Взгляд работодателя. Работнички из зоны.
Егор Александрович был предпринимателем от производства. Не барыга какой-нибудь. Только производство, только хардкор! И не какое-нибудь отверточное, а монументальное – завод ЖБИ-конструкций. Хотя…., как завод? Цех на заводе. Человек на 40-50 работничков.
И вот из-за этих самых работничков Егор Александрович вечно испытывал массу проблем. Не из-за налоговой, не из-за местного ОБЭПа – они дети, по сравнению с тем, какой гимор могут доставить собственные сотруднички.
То забухают почти синхронно и сорвут выполнение ОООчень важного заказа. То с синих глаз примутся конечности совать туда, куда их совать не стоит, а потом на скоряке в больничку отъезжают, что на выполнении оговоренных с заказчиком сроков тоже сказывается не лучшим образом.
Замена работничков на трудовых мигрантов из бывших советских южных республик результата не дала, так как эти товарищи, будто инопланетяне, умудрялись косячить даже там, где казалось-бы даже и накосячить невозможно. Например, чтобы далеко не бегать в туалет, можно пописать в электрический шкаф на 380 вольт. С ударом током прямо в …. и предсказуемым результатом, естественно.
Но вот как-то довелось Егору Александровичу посидеть в СИЗО по пустяковому делу. Нет, к бизнесу это не имело никакого отношения, но именно бизнес-выводов оттуда было вынесено.
Егор Александрович решил, что тюрьмы и зоны – вот кладезь того трудового ресурса, который ему так необходим! Кроме того, всякие социальные программы, типа «второй шанс», «на свободу с чистой совестью» и иже с ними убеждали в верности принятого решения.
А что? Люди крепкие. Работать физически умеющие. Много испытавшие. Опять на нары возвращаться не желающие. Многие нуждаются не только в работе, но и в жилье. И так далее. Одни плюсы!
Под что на производстве начались реформы, как только Егор Александрович добрался до свободы. В окрестные зоны полетели малявы с описанием благ возможного трудоустройства по освобождении. На производстве восстановили старую общагу, сделали там ремонт, закупили кроватей и мебели. Заработала газовая котельная, баня и столовая.
В данные социальные институты денег было потрачено – караул. Причем своих из них было меньше половины, остальное – кредит под обеспечение. Все для блага трудового коллектива!
….
С тех пор прошло примерно три года. Егор Александрович отбыл в колонию-поселение за мошеннические действия при пролонгировании кредита, потраченного на создание вышеописанного рабочего счастья. Пытался стоимость заложенного имущества увеличить путем фальшивых актов оценки оного. На чем и попался.
А производство…. Нет больше никакого производства. В цехах пусто, на территории уныние, а заложенное имущество банк продает.
Несмотря на созданные тепличные условия работы означенный контингент работать не захотел. А захотел создавать видимость работы. Что в реальных условиях и в реальной конкурентной среде не катит ну ни разу. Увещевания не возымели никакого результата. Все участники этого эксперимента благами пользовались весьма охотно, но взамен ничего отдавать не возжелали. А на второй шанс у Егора Александровича уже банально не было времени.
Выводы сами делайте. Хотя, скорее всего и тут основными будут – «работодатель охренел» и «работодатель сам гондон».
На этом серию постов «взгляд работодателя» заканчиваю. Что называется, «не пошло».