Арзамас

Постов: 6 Рейтинг: 8910
743

Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.

Развернуть
Невероятно, но факт: в Арзамасе заповедник Луноходов с грохотом и рёвом вкатился в 2018 год практически в полном составе! Даже несмотря на запланированный запрет их эксплуатации, автобусы продолжают ударный труд на маршрутах, давая фору более молодым собратьям.
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Соборная площадь. ЛиАЗ на заднем плане — ещё один отремонтированный предприятием в прошлом году из страшного-ржавого-ободранного.
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Блестящий словно ёлочная игрушка, свежеокрашенный ЛиАЗ на фоне одного из символов Арзамаса — Воскресенского собора
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Этого покраска лишь ждёт — в счастливом случае

Арзамас — город в Нижегородской области, промышленный центр региона. Помимо прочего, город прославлен сохранившейся исторической застройкой и многочисленными архитектурными памятниками.

С недавних пор Арзамас — последний город в европейской части России, где массово применяются автобусы ЛиАЗ-677 — и применяются на обычных городских и пригородных маршрутах.
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Бело-голубой едет на новый круг по ''единице'' — самому насыщенному старыми ЛиАЗами маршруту города
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Типичная картина арзамасской жизни: ЛиАЗ с рёвом, но уверенно штурмует горку у Соборной площади — главного транспортного узла города

Напомню, что к 2018 году ЛиАЗ-677 стал по-настоящему краснокнижным зверем: в Москве этих автобусов нет в регулярной эксплуатации уже 14 лет как, в Петербурге — 12, а на конвейере Ликинского автобусного их нет с 1994, то есть уже 24 года(!). А в Арзамасе они живы и бодры, и ходят по городским маршрутам — всем невзгодам назло.
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Один из самых ухоженных Луноходов предприятия выезжает на смену
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Салон модного 677го. Аккуратный, чистый, с занавесочками — дано далеко не всем даже на новых машинах
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
И у него же в кабине. Руль заменён на более современный, а бытовой выключатель на панели служит для экономии топлива: клавиши включают ''принудительную нейтраль'' в автоматической коробке передач, позволяя ездить накатом

Арзамасская автостанция — это вообще нечто невероятное, настоящая экскурсия в детство. Представьте, что время однажды остановилось лет на… пятнадцать. Но в этом нет ничего плохого — как бы не казалось постаревшим тёткам, для которых "автобусам в Арзамасе по 60 лет".
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
На этом фото и в самом деле 2018 год. На пригородной автостанции постоянно тусуются по три-четыре ЛиАЗа, набирающие пассажиров

Старые ЛиАЗы обслуживают не только городские маршруты, но и загруженные пригородные линии по окрестным деревням. Они незаменимы как автобусы для больших потоков, когда ПАЗиков мало, а пригородные ЛиАЗ-5256 не допускают давки. Интересно, что в этот раз я почти не встретил бывшие школьные ЛиАЗ-5256 из Москвы — есть мнение, что у предприятия есть трудности с ремонтом их моторов Caterpillar, и эти машины стоят в ожидании восстановления.
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Ловите момент — скоро этого не будет
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
ЛиАЗ в окрасе, характерном для ликинских машин 1993 года, ожидает рейса на пригород. ''Пригородные'' машины никогда не выходят в город — и наоборот
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Как и во многих других городах, основу парка составляют автобусы ПАЗ. Вот это — модный арзамасский ПАЗик в родной стихии
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Последний в Арзамасе автобус ЛАЗ-695Н, всё ещё живой лишь стараниями угорелого экипажа ЛАЗистов
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
На одной из автостоянок города нашёлся живой Икарус! В АПАТе они всегда были в явном меньшинстве — их можно счесть по пальцам двух рук. Эта машина куплена частником в Калмыкии, а в АПАТ подобная в прошлом работала на маршруте в Нижний Новгород
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
По городу ходит много автобусов следующей модели, ЛиАЗ-5256: как купленных в более сытые годы, так и переданных из Мосгортранса. Но на московские машины смотреть действительно страшно — кажется, реклама с них снимется только вместе с кузовным железом.
В минувшем году местное ГИБДД потребовало от автопредприятия ликвидировать автобусный музей с городских улиц к новому 2018 году. Этого, как мы видим, не случилось — машины было нечем заменить, и только поэтому они всё ещё работают, но вопрос обновления парка встал очень и очень остро.
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Арзамас-2018. Тяжкая ноша бессмертия.
Думается, что турфирмы упускают сочную и денежную тему: привозить паломников в Арзамас не только смотреть на церкви и соборы — этого много по всей России. Круто — привозить паломников кататься на ретро-автобусах, которые с годами стали символом этого уютного города.
В общем, если вы находитесь в поисках идеи о том, как провести остаток новогодних каникул — поезжайте кататься на ЛиАЗах в Арзамас! Скорее всего, в близкой перспективе они уедут в прошлое уже и оттуда.
Оригинал поста, все публикуется с разрешения автора.
1270

