«Вот это поворот»

Название конечно идиотское, но это первое, что пришло мне в голову. К тому же, эта фраза достаточно полно характеризует реакцию моего оппонента на выбранную мной тактику защиты.

Была у меня клиентка, имеющая статус индивидуального предпринимателя и занимающаяся закупкой колбасных изделий у производителей и дальнейшей их реализацией розничным сетям. Поэтому для удобства назовем ее ИП Колбаса. Редкой душевности человек, после каждой оказанной ей услуги она нас подкармливала собственно тем, чем торговала. Это вам не коньячок с конфетами в пакетике подносить, палка колбасы куда солидней, а главное – универсальней. Учитывая, что описанные события происходили в то время, когда я еще жил в студенческом общежитии (хотя оставалось мне там прожить неделю – затем alma mater меня вместе с дипломом бездушно выбросила в большой и жестокий мир), такой «гонорар успеха» оказывался как нельзя кстати.

Так вот, среди прочих дел, которые мы выполняли для этой клиентки (составить договор, отсудить у мясокомбината / магазина то колбасу, то деньги, то деньги за колбасу), попался довольно забавный, в плане результата, случай.

У ИП Колбаса в собственности имелся совершенно ей не нужный фургон для торговли (знаете, такие на мини-рынках часто встречаются, можете погуглить «Купава» - вот о таком торговом фургоне и пойдет речь). Дабы не держать у себя на балансе неиспользуемое имущество, а получить с него хоть какую-то прибыль, моя клиентка решила этот фургон продать.

Тут небольшое отступление, важное для дальнейшего понимания ситуации: фургон, будучи транспортным средством, подлежал постановке на учет в ГИБДД. Но, поскольку фургон этот в движении самостоятельно участвовать не мог, и передвигался не чаще раза в год, прицепленный к автомобилю, клиентка моя «заморачиваться» постановкой на учет не стала. Более того, где-то умудрилась потерять ПТС. В дальнейшем это чуть было не сыграло с ней злую шутку. Ну да читайте дальше, и сами все узнаете.

Но то ли рынок пресытился этими фургонами, то ли ИП Колбаса просто была невезучая, но никто его приобретать не желал. Но из любой ситуации можно найти выход, а в случае с моей клиенткой выход сам ее нашел. Выходом оказался начинающий предприниматель, который предложил моей клиентке взять у нее в аренду вышеупомянутый фургон. Да не простую аренду, а с правом в дальнейшем выкупить колесницу торговую. Назовем нашего юного предпринимателя ИП Фургон.

Совместными усилиями двух умов, безусловно разбирающихся в предпринимательской деятельности, но не посчитавших нужным обратиться к юристам, был составлен Договор аренды с правом выкупа. Предметом договора стал тот самый фургон, срок аренды – 2 года. Цена – 250 000 рублей (к этой части договора мы с вами еще вернемся, я её раскрою подробнее, потому как в ней оказалась вся соль).

Прошло 2 года, молодой ИП Фургон стал чуточку старше, богаче и наглее. За эти два года он выплатил ИП Колбаса условленные 250 000 рублей и пользовался фургоном как полноправный хозяин. Стоял у него этот фургон все 2 года на одном из местных рынков и простоял бы там еще 10 лет бойко торгуя, пока бы не сгнил к чертям.

И здесь бы и сказочке конец, да взыграла в одном месте у ИП Фургона жадность, представителям многострадальной нации присущая. Начал он требовать у ИП Колбаса ПТС на фургон, говоря, что жить без него не может. Дескать, важнейшая часть этого фургона – именно ПТС и без него никак не ведется торговля. На что ИП Колбаса честно ответила, что ПТС потеряла. Но предложила ИП Фургону, раз это так для него важно, помочь ему в восстановлении этого документа. На что в грубой форме была послана восстанавливать этот документ своими силами и угрозу жуткую про суд справедливый.

Как водится, в суете дел подзабыла моя клиентка про разговор с ИП Фургоном, но тут ей пришла телеграмма из районного суда: «Вызываетесь вы, гражданка Колбаса, для участия в рассмотрении искового заявления ИП Фургона о взыскании с вас 250 000 рублей. Заседание состоится такого-то дня, по адресу: ________________________».

На тот момент все дела ИП Колбаса вел я, поэтому и это дело легло на мои плечи. Совершенно не удивило то, что заседание должно было состоятся уже послезавтра.

Ну да ладно, коллеги уже наверняка заметили, что иск, почему то, был подан в районный суд, и мою клиентку привлекли в качестве ответчика как физическое лицо. В иске было указано, что в период действия вышеупомянутого Договора ответчик утратила статус индивидуального предпринимателя, поэтому исковое предъявляется в ___________ районный суд г. __________________. Это все верно, такое действительно было. Одно не учел истец и его представители: на момент подачи иска моя клиентка успела вновь стать индивидуальным предпринимателем. Да, ОГРНИП (основной государственный регистрационный номер индивидуального предпринимателя) стал другим, но ИНН то остался тем же, так что просто – не проверили лишний раз. Как оказалось – зря.

