Мое почтение всем читателям и просто листающим «Пикабу». Пришло время для очередной истории из практики. Точнее выдалось несколько свободных минут на этой неделе, и я подумал, что давненько ничего не писал (ох ты, целых 114 дней прошло… бежит время).

«Мебель для принцессы»

Продолжаю феерию идиотских названий. Поехали.

Не так давно, по меркам Вселенной, ко мне обратился клиент со следующей проблемой: он осуществил поставку мебели в администрацию одного поселка городского типа далеко на севере нашей Родины. Стоимость поставленной по Контракту мебели – 2,5 миллиона рублей (2,5 миллиона, Карл!). Мебель известной марки, на 3 кабинета (кабинет руководителя, приемная, конференц-зал). Условия муниципального контракта в плане срока поставки, характеристик продукции были соблюдены. Но вот незадача – глава администрации этого пгт, которая подписывала означенный муниципальный контракт скоропостижно и «добровольно» уволилась с занимаемой должности. В общем, проворовалась тетка, и это было замечено (ну еще бы – заказать в администрацию поселка, пусть и городского типа, мебель за 2,5 млн…). Вновь назначенный ВРИО главы администрации принял единственное на его взгляд правильное решение – послать всех поставщиков, с которыми были заключены муниципальные контракты. В их число попал и мой клиент.

События развивались весьма быстро: контракт был заключен 1 июня. 3 июня глава администрации «добровольно» сложила с себя полномочия. 4 июня мой клиент (еще не зная о событии) уведомил Покупателя (администрацию) о готовности поставить товар и просил обеспечить приемку. Тогда же отправил в этот пгт свою фуру с мебелью и сотрудников для сборки. 5 июня от администрации (уже за подписью ВРИО главы) на электронную почту клиента приходит уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора (такой возможности в контракте вообще не было предусмотрено). Тогда же, 5 июня, клиент пишет в ответ, что отказ от исполнения контракта не предусмотрен, товар уже в пути и вновь просит обеспечить приемку. 6 июня фура с мебелью прибывает на место. Мебель собрана, расставлена по местам. Должна быть осуществлена приемка и по ее итогам – подписание товаросопроводительных документов. Приемку осуществляла комиссия из шести представителей администрации. По итогам приемки в Акте было отражено «видимых недостатков поставленной мебели комиссией не обнаружено. Рекомендуется провести экспертизу поставленного товара, что предусмотрено пунктом таким-то Контракта». Товаросопроводительные документы так и не подписали.

После этого наступило небольшое затишье. На письма моего клиента (с вопросами: когда будут подписаны товаросопроводительные документы, когда ждать оплаты), направляемые по электронной почте, ответов не поступало. В конце июня клиент направил в адрес администрации претензию весьма простого содержания: была осуществлена поставка, по вердикту вашей комиссии, осуществлявшей приемку, недостатков в поставленном товаре не обнаружено; требуем произвести оплату в соответствии с условиями Контракта, в случае отказа обратимся в суд.

4 июля от администрации приходит ответ: поставленная мебель не соответствует ГОСТам, характеристикам, указанным в Техническом задании к Контракту. От приемки отказываемся. И приложено экспертное заключение, составленное экспертом областной Торгово-промышленной палаты.

Клиент с помощью своего штатного юриста обратился в суд. В рамках судебного разбирательства была проведена экспертиза поставленной мебели. Экспертное заключение поступило в дело в январе уже следующего года. С этим заключением клиент ознакомился 2 февраля. Судебное заседание было назначено на 26 февраля. Когда ко мне пришел клиент на календаре было уже 20 февраля…

Я еще немного поговорил с клиентом о поставленной мебели (выяснил некоторые технические подробности), обсудили экспертное заключение (надо сказать, было оно далеко не в нашу пользу, эксперта предложил Ответчик). Договорились о том, что в ближайшие сутки клиент перечислит мне деньги на командировку, а насчет оплаты услуг – решили обсудить после, т.к. пока непонятен был ни объем, ни количество оставшихся судебных заседаний.

После встречи с клиентом, не откладывая в долгий ящик, я приступил к изучению материалов дела (главным образом экспертизы). Нашел и распечатал все ГОСТы и технические условия, на которые ссылался эксперт. Изучил их содержание (особенно внимательно - те конкретные пункты, на которые в экспертном заключении имелись ссылки). И обнаружил интересное: все (серьезно, все) ГОСТы не имели совершенно никакого отношения к поставленному товару. То есть эксперт просто взяла более-менее подходящие по названиям документы, в них нашла настолько же подходящие положения, «выкинула» из содержания этих пунктов (положений) «лишние» слова (таким образов кардинально исказив контекст) и сделала указание на них, дескать вот, нарушение такого-то пункта такого-то ГОСТа (кому станет любопытно – пишите в комментариях, приведу пару примеров, для понимания изъянов).