Неизвестное существо найдено на складе г. Арзамас

Развернуть
Неизвестное существо найдено на складе г. Арзамас
Неизвестное существо найдено на складе г. Арзамас
Неизвестное существо найдено на складе г. Арзамас
В г. Арзамас на одном из предприятий (в помещении) найдено тело странной рыбы. Она имеет передние пушистые лапы с когтями, зубы (последнее фото), плавники. Тело покрыто чешуей. Может кто знает что это?
875

Жизнь в Америке глазами рабов

Развернуть
В 1936–1938 годах американские писатели, участники так называемого Федерального писательского проекта, по заказу правительства записали интервью с бывшими рабами, которым к тому времени было больше 80 лет.
В 1935 году президент США Франклин Рузвельт учредил Управление обще­ственных работ.
Задачей нового агентства было трудоустроить миллионы американцев, потерявших работу во время Великой депрессии. Среди этих людей были и представители творческих профессий — они стали участника­ми Федерального писательского проекта, в рамках которого в 1936–1938 го­дах было создано «Собрание рассказов бывших рабов». Сотни писателей поговорили с более чем 2 300 бывшими рабами из 17 штатов. Некоторые рассказы сопровождались фотографиями.
Джордж Янг, Ливингстон, штат Алабама, 91 год
Жизнь в Америке глазами рабов
«Они ничему нас не учили и нам самим не давали учиться. Если увидят, что мы учимся читать и писать, нам отрубали руку. В церковь тоже ходить не дава­ли. Иногда мы убегали и молились вместе в старом доме с земляным полом. Там [мы] радовались и кричали, и [нас] никто не слышал, потому что земляной пол заглушал, а один человек стоял в дверях. Некоторые засовывали голову в ведро и так молились, а кто-нибудь следил, чтоб надсмотрщик не увидел. Если что-то узнавали, нас били.


Нам нельзя было ни к кому ходить в гости, и я видел, как Джима Доусона, отца Айверсона Доусона, привязали к четырем колам. Его положили на живот и вытянули руки в стороны, и одну руку привязали к одному колу, а вторую — к другому. Ноги тоже вытянули в стороны и привязали к колам. И потом стали бить доской — такой, как на крышу кладут. Черномазые потом пришли туда ночью и на простыне отнесли его домой, но он не помер. Его обвинили в том, что он ночью ходил на соседнюю плантацию. В девять часов мы все должны были быть по домам. Приходил старший и кричал: „Отбой! Отбой! Все по до­мам, и двери на замок!“ А если кто не шел, его били».
Милли Иванс, штат Арканзас, 82 года
Жизнь в Америке глазами рабов
«У нас были лучшие хозяин и хозяйка в мире, они были христианами и нас учили жить по-христиански. Каждое воскресное утро хозяин звал всех нас, негров, в дом и пел, возносил молитвы и читал нам Библию. Хозяин учил нас не быть плохими; он учил нас быть хорошими; говорил нам никогда не во­ро­вать, и не врать, и не делать ничего плохого. Он говорил: „Что посеете, то и по­ж­нете, посеете единожды, а пожнете вдвое“. Я это запомнила с детства и ни­ко­­гда не забывала».
Том Макалпин, Бирмингем, штат Алабама, старше 90 лет
Жизнь в Америке глазами рабов
«Нет, сэр, меня не пороли, разве один раз. Это случилось, когда хозяин сказал мне, чтобы свиньи больше в кукурузу не заходили, а если зайдут, я получу как следует. Ну и вот, босс, был один старый кабан, которого у меня никак не полу­чалось отвадить, и я тогда взял иголку и зашил ему глаза. Я, конечно, был ма­ле­нький черномазый хулиган и не понимал, что делаю, и зашил этому кабану веки, чтобы он ничего не видел. Это помогло, но когда хозяин узнал, он меня выпорол так, что я до сих пор помню. Босс, это был единственный урок, который мне был нужен за всю мою жизнь. Он мне помог».
Айзем Морган, Мобил, штат Алабама, 84 года
Жизнь в Америке глазами рабов
«Мы, негры, жили очень даже неплохо. Еды было полно. Нам надо было просто попросить, и хозяин всё делал. Больше всего мы любили опоссума с картош­кой. Мы охотились по ночам с большим мешком и сворой гончих, они быстро загоняли опоссума на дерево, потом стояли вокруг и лаяли. Если дерево было небольшое, мы его стрясали, а если большое, один из негров залезал наверх и ловил старого мистера опоссума.

Вообще, было очень весело выслеживать опоссума или енота. Енота интересней всего, но он не такой вкусный, как опоссум. Я один раз видел, как загнанный енот откусил собаке кончик носа.

