Приветствую своих читателей и случайно зашедших в этот пост из «Свежего» пикабушников.

В этой истории опишу один забавный судебный процесс, в котором мне довелось поучаствовать около полутора лет назад. В одном из постов мне сделали замечание по поводу того, что во вступлении к истории я фактически раскрываю чем она закончится. Что ж, в этот раз постараюсь исправиться.

«Во всем виновата резина»

Как то раз ко мне через одного из знакомых (один из самых эффективных способов поиска юриста/клиента, он же ОЗП – один знакомый посоветовал) обратился клиент. Бизнесмен, владелец небольшого предприятия по производству резиновых смесей и собственно резины. Опуская подробности нашей встречи, излагаю ниже его рассказ (полной идентичности не гарантирую, память такая штука – что-то стирается):

«Выиграли мы тендер на поставку целого ряда резиновых изделий на одну из ТЭЦ соседнего областного центра. На этой ТЭЦ проводился плановый капитальный ремонт, который производил местный (той области) подрядчик. Мы все поставили по графику, оплату получили. Одной из последних поставок был рулон резины, стоимостью 5,5 тысяч рублей.
Ну так вот. Поставили, никаких претензий не было, вроде отлично сработали.

Прошел один месяц и нам от Заказчика (той самой ТЭЦ) приходит претензия такого содержания: «Такого-то числа вы поставили нам резину, стоимостью 5500 рублей. Из указанной резины на турбоагрегат была изготовлена изолирующая мембрана. В ходе контрольного пуска турбоагрегата произошла нештатная ситуация. Изолирующая мембрана, изготовленная из поставленной вами резины, начала пропускать масло, которое из-за высокой температуры воспламенилось. В связи с этим дежурным инженером было принято решение об аварийном останове турбины, что повлекло повреждения ротора, поскольку масло практически полностью вытекло через изолирующую мембрану. В результате этой аварии был причинен ущерб в размере 1,5 миллиона рублей. Вот смета на ремонт. Требуем возместить причиненный по вашей вине ущерб».

Мы, конечно, сразу выслали на место нашего сотрудника, чтобы все оценил. На месте он увидел, что действительно турбина остановлена, лежит мембрана из резины, частично опаленная, частично разъеденная.

Я не отрицаю, что, возможно, резина была некачественная, но внутренние испытания на нашем заводе она прошла. Да и вообще, нам при заказе ни слова не сказали о целях использования резины. Более того, подобные изолирующие мембраны последнее время повсеместно изготавливают из пластиката, он надежнее и больше подходит для этой цели.

В общем, обидно платить 1,5 миллиона за возможный (!) косяк в резине, стоимостью 5,5 тысяч. Сможете что-нибудь придумать?».

Я не отказался: клиент нормальный (ну, допустим, его зовут Михаил), дело очень интересное, есть перспектива неплохого судебного спора.

Неделю я изучал документы. Пришлось хоть немного, поверхностно, но вникнуть в принципы работы турбогенератора (технари, не бейте тапками несчастного гуманитария, если я где-то неправильно применил термин :)). Встретился с главным инженером одного из энергетических предприятий нашего города, проконсультировался с ним.

Получив достаточное количество информации, я взялся писать ответ на претензию Заказчика. В ответе указал, что убытки, заявленные Заказчиком, чересчур велики, убедительных доказательств того, что причиной аварии стала именно поставленная резина, не представлено. Поэтому предлагаем провести комплексную экспертизу, в ходе которой установим наиболее вероятные причины аварии и размер ущерба.
Спустя пару недель от Заказчика пришел ответ. Они предлагали провести экспертизу только резины, причем в определенной компании в их регионе. Мне это не понравилось. Знаем мы эти экспертизы, особенно в республиках, в которых есть определенные преференции представителям местной национальности, грубо говоря определение «своих» по фамилии. В ответе указал, что на такую однобокую экспертизу Поставщик согласиться не может, необходимо исследование целого ряда факторов, которые могли привести к аварии, а не только качества резины, поэтому давайте мы оплатим экспертизу, а уж по результатам определим и размер ущерба, и правых, и виноватых.

Заказчик немного утих. Поскольку по имеющейся у меня информации ремонт на ТЭЦ производил также сторонний подрядчик, я посчитал, что вину свалили на Подрядчика. Ошибся.

Через два месяца моему клиенту от Заказчика пришло исковое заявление и практически следом за ним – определение из Арбитражного суда Республики … У меня было еще две недели.
Я возобновил консультации с техническими специалистами и с их немалой помощью составил отзыв на исковое заявление. Сам отзыв уместился на 9 страницах, настолько пестрящих дикой смесью юридического языка и технических терминов, что повергал в шок даже его составителей. Отзыв направил Заказчику и в суд, купил билеты и занялся другими делами, попутно оттачивая свою позицию и продумывая возможные встречные ходы Истца.

