Смотрю новости по телевизору, а слушаю тёщу.
Зараза уже десять минут громко разговаривает по телефону со своей подругой, заглушая звук телевизора и вой сигнализации моей машины, доносящийся с улицы.
Шестьсот секунд: об очередях в поликлинике, о ценах на продукты, о погоде.
Шестьсот одна, шестьсот две, шестьсот три…
— Дима, да выруби ты её! — прокричала жена с кухни.
Встаю с дивана.
— Сейчас вырублю, дорогая! — кричу в ответ и направляюсь в сторону тёщи.
Тёща бледнеет, но не прекращает разговор. Приближаюсь, ухмыляюсь. Тёща умолкает и начинает пятиться, пока не упирается своим задом в тумбочку. Подхожу вплотную. Тёща медленно опускает руку с телефоном, смотря на меня с неподдельным страхом.
— Не надо, — шепчет она.
— Надо, — говорю сквозь зубы.
Протягиваю руку, беру с тумбочки пульт автомобильной сигнализации и нажимаю на кнопку…

© Дмитрий Лавренков