аборигены

Постов: 8 Рейтинг: 15982
682

Чарли Сэведж — один из величайших мудаков в истории.

Развернуть
В истории найдется немало эталонных подонков и головорезов. Но британский моряк Чарли Сэведж выгодно отличается тем, что при этом был еще и выдающимся авантюристом. Однажды он в одиночку перебил целую деревню полинезийцев, просто потому что те были наивны как дети. Его жизнь на Фиджи — пример того, как порох и наглость творят чудеса.
Аборигены Фиджи
Чарли Сэведж — один из величайших мудаков в истории.
Как перебить целую деревню полинезийцев на островах Фиджи, если на дворе 19 век, и они никогда не слыхали о порохе? До ужаса просто. Чарли Сэведж, бравый моряк британского флота, сделал это так. Он притащил с собой на окраину селения несколько ружей, зарядил их и залег с ними буквально на расстоянии пистолетного выстрела. Чарли мог похвастаться мастерством снайпера: один выстрел означал одного убитого мирного жителя. Он стрелял и стрелял, а жители все падали и падали.

Полинезийцы, видящие смерть близких, подбегали, чтобы помочь им, но Сэведж подстреливал их, и уже к тем подбегали все новые родственники, которые тоже оказывались подстреленными. Они просто не понимали, откуда приходит смерть и за что боги посылают им гром прямо посреди безоблачного дня. Крови было столько, что река стала красной, а трупы устилали деревенскую площадь. Чарли Сэведж не угомонился, пока не перебил всех, кому не хватило ума бежать от грома. Зачем он это сделал? Да просто, потому что мог. Туземцы не сопротивлялись, а значит, сами напрашивались на то, чтобы их отстреливать. Примерно как тетерева на току или глупые цесарки.
Мы никогда не узнали бы об этом случае, если бы Чарли Сэведж не доставал каждого встречного этой «уморительной» историей. Эталонный мудак и психопат.
Чарли Сэведж — один из величайших мудаков в истории.
Но как этот человек попал на Фиджи с кучей оружия и возможностью вот так запросто охотиться на людей? С этим связана еще более дикая, но при этом захватывающая история.

Никто доподлинно не знает, где Сэвeдж родился и как прожил большую частью жизни. Единственное, что о нем известно — говорящая фамилия (Savage буквально означает «дикарь»), а также то, что он был великолепным стрелком и имел шведское происхождение.

В 1807 году он приплыл к берегам архипелага Фиджи через Австралию на судне «Элиза». Корабль потерпел крушение, и Чарли вместе с несколькими моряками и целой горой оружия выбросило на пляж острова Бау. Будучи прирожденным лидером, Сэвидж тут же взял на себя руководство над отрядом выживших.

Психопатов всегда отличают две вещи: полное отсутствие страха и минимум эмпатии. Дальнейшие действия Чарли подтвердили оба симптома.
Чарли Сэведж — один из величайших мудаков в истории.
Вместо того чтобы пытаться спастись или дожидаться проходящих кораблей, Сэвидж заявился прямо к вождю острова Науливу во главе своего отряда и с ходу предложил стать наемником. Это были первые белые за всю историю острова, и они не постеснялись сразу же показать всю мощь огнестрельного оружия. Вождь, впечатленный силой пороха, согласился. И не пожалел об этом.

Вопреки стереотипам о Полинезии, Фиджи не были беззаботными райскими островами. Здесь и без появления белых кипели политические страсти и даже имели место имперские амбиции. Фиджийцы не были охотниками и собирателяи, у них было развито сельское хозяйство, кастовая система и даже гильдии ремесленников. Вожди разных островов имели власть, схожую с королевской, и непрерывно воевали друг с другом. В общем, их общество было больше похоже на средневековое, чем мы привыкли думать.

