Рассказывал сотрудник заповедника Брыкин Бор. Кроме всего прочего там разводят журавлей (продают за валюту) и зубров. В лихие 90-е в заповедник привезли очень богатого престарелого американца. Это был знаменитый охотник, который ездил по всему миру и убивал крупных животных. Хобби у него такое. Не было в его коллекции зубра. — Платит 25000 долларов наличными за убитого здесь зубра, — гордо произнес переводчик. За такую сумму заповеднику надо лет пять журавлями торговать. А тут сразу. А американцу лет 80, песок сыплется, руки дрожат, видит плохо. В лесу помирал старый зубр. Он уже не вставал, ничего не ел, шерсть почти вся вылезла. До смерти ему оставались считанные дни. Нормально. Посадили охотника чай пить с дороги. Тот еще поспал пару часов. Собрали десяток мужиков. Зубра опутали веревками, поставили вертикально, привязав к деревьям, чтобы не упал. Смеркалось…. Позвали американца. Собрал он ружье – слонобой 8-го калибра. Пошли на зубра. Стрелял американец уже в сумерках, с подставки, сделал всего один меткий выстрел – попал прямо в сердце бедному животному. И руки не дрожали, что характерно. Умер зубр, не мучаясь. Мужики все это время лежали за деревьями, после выстрел быстро перерубили веревки, и зубр упал. Охота удалась. Когда все вернулись на базу, охотник честно расплатился зелеными купюрами. Радость сотрудников заповедника была неописуемой – выплата долгов по зарплате будет, причем в баксах! Но это еще не все. — А теперь, по традиции, я хочу съесть зубриного мяса, — перевел переводчик старческое лепетание. — Сейчас сделаем. А где у убитого зубра мясо? Одни кости и сухожилия. Быстро послали машину в соседнее село, Лакаш, купили там полпуда говядины, сварили, благо старик опять спал. Разбудили, накормили «зубрятиной». Ел он с удовольствием, шевеля вставными челюстями, и приговаривал: — Гуд, вери гуд. А переводчик тоже не разобрал, кого он ел.