Всё преходящее, а классика вечна