Подрабатываю в книжном магазине кассиром. Работа, в целом, мне нравится, не считая очевидных минусов в виде не самой высокой зарплаты и постоянных набегов детей, которые не доходят до книжного отдела и окапываются в канцелярии, оставляя после себя хаос. Я не знаю, откуда во мне такие бездны терпения, когда я вижу, как школьники берут большие свёрнутые в рулон карты и начинают ими драться как на световых мечах, или когда девочки заходят в отдел сувениров и из ровных рядков магнитиков и игрушек делают пародию на картину "Апофеоз войны". То есть, вроде бы понятно - дети и дети, что с них взять. Но многих именно воспитывают такими, не ценящими чужой труд и с установкой, что работники магазинов априори рангом ниже.

Выходные, людей много, поэтому на кассе небольшая очередь. Подходит женщина и вываливает на кассу обучающие английскому карточки для детей. С ней же девочка лет шести, пухлая, кудрявая - явно любовью не обделённая. И тут этот ребёнок начинает залезать на полку (специальная полочка для сумок, чтобы покупать мог поставить туда вещи во время оплаты). Я - я, женщина - ж.

я: Простите, не могли бы вы сказать своей дочери, чтобы она слезла? Полка может не выдержать.
ж: Чего ж ей не выдержать? Лезь, доченька, если хочешь.

Попробовала ещё раз попросить, чтобы она спустила своего ребёнка, но та целенаправленно говорила девочке, чтобы та делала, что хочет. Хочешь конфету - бери, хочешь пройтись своей грязной обувью по полке - иди, она выдержит, не слушай никого. И было в этом столько пафоса, что у меня дыхание от возмущения перехватило. Я тихая, поэтому мне сложно вступать в конфликт, а тут ещё и регламент, который запрещает это делать с покупателями. И пока я пробивала эту стопку карточек, женщина приговаривала: "Ох уж эта Россия с очередями и хамлом, вот бы уже скоро уехать", намекая, что к уезду дочери как раз бы неплохо бы поучить иностранный.

Как бы она не бежала от быдла, одно из них всегда будет отражаться в зеркале.