Остановился, отдышался кое-как. Ещё минут двадцать в кабине просидел. Мёрзнуть начал, в одних трусах не тепло нихрена, а выйти боялся.
Потом кто-то на камазе ко мне подъехал, я сразу к нему в кабину перепрыгнул.
До обеда меня чаями отпаивали, потом оклемался. После этого даже покурить один боялся выйти, не то что к бабам через реку.
Ебал я эти салочки.