К тому же, в это время на Фиджи начало экспансию государство Тонга, которую не без причин называют полинезийской протоимперией. Ее гигантские ладьи, перевозившие по 150 человек (гораздо больше, чем драккары викингов) бросили якоря у побережья Фиджи, и моряки построили здесь колонии, вырезав и выгнав местных жителей (как делали викинги). Это был не просто рейд, а спланированное вторжение одного государства на территорию другого. Тонга начала экспансию, и это не сулило ничего хорошего.
Воины Фиджи
Чарли Сэведж — один из величайших мудаков в истории.
Чарли Сэведж попал не в сонную заводь, а в место, похожее на пороховую бочку. Его склонность к насилию, способности к языкам и лидерские качества быстро сделали отряд белых козырем в междоусобных войнах. Король Науливу получил супероружие, а Чарли и его моряки еще 7 лет даже не пытались выбраться с Фиджи, что явно намекает на то, что здесь им жилось лучше, чем на родине.

Сэведж и его отряд был опасен не только благодаря огнестрелу. Гораздо гибельнее оказалась его невероятная по местным меркам наглость. Для жителей Фиджи война была ритуалом и в ней была масса правил и табу. Белые о них просто не знали и за счет этого выигрывали.

Фиджийцы не могли начать битву без приказа своего короля, но Чарли было наплевать, и он палил во все, что видит (иногда доставалось и своим). Для фиджийцев было табу нападать на вражеского вождя, а потому те часто стояли прямо в гуще битвы, уверенные в том, что никто на них не нападет. Но Чарли было наплевать, и первыми выстрелами он убивал «главного» и все его окружение. Фиджийцы воевали только в определенные месяцы, и не ожидали нападения в другое время. Но Чарли это было просто невдомек, он в такие тонкости этикета никогда не вдавался.

Чарли был богом войны и коварства, который превратил Фиджи в кровавую баню и был ужасно доволен этим
Чарли Сэведж — один из величайших мудаков в истории.
Умер Севедж именно так, как и должен был. В 1813 году к берегам архипелага прибыл корабль «Охотник», примерно с той же миссией, которую уже взял на себя Сэведж. Он вместе со своими головорезами решил, что экзотики с них хватит, и пора уже променять местную каву на старый добрый джин. Очевидно, что шансы уплыть у него были и раньше, но именно сейчас ему вдруг понадобилось покинуть острова незамедлительно. И вскоре станет понятно, почему.

Когда моряки «Охотника» во главе с помощником капитана Питером Диллоном отправились на корабль вместе со «спасенными» солдатами Сэведжа, их там ждал грандиозный сюрприз. Проводить Чарли вышли тысячи островитян, и каждый мечтал отрезать от него по кусочку на память. Это была засада, из которой невозможно было выбраться. Диллон приказал окопаться на холме. Решение было удачным: единственный подход к его вершине был почти непроходим. А с их запасом оружия можно было учинить то же самое, что Сэведж в безвестной деревушке, но в масштабах целого племени.

Начались переговоры и команда «Охотника» тоже оказалась не промах. Выяснилось, что они уже успели взять в заложники 8 родственников и сановников вождя Уайлеа, который отвечал за засаду. Но Сэведж все испортил. Он лично в одиночку спустился побеседовать с пришедшими на мирные переговоры вождями и начал грубить им. Началась перепалка, которая переросла в драку и Чарли убили.
Чарли Сэведж — один из величайших мудаков в истории.
Если верить Диллону, вождь Уайлеа сбросил труп Сэведжа в колодец, правда, судя по всему, перед этим из него достали внутренние органы, чтобы сделать особое праздничное рагу.

Команде «Охотника» позволили уйти, к ним особых претензий не было, и те уплыли с Фиджи подобру-поздорову. Говорят, став своего рода министром войны и геноцида при дворе Науливу, Чарли Сэведж практиковал полигамию и был вынужден причащаться человеческим мясом. Последнее, вероятно, выдумка, но она прекрасно дополняет образ Чарли, которого считали настоящим психом даже другие колонизаторы, преуспевшие в геноциде. А уж они-то всякого навидались.
https://disgustingmen.com/history/charlie-savage
2610

Уязвимости в прошивках австралийских животных

Развернуть
В Австралии последние 60 тысяч лет живут племена хакеров. Только ломают они не ИТ-системы, а прошивки животных.