Спустя две недели я сидел в Embraer EMB 120 Brasilia и пытался застегнуть ремень. Ремень категорически не хотел обеспечить мою безопасность во время полета, упорно игнорируя слова бортпроводницы и мои усилия. Зато он неплохо повязался на манер кушака. Спустя полтора часа я был на месте.

Переночевав в гостинице, я отправился в суд. Хорошо что вышел заранее, так как, несмотря на близость здания суда от гостиницы, ДубльГис не показывает текущие ремонты магистралей и водителей, которые сами решают где пешеходный переход, а где просто странные белые полоски на асфальте.

Перед заседанием я познакомился с тремя представителями Истца (три!! их трое! вы что, решили меня количеством задавить?!). Оказалось, что это начальник юридического отдела, специалист этого отдела, который ведет дело и тетенька из бухгалтерии. Ну хоть всех работников не привели.
Вообще на это предварительное судебное заседание у меня была одна стратегическая задача: дать понять противнику, что легкой победы не будет. Поэтому после выступления Истца («требования поддерживаем, ходатайств нет») я пошел в атаку. Было сказано многое, главным же постулатом было то, что собственно Истец не доказал одно из важнейших обстоятельств для иска о взыскании убытков – наличие вины Ответчика. Внутренние акты, составленные самим Истцом, а также представителями Подрядчика, который собственно и осуществлял работы, для Ответчика никакого веса не имеют, а для суда – тем более. Вообще, Ответчику кажется странным, что в аварии вот так сходу обвинили именно его. Не Подрядчика, который мог ошибиться в ходе ремонта, да хотя бы в чертежах этой мембраны, не Истца, который не произвел внутренний контроль поступившей резины до передачи ее Подрядчику (а это обязательное требование в сфере энергетики). Поэтому считаю необходимым привлечь Подрядчика к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, а также назначить комплексную экспертизу произошедшей аварии, призванную установить наиболее вероятные причины, качество поставленной резины, размер убытков. И вообще, мне кажется странным, что иск заявлен именно к поставщику резины, а не к Подрядчику, который непосредственно осуществлял ремонт. Ведь если в результате строительства рухнул дом – обвиняют строителей, или поставщиков кирпичей? Как минимум пытаются установить все обстоятельства.

Представитель Истца (тот из них, который начальник юр. отдела) сказал, что чертежи им выслал завод-изготовитель турбогенератора и тут же приобщил к материалам дела копию ответа завода, с приложенным чертежом. Только вот загвоздка в том, что авария произошла в мае, а письмо завода – июльское. На что я и обратил внимание судьи.

В общем, по итогам судебного заседания Подрядчика привлекли к участию в деле, рассмотрение ходатайства о назначении экспертизы отложили до следующего раза, предложив сторонам подготовить отзыв на это ходатайство, а также представить кандидатуры экспертов. Лики оппонентов заметно потускнели. Что ж, уже хорошо.

Вернувшись в родной (шучу, не родной, просто тут остался жить и работать) город и доложив обстановку клиенту я развил бурную деятельность, которая заключалась в поиске экспертов, которые смогли бы провести необходимую мне экспертизу. Само собой необходимо было не просто найти экспертов, а еще иметь возможность «немного» контролировать процесс проведения экспертизы, ежели таковая будет назначена. Задача была выполнена, я нашел компанию, которая готова была сделать «как надо» за 60 тысяч через депозит суда и еще 60 – наличными напрямую.

Сообщил клиенту. Он был доволен, но попросил встречи. Да не вопрос.

На встрече Михаил мне слегка смущенно сообщил, что резина возможно действительно была некачественная. Приехали. Он сказал, что наверно лучше заплатить и не лезть дальше. Ну уж нет. Давайте-ка мы с вами попытаемся заключить мировое и скостить сумму. Только надо сделать так, чтобы инициатива исходила от Истца. Как? Будем дальше гнуть свою линию, заставляя их усомниться в своей правоте (к тому же, даже принимая во внимание уже значительно возросшую вероятность дефектности резины, другие причины аварии исключать не стоит, случится могло всякое).

Перед следующим судебным заседанием в коридоре меня поджидало уже 5 человек. Ну точно будут бить. Оказалось нет, четвертый – технический специалист, пятая – представитель Подрядчика (третье лицо). Мне вручили отзыв на ходатайство о назначении экспертизы. Так, возражаем, считаем что достаточно мнения специалиста, а вот и ходатайство о его привлечении. Диплом, трудовая книжка, сертификаты. Хм, специалист работает в компании Истца.

В суде я поддержал свое ходатайство, представил кандидатуры экспертов, приобщил платежное поручение о перечислении денежных средств на оплату экспертизы на депозитный счет арбитражного суда. Ходатайство Истца о привлечении специалиста отбил ссылкой на ст. 23 АПК РФ. В привлечении специалиста отказано.

Продолжение в комментариях...