К судебному заседанию я подготовил мини-отзыв: бла-бла-бла, исковое заявление предъявлено с нарушением подведомственности дел и, в соответствии со ст. 220 ГПК РФ имеются основания для прекращения производства по делу. Прошу производство по делу прекратить. Приложение: выписка из ЕГРИП в отношении ИП Колбаса. Этот отзыв дал мне то, чего мне не хватало: время на подготовку толковой линии защиты. Да еще и представительница истца (симпатичная оказалась, даже жаль, что пришлось ее разочаровывать) попросила отложить судебное заседание, поскольку получила отзыв только перед ним и ей необходимо время, чтобы с ним ознакомится и сформировать позицию. Вот и ладушки. Правда дали ей всего неделю, да мне и этого хватит.

Все время до следующего заседания в районном суде я готовил позицию для дальнейшего разбирательства в суде арбитражном, поскольку тот факт, что производство в районном суде будет прекращено у меня не вызывал сомнений. Ну а о самой позиции – абзацем позже.

В следующее заседание в районном суде уже знакомая мне симпатяга-представительница пришла с арт-поддержкой в виде, как стало известно потом, своей начальницы (она же – директор юридической фирмы, которая сотрудничала с ИП Фургоном). Начальница очень красиво выступила, рассказав про то, как я злоупотребляю своими правами и что раз ИП Колбаса теперь действует под другим ОГРНИП – значит это другой ИП, а не тот, с которым был заключен договор, который стал основанием для предъявленного иска. Разобравшись в хитросплетениях выступления начальницы, я кратко озвучил свою позицию, не преминув напомнить про суть того самого Договора и его явную предпринимательскую направленность, а также дал краткую справку про юридический статус индивидуальных предпринимателей и про значение ОГРНИП в определении этого статуса.

Определением ________________ районного суда г. ____________ производство по делу было прекращено.
В коридоре мы вполне мирно обменялись контактами с директором юридической фирмы, представлявшей интересы ИП Фургона. Она еще раз посетовала на затягивание с моей стороны окончательного разрешения ситуации. Я сказал: «Это моя работа», подмигнул ее симпатичной подчиненной и потопал в офис.

Теперь к сути искового заявления (оно в неизменном виде было подано теперь уже в Арбитражный суд ________________ области): ИП Фургон по договору аренды с правом выкупа выкупил у ИП Колбаса злосчастный фургон. После того, как он выплатил все деньги по договору, он потребовал у ИП Колбаса передать ему ПТС. На что получил отказ. Поэтому просит суд расторгнуть договор, взыскать с ИП Колбаса 250 тыс. рублей, выплаченных ей по договору аренды с правом выкупа, потому что без ПТС он не может пользоваться выкупленным имуществом, следовательно, та часть договора, которая касается выкупа арендованного имущества, Ответчиком (ИП Колбаса) не исполнена.

Вот как-то так. Первое и очевидное: хорошо, часть договора про выкуп не исполнена, но почему просит всю сумму? А за аренду в течение 2-х лет платить вообще не надо было? Непонятно, надо изучать договор.

Ух-ты, а что это у нас тут так интересно сформулировано? Пункт 1.5.: «Цена одной единицы техники составляет 250 тыс. рублей». Пункт 2.6.: «Арендные платежи по договору составляют 100 тыс. рублей в год». (Напомню, срок действия договора – 2 года).

Я не знаю, кто из них опечатался, и была ли это опечатка. Я знаю только то, что реальный уговор был о цене в 250 тыс., причем в эту сумму входили и арендные платежи и выкупная стоимость. Но такие формулировки договора в определенной степени развязали мне руки и, решив что лучшая защита – это нападение, я написал встречное исковое заявление, «вживив» в него еще и отзыв на первоначальный иск ИП Фургона. Вкратце его суть сводилась к тому, что ИП Фургон, в нарушении условий договора, выплатил только часть выкупной стоимости оборудования, поэтому ПТС ему передан и не был. Дескать, вот у нас в п. 2.6. арендные платежи – 100 тыс. в год, за два года – это 200 тысяч. И цена единицы техники по п. 1.5. – 250 тысяч рублей, она же выкупная цена. За все время действия договора ИП Фургон погасил все арендные платежи в размере 200 тыс. рублей и выплатил часть выкупной стоимости в размере 50 тыс. рублей. Таким образом, принимая во внимание смешанный характер заключенного между сторонами договора, делаем вывод, что обязательства сторон по арендным отношениям полностью исполнены. Обязательство же по выкупу оборудования исполнено ИП Фургоном частично и он должен еще 200 тыс. рублей. Бла-бла-бла, прошу взыскать с ИП Фургон в пользу ИП Колбаса 200 тысяч рублей, в иску ИП Фургон к ИП Колбаса о взыскании 250 тыс. рублей отказать. Для особо интересующихся – могу дать номер дела в картотеке, почитаете решение первой инстанции, там почти 60 % - мои доводы. Взамен от вас – обещание не деанонимизировать меня. Хотя я, пожалуй, просто скачаю это решение, все затру и скину вам по запросу, не хочу рисковать.

Немного не влезло, продолжение в комментариях...