Начнём с истории бумеранга.

На заливных лугах около Дарвина, Северные территории
Уязвимости в прошивках австралийских животных
Боевой бумеранг не должен возвращаться — это знает каждый абориген. Бумеранг нужен, чтобы разводить костёр трением, ломать ноги страусу, перепиливать сухожилия, стучать двумя друг об друга для музыки и делать ещё тысячу бытовых вещей.
Для того, чтобы охотиться на летающих птиц, боевой бумеранг практически бесполезен – проще закидать их камнями или палками. Или бросить с 50-100 метров с помощью вумеры копьё из стебля травы с каменным наконечником, если птица особо жирная.

Проблема с птицами в том, что они имеют очень чёткий алгоритм реакции на угрозы. Вот кусочек псевдокода (естественно, я сейчас невероятно грубо упрощаю):

— Сгенерировать случайное число от 1 до 11.
— Если это 1-10 – смотреть вниз и искать еду до клевка.
— Если это 11 — осмотреться.

Таким образом, когда у вас на болоте сидит стая птиц в 50-60 голов, 5-6 птиц играют роль радара, обозревая небо и окрестности, а остальные в это время едят. Причём насыщаются все одновременно, без выделенных часовых – никакого ролевого распределения, просто отличное распараллеливание процессов.

В этот момент возможны две угрозы: тревога с воздуха (например, орёл) и тревога с земли (например, крокодил). В случае тревоги с воздуха «радарные» птицы издают резкий крик и начинают взлетать параллельно земле — это наиболее эффективный манёвр уклонения. Остальные птицы делают кусок кода прошивки: «повторяй взлёт за кричащей птицей по её же траектории».

Тут надо отвлечься и сказать, что на высоте они могут окружить хищника и очень подпортить ему нервы. Вообще, многие птицы имеют стайный алгоритм нападения на птиц-хищников — окружают стаей и летают вокруг предполагаемого противника. Это очень быстро узнают многие владельцы дронов, но это отдельная песня.
Дело в том, что они так пугают хищника и заставляют его сдвинуться на другую территорию для охоты. Кроме того, стая показывает молодняку, как выглядит хищник – это часть обучения, то, что не пишется в ДНК.
Поколения спустя может произойти генотипизация такого поведения, но в большинстве случаев это высокоуровневый код и база данных, а не прошивка.

В случае тревоги с земли стая поднимается как можно выше сразу. Это тоже наиболее эффективный манёвр уклонения.

Аборигенов тревога с земли совершенно не устраивала. Вы успеваете попасть в одну птицу. Потом, если повезёт — во вторую, и то уже в последний момент. А дальше стая далеко вверху, и всё племя будет жрать две жалкие тушки.
Я не знаю, как дело шло дальше, но могу попытаться предположить, что они заметили, как стая себя ведёт при атаке хищника. Он летит сверху, имеет плохую возможность для горизонтального манёвра — птицы уходят вбок.
И если сидеть в засаде с нужной стороны, то положить можно уже 5-6 птиц. Вторая ветка исследований – что будет, если пугать их с разных сторон тем же копьём — куда они полетят?

И вот появляется какой-то местный специалист, который в результате многих лет охоты и интуитивного реверс-инжиниринга птиц, понимает, как они работают. И делает странную летающую фигню, похожую на боевой бумеранг. Только меньше и другой. Повторюсь, сложно сказать, как это произошло, но вдруг в каком-то племени появилась это чудо хакерства.

Что получается? Вы с друзьями садитесь в засаду и запасаетесь камнями и копьями из метровых стеблей травы. Хакер выдвигается чуть вперёд и бросает бумеранг. Он облетает стаю, заходит им в тыл и начинает лететь над головами птиц.
Птицы думают, что это хищник – благо распознавание образов у них настроено на ультранормальный сигнал любого быстро движущегося объекта примерно треугольной формы (это легко проверить с помощью воздушных змеев).
Результат – стая взлетает по пологой кривой и пролетает в метре над головами ваших друзей с камнями и копьями. В итоге всё племя кушает вечером вкусное нежное мясо.

