Самолеты – это другой мир. Стюардессы говорят на клингонском, вокруг непонятные правила, а под ногами – 10 тысяч метров свободного полета. Как-то неуютно, в общем. Но сейчас развеет загадочный ореол вокруг авиаперелетов и расскажет, как там все устроено.

Почему на борту просят отключать телефоны? Можно подумать, моя смска уронит «Боинг».

Уронить не уронит, но вот помехи от звонка или сообщения (помнишь характерный шум в радио за секунду до входящего звонка?) могут заглушить какую-то очень-очень важную информацию, которую дядя с земли сообщает дяде пилоту. Например, о том, что взлетать пока нельзя, потому что по курсу приземляется другой самолет – 400 тонн металла на скорости 250 км в час.

А если оба пилота вырубятся, автопилот посадит самолет?

Нет. Если бы автопилоты были настолько умными, они бы уже организовали профсоюз и устраивали забастовки, а толпы безработных пилотов разбрелись бы по всему миру. Автопилот ничего не делает сам, без контроля человека – это просто система, облегчающая полет. Word вон тоже умный, но статью за Pics он все-таки написать не может.

Зачем в самолетных туалетах пепельницы, если там все равно курить нельзя?

Нельзя, но курят же. Поэтому авиакомпании подходят к вопросу с долей здорового фатализма – если уж грешите, так хоть не доводите до греха других и тушите свои окурки в пепельнице, а не в урне, где полно бумаги.

Самолетным обедом не наестся даже муха. А можно мне добавки?

Можно, почему нет. Обычно для таких обжор, как ты (или на случай, если кто-то грохнет коробку с едой на пол) на борт берут 8-15 запасных обедов. Кстати, коробочка из фольги, в которую упаковывают горячее, называется «касалетка». Можешь блеснуть этим знанием.

А пилоты что едят?

Во многих авиакомпаниях каждому пилоту выдают свою особую коробочку с кормом, который отличается от корма других членов экипажа. Это делается для подстраховки – если рыба вдруг окажется несвежей (маловероятно, но все же) из строя выйдет только один пилот, а тот, кто ел курицу, бодрячком доведет самолет до аэропорта. Но это все скорее перестраховка. Срок годности у самолетной еды – несколько часов. Поэтому при задержке самолета заранее приготовленную для пассажиров и команды еду выгружают и заменяют свежей.

Зачем поднимать шторки на иллюминаторах и спинку кресла при взлете и снижении?

Спинку поднимают, чтобы в случае ахтунга людям, которые сидят прямо за тобой, было легче выбраться в проход и эвакуироваться. Столик закрепляют потому, что в случае резкого торможения он может воткнуться тебе в ребра, а шторки открывают для того, чтобы (опять же, случись что) стюардессы смогли сориентироваться в наполненном дымом салоне и вывести пассажиров наружу.

Крылья раскачиваются! Сейчас они отвалятся и мы все погибнем!

Крыло самолета испытывает такие нагрузки, в сравнении с которым твой рабочий аврал – песочница и маргаритки. Крылья – штука гибкая, и при желании ее можно согнуть под углом почти в 45 градусов. Успокойся уже, доедай свой ланч.

А вдруг какой-нибудь псих откроет дверь на высоте?

Ну пусть попробует. На высоте 10 км на дверь аварийного выхода приходится давление 7-10 тонн – по 5 тонн на каждый квадратный метр. То есть псих должен быть еще и силачом, вооруженным домкратом. Но и это ему не поможет – дверь обвешана электронными и механическими замками.

Куда улетает содержимое унитаза?

Нет, не за борт. Иначе вся Европа уже давно была бы засрана – над ней столько самолетов летает, что в глазах рябит. Ураганный ветер в унитазе при нажатии кнопки “flush” – это не разгерметизация, а специальный воздушный смыв. Все добро падает в специальный бак, который потом вычищают на земле.

Насколько глубоки воздушные ямы?

Сердце взлетает к горлу, а кофе – к потолку, и самолет падает, падает… Да никуда он не падает. Пока ты прощаешься с жизнью, вспоминаешь маму, папу и первую любовь, самолет смещается в пространстве на пару десятков сантиметров. Ощущение падения – неадекватная реакция вестибулярного аппарата, который вообще-то не предназначен для перелетов. В моменты самой чудовищной турбулентности, которая превращает салон в шейкер и заставляет тележки с едой скакать по проходам, самолет “падает” метров на 5-7. Скорее всего, ты с такой никогда не столкнешься, даже если будешь летать ежедневно. Лайфхак: около крыла турбулентность чувствуется меньше.

Как там мой Бобик без меня, в багажном отделении?

Бобику там очень печально, темно и страшно, но бобикова жизнь вне опасности – кошки, собаки и хомячки не летают вместе с багажом. У них есть специальный отсек, который вентилируется и отапливается. На высоте температура доходит до -60С, а кислорода в атмосфере почти нет, так что не будь для зверья специального закутка, никто до пункта назначения не долетел бы. Но все равно там не “Хилтон”, прямо скажем. Твое микроскопическое кресло в экономе с орущим младенцем по соседству куда как удобнее.

А что будет, если меня застукают за сексом в туалете?

Скорее всего, ничего не будет. Одна неловкость. Если вы тихонько уединились в кабинке и, никого не фраппируя, вписываете свои имена в список членов Mile High Club, вас вряд ли оштрафуют или еще как-то накажут. И, кстати, в кабинке туалета всегда две кислородные маски. Случайность? Не думаем. Лучшее время для любовных утех – обед, когда стюардессы заняты раздачей пайка, а пассажиры – его ожиданием. Но имей в виду – если туалет занят более 15 минут, персонал может забеспокоиться и открыть кабинку снаружи. Да, это возможно. А вот секс в салоне не рекомендуем – неудобство, полиция, суд, штраф и почетное место в черном списке авиакомпании гарантированы.