За год работы я повидал уже не мало смертей. И это всегда печально. Однако со временем все же привыкаешь и уже относишься к ней(к смерти) как к давней знакомой, которая просто делает свою работу. Жалко становится именно родственников тех, кто медленно умирает так и не приходя в сознание.

Жалко ту старушку, что приходит по несколько раз в день принося для своего деда больон с пропущенными через блендер кусочками мяса, потому что для таких больных очень важен белок. Приносит, заведомо зная, что до следующего утра он, возможно, не доживет. А может и до этой ночи.

Жалко ту дочь, что ходит каждый день к своей матери, которая большую часть времени находится без сознания. А если и придет в себя, то даже не поймешь узнает она ее или нет. Дочь приходит и каждый день покупает дорогостоящие препапаты(бесплатная у нас медицина, ага), и каждый раз спрашивает "как она?", заведомо зная ответ.


Жалко сына, что навещает мать, которой жить осталось недолго.

Жалко дочь, чья мать после полутора месяцев вдруг неожиданно стремительно пошла на поправку после продолжительного сопора и так же неожиданно умирает.

Были и многие другие, но всегда все одно и тоже.


Жаль этих людей, они засыпают с мыслью в надежде, что их родные доживут до следующего утра и просыпаются с мыслями, что сегодняшний день для них не станет последним.

Очень грустно присутствовать рядом с врачом, который звонит родственникам ушедшего и сообщает им о смерти. Грустно видеть, что ему тяжело это делать. Еще печальнее видеть их, когда они приходят за вещами умершего.

Мы все грустим, когда кто-то умирает, хотя не подаем виду. Каждый переживает это по-своему.

Мы тянем до последнего тех, кого уже не спасти. До последнего вздоха. Настолько, насколько это возможно. И даже после него мы оказываем реанимационные мероприятия, заведомо зная что это бесполезно. Контингент нашего отделения те, у кого в той или иной степени поражается и умирает мозг. Кого-то можно спасти, а кого-то нет в зависимости от степени поражения. Мы не спим ночами, слушая дыхание пациентов, готовые в любой момент броситься реанимировать их. Несмотря на мизерную зарплату, постоянный недосып, полное или частичное отсутствие личной жизни, неблагодарности со стороны людей, постоянно находясь в шаге от профессионального выгорания, рискуя каждый день заразиться гепатитами, ВИЧем и прочими инфекционными заболеваниями, мы продолжаем делать свою работу. И если удается спасти хоть одного, то понимаешь, что все негативные стороны нашей работы стоят того. И я не побоюсь сказать, что я люблю свою работу.


Провожаем тех, кому больше жить не суждено и боремся за тех, кого еще можно спасти. Берегите себя и своих близких.