Сегодня такие бумеранги делают вручную примерно за две недели. Как аборигены доточили их до идеальной формы крыла — это, конечно, численные методы.
Точнее, метод последовательного тыка, когда абориген трёт дерево камнем, думает, потом кидает бумеранг. Смотрит, как он летит, снова трёт – и так две недели.

Аборигены, хоть и находятся в каменном веке (и находились там до появления первой бутылки рома в руках англичан), всё же умеют отлично передавать знания. В результате бумеранг распространился по континенту даже в те племена, где на птиц не охотятся.

В итоге в обычном племени 2-3 хакерских бумеранга и по боевому на каждого мужчину, а в северном (где много птиц) – примерно по одному хакерскому и ровно по одному боевому на мужчину.
Боевой, кстати, похож на топор, не возвращается и делается большим и тяжелым, чтобы сломать ноги страусу или кенгуру.


Боевой бумеранг, одна из версий. Весит как стальной топор, аборигены делают его из самого плотного дерева.
Чаще всего это акациевое «железное дерево».
Уязвимости в прошивках австралийских животных
Обратите внимание: многим утверждениям про бумеранг явно не хватает академической точности.
Письменные европейские источники часто противоречат друг другу, а аборигены Австралии не доверяют знания никому, кто не прошёл обряд инициации (это удалось только четверым белым). Поэтому здесь я во многом опираюсь на полученные локальные данные ad hoc, которые могут быть неточными.

***

Вторая иллюстрация — про крокодила. Значит, напоминаю: эти забавные зверьки умеют целенаправленно охотиться за людьми.
Они быстрее человека в воде и на суше. Если вы попадёте к такому персонажу в челюсти – уже не выберетесь, разве что сможете локализовать мозг и воткнуть туда со всей дури нож. Шансы, как показывает австралийская статистика, крайне низкие.

Чтобы вы понимали глубину проблемы, покажу короткое видео про их скорость (18 километров в час):
В эпизоде крокодил больше короткий, чем зелёный. Чаще всего вам будут встречаться зверьки чуть побольше, 4-6 метров длиной.
Они такие же резвые, не сомневайтесь.

Так вот.
Я не знаю, что именно заставило аборигенов так сделать в условиях растущих рядом в изобилии бананов, но они хакнули и крокодила тоже.
Первое – нужно было узнать, что у него очень слабая мышца, которая поднимает челюсть. То есть закрывает рот он как удар вагоном поезда, а вот открывает – с трудом. У многих птиц похожая же проблема с клевками – движение вниз из-за силы тяжести, а вверх – мышцами (поэтому у птиц на орбитальных станциях были проблемы).
Второе: крокодил нуждается в чётком температурном коридоре от 19 до 39 градусов Цельсия (плюс-минус в зависимости от вида). И вот они иногда вылезают на берег спать и греться. Есть определённые моменты, когда они сбрасывают недостаточно много тепла, и от этого тормозят. Аборигены подкрадываются сзади, прыгают на одинокого крокодила и быстро обматывают ему морду сухожилиями кенгуру. 80% боевого потенциала животного сразу убирается.
Остаются только лапы и хвост (что тоже немало), но это уже не так страшно. Плюс крокодил на суше в непонятной ситуации старается уйти в воду, а не отмахаться – а ему не дают вплоть до того удара копьём, который пройдёт в мозг.

Кстати, знания об анатомии животных передаются аборигенами совершенно прекрасно – у них есть наскальные рисунки с очень высокой детализацией структуры животных. И процедура их обновления раз в несколько сотен лет.
Поэтому все прекрасно знают, куда и как кого бить. Их дедушка-шаман научил.
Уязвимости в прошивках австралийских животных
Я упомянул жилы кенгуру. Этих зверей они тоже отлично ловили. Делалось это так: находился водопой у скал, куда приходит стадо кенгуру.
Затем на скалы рядом высаживались несколько местных пацанов, которые наблюдали за тем, как стадо приходит пить воду. За каждого входящего кенгуру брался камень. Нужно минимум два человека, чтобы наблюдать – и чтобы камней потом было одинаковое количество, иначе охота не делается.