Таблица с фотографиями, которая являлась приложением к Заключению, тоже не внушила мне доверия. Ни на одной фотографии не было измерительного прибора, а без него определить размер, например, тех же зазоров (которые якобы больше, чем предусмотрено обязательными требованиями). Все фотографии сделаны с неудачного ракурса: из-за освещения, поставленного неправильно, невозможно было рассмотреть «дефекты», о которых гласили подписи под фотографиями.

Не буду вдаваться в подробности, скажу главное – я сделал вывод о том, что эксперт была очень сильно заинтересована в результатах экспертизы, раз не побоялась сослаться на «левые» ГОСТы, буквально «высосав из пальца» наличие в поставленной мебели дефектов. С одним я был согласен: некоторые предметы мебели (3 или 4 единицы, точно не вспомню) действительно имели небольшие несоответствия ТЗ, к примеру: задняя стенка греденции (это такой длинный узкий и высокий комод… нда, зачем мне это было знать) не была обита кожей (замечу – в невидимой при эксплуатации части). Но это несоответствие вызвано тем, что производитель мебели в одностороннем порядке поменял ее конфигурацию. Но, тем не менее, оплата то была согласована исходя из наличия этой обивки.

Совершенно ясно, что завершать дело на этой стадии с такой экспертизой для нас чревато поражением. Значит надо сделать так, чтобы этой экспертизы фактически не было, т.е. чтобы суд не принимал ее результаты в качестве доказательства (или хотя бы критически оценил ее результаты). Садимся за парты, достаем двойные листочки, пишем: «Ходатайство о назначении повторной экспертизы», «Ходатайство о вызове эксперта в судебное заседание». Время на подготовку – 2 дня. Я решил написать именно такие ходатайства, исходя из простой логики: если эксперта вызовут в заседание – я засыплю ее вопросами, укажу на несоответствие применяемых ей ГОСТов, таким образом очевидно дам судье понять, что экспертное заключение – не стопроцентное доказательство (хоть в АПК у нас и написано о том, что экспертное заключение оценивается наравне с другими доказательствами, суды зачастую не заморачиваются такой «оценкой», принимая все, что написал эксперт, за чистую монету). В ходатайстве о назначении повторной экспертизы я подробно изложил все «нестыковки» экспертного заключения (очень подробно, ходатайство вышло на 12 страниц), указав, что поскольку такой экспертизой суд руководствоваться не может, есть необходимость назначить повторную экспертизу по тем же вопросам. Параллельно разослал в 6 экспертных организаций запрос о возможности проведения экспертизы, ее стоимости и сроках.

24 февраля через систему «Мой арбитр» я подал означенные ходатайства в суд.

На следующий день, придерживая брюки, я уже проходил рамку в аэропорту. Как только я увидел самолет, на котором мне предстояло полететь, мне резко стали нравиться поезда и РЖД вообще. Но, к сожалению, в том городе, куда я летел, не было железной дороги.

На следующий день, предварительно хорошенько не выспавшись в гостинице, я пошел в арбитражный суд. По адресу, указанному на их сайте. На подходе к зданию суда я понял, что дело нечисто. Ступеньки были заметены снегом и явно давно не чистились. Пробив себе дорогу к дверям, я увидел на них объявление: «Уважаемые представители сторон, Арбитражный суд Region Name переехал по адресу _____________». Вот это поворот. Спасли положение онлайн сервис с картами, хреновый мобильный интернет (как потом выяснилось – еще и дико дорогой в роуминге) и привычка в незнакомом городе выходить с большим запасов времени. Так что у зала судебного заседания я был за 15 минут до его начала.

Поздоровался с представителем администрации (женщина лет 40), передал ей ходатайства с приложениями. Вежливо поинтересовался, нет ли желания закончить дело миром. Меня не удостоили ответом, лишь помотав головой. Ну и ладно, я не обидчивый.

Тут случилось забавное: из лифта вышел мужчина, возрастом около 35 лет, с блестящей лысиной. Лысый подошел к нам, поздоровался с женщиной и увидев у нее в руках переданные мной документы спросил: «Чо там у них?» (слова сохранены в оригинале, интонация непередаваема). Бегло изучив мои ходатайства он, не стесняясь моего присутствия, сказал женщине: «Это все фигня. В повторной экспертизе точно откажут. Эксперта может быть и вызовут, но тоже вряд ли. Ты возражай, говори, что они затягивают процесс. Все тут понятно, пусть забирают свою мебель». В общем, коллеги поймут, психотип «Решала» (простите меня, К. Юнг, П.Б.Ганнушкин, А.Е.Личко и другие, разработавшие свои теории психотипов).

В судебном заседании Лысый присутствовал в качестве слушателя (мотивировав тем, что забыл доверенность), при этом сев рядом с женщиной (которая доверенность не забыла) и активно ей подсказывая. Мне не жалко, ябедничать не стал.

Продолжение в комментариях.