Когда все кенгуру входили в зону водопоя, пацаны звали охотников. Те прятались рядом и ждали, пока кенгуру уйдут. Дело в том, что если просто взять и начать охоту – да, можно поймать 5-6 зверей, и всем будет мясо.
Но остальные кенгуру перепугаются и уйдут с этого водопоя. А запасать мясо на жаре аборигены не умеют.

Нужна была механика охоты, когда кенгуру не будут бояться — то есть смогут потом возвращаться к водопою снова и снова.

Итак, один за одним кенгурухи выходят с водопоя. Пацаны убирают камни. Когда остаётся двое – пацаны сигналят охотникам ещё раз. Они ждут, пока уйдёт ещё один, и окружают последнего.
Если поймать только его, то никто не увидит, а сам последний никому не расскажет. Вот его и забирают в гости в племя. Правда, по частям.

Вообще, аборигены очень крутые в плане сельского хозяйства. То есть его у них как бы нет (база – собирательство), но при этом они очень прошаренные.
Например, на уровне лингвистики во многих племенах привязаны понятия «две ягоды, одна для племени, одну оставить», — они всегда оставляют возможность вырасти тому, что собирают. Или та же история с индуцированными пожарами (до естественных) – это они открыли, что можно инициировать обновление буша и взрастание новых полезных им злаков.
То есть они ухаживают за той землёй, где их племя – то, что мы бы сегодня назвали экологичным отношением.

В отгороженной территории (где те, кто не учит английский язык и где строго запрещён алкоголь и порнография) у них натуральный каменный век. Что особенно интересно для нас – нет абстрактного мышления.

Причём на том уровне, что два эвкалипта будут называться одним словом, три эвкалипта – другим (это другой объект), а две акации и три акации – тоже новые слова, не имеющие общего со счётом. То есть каждый счётный объект до понятия «много» – это новое слово.

В этом плане мне запомнился выучивший английский парень, объясняющий, какие у него тут рядом водятся крокодилы:

— В этой реке водятся шестиметровые крокодилы. Пятиметровые крокодилы. Четырёхметровые крокодилы, — он сосредоточился, чтобы никого не пропустить, — трёхметровые крокодилы. Двухметровые крокодилы. И ещё однометровые крокодилы!


отсюда
2311

Этот гордый старший абориген преодолел 1864 миль, чтобы присутствовать на выпускном своей внучки.

Развернуть
Этот гордый старший абориген преодолел 1864 миль, чтобы присутствовать на выпускном своей внучки.
http://ourlanguages.org.au/a-grandfathers-dream-come-true-pr...
1359

После отключения света в офисе

Развернуть
После отключения света в офисе
украдено с лурка
910

Никакого дружелюбия

Развернуть
Дмитрий: Аборигены северо-востока Австралии при знакомстве с мужчиной пожимают не руку, а пенис. Это и выражение уважения, и проверка мужской силы. Половой орган символизирует для местных жителей жизненную энергию, и такое членопожатие — символ невероятного дружелюбия.
Дмитрий: Здравствуйте)
ПашкаНа: Держи удава
Дмитрий: Сам держи своего удава))
ПашкаНа: Никакого дружелюбия
1705

Чудо-штука

Развернуть
Чудо-штука
4025

Жители острова Северный Сентинель никого не пускают на свою землю вот уже тысячи лет

Развернуть
Жители острова Северный Сентинель никого не пускают на свою землю вот уже тысячи лет
2380

Остроумие

Развернуть
Работаю в магазине продавцом и 9 из 10 человек, когда я проверяю деньги на подлинность считают своим долгом сказать: -Да я только что напечатал!/Ещё не высохла?
Продавцы поймут.
Фальшивомонетчики б4ять.