Хозяин никогда нас не бил; он просто говорил, что делать, а если мы этого не делали, он звал нас к себе и говорил на свой особый манер: „Негр! Сколько раз тебе повторять, чтобы ты делал, как тебе говорят?“ Вот и всё, что он гово­рил, — и уж поверьте, миссис, он умел так на тебя посмотреть, что ты аж под­прыгивал. Когда он покупал нового раба, а тот не привык делать, что ему говорят, хозяин быстро с ним справлялся».
Тетя Найси Пью, Мобил, штат Алабама, 85 лет
Жизнь в Америке глазами рабов
«Была белая женщина, которую убил негр: она его побила за то, что он натра­вил собаку на хорошую дойную корову. Никогда не видела такого подлого негра. Никогда не забуду то, что с ним сделали белые после того, как его суди­ли. Его привязали к лошади и проволокли по всему городу, потом заставили идти босиком по острым камням, ноги были все в крови, как будто их порезали ножом. Воды ему в тот день не давали и держали на палящем солнце, пока готовились его повесить. Когда всё было готово, его поставили на помост, раздели и стали швырять в него камни; сыпали в глаза гравий и сломали ребра огромными булыжниками. Потом затянули вокруг шеи веревку и вздернули так, что у него глаза вылезли из орбит. Я понимала, что смерть была для него избавлением.

Но так-то, белые господа, жизнь у негров тогда была счастливой. Мне иногда хочется туда вернуться. Как сейчас вижу тот ледник с маслом, молоком и слив­ками. Как журчит по камням ручей, а над ним ивы. Слышу, как во дворе гого­чут индюки, как бегают и купаются в пыли куры. Вижу заводь рядом с нашим домом и коров, пришедших напиться и остудить ноги в мелкой воде.

Я родилась в рабстве, но никогда не была рабыней. Я работала на хороших людей. Разве это называется рабством, белые господа?»
Фрэнк Смит, штат Алабама, около 90 лет
Жизнь в Америке глазами рабов
«Когда началась Великая война, хозяйка взяла своих детей и меня, и мы переб­рались в какое-то место, там еще был суд, они называли его „Калпепер“, или как-то так. Мы жили рядом с большой гостиницей, где останавливался генерал Ли и его солдаты, и у них была самая роскошная форма из всех, что я видел. Они были настоящими джентльменами, и хозяйка разрешала мне им прислу­живать, когда я не нужен был в доме. Я чистил сапоги генералу Ли, и он всегда давал мне монету и говорил: „Вот теперь красота“. Он держался прямо и с до­сто­инством, говорил мало и всё ходил взад-вперед по галерее, а ординарцы приносили ему телеграммы из Булл-Рана, где наши сражались с янки.

Когда война подобралась к нам близко, мы поехали в Линчбург, но хозяйка сильно нервничала из-за войны, так что, когда я сломал ее столовый нож c руч­кой из слоновой кости и забыл ей сказать, она дала мне такую пощечину, что го­лова чуть не оторвалась, и продала меня. Мой новый хозяин был не такой, как старые хозяева, так что я сбежал и вступил в армию янки. Мы прошли с ге­не­­ралом Шерманом до самой Атланты, потом они повернули обратно и про­шли до самой Чаттануги и дальше, пока не дошли до Нэшвилла. Форму мне дали, а оружие — нет: я дрался сковородкой».
Степни Андервуд, штат Алабама, 85 лет
Жизнь в Америке глазами рабов
«Они были хорошие люди, эти Андервуды. Помню, они считали меня смеш­ным, похожим на обезьянку. Хозяин надо мной хохотал до упаду, а когда были гости, они всегда говорили: „Где Степни? Мы хотим, чтобы он нам станцевал“. Я такие коленца для них выделывал!

Однажды я закончил свои дела, тихонько вышел и пошел на другую планта­цию, чтобы увидеться с мамой. И вот на полпути, в лесу, я столкнулся с двумя патрульными. Они остановили меня и говорят:


— Эй, негр, ты чей?

— Мастера Джима Джонстона, — говорю.

— А что же ты тут тогда делаешь? — спрашивают они, а сами подбираются поближе, чтобы меня схватить.


Я решил больше не тратить времени на разговоры с ними, потому что пони­мал, что сейчас меня будут бить. Я побежал что есть мочи по лесу, как спугну­тый кролик, а патрульные — за мной. Я знал, что эти два дядьки точно меня не догонят, но и что дома меня ждет порка.


Впрочем, домой я в ту ночь не пошел. Я остался в лесу и развел небольшой костер. Прилег под платаном, чтобы собраться с духом и пойти домой. Я слы­шал, как где-то далеко в лесу рычали пумы и выли дикие кошки, и мне очень хотелось к маме. Скоро я заснул прямо там, на мху. Утром проснулся ужасно голодным и, когда солнце перевалило за холм, услышал, как кто-то проди­рается через кусты. Это был хозяин, надсмотрщик и еще какие-то люди. Я побежал им навстречу и закричал изо всех сил:


— Мастер Джим, я тут!

Он подошел с очень нахмуренным лицом, а у надсмотрщика в руках была плетка.

— Ах ты кучерявый негритянский чертенок, — сказал хозяин. — Я покажу тебе, как убегать из дома. Пойдем домой, я накормлю тебя завтраком и дам прилич­ную одежду. Ко мне сегодня приедут гости, а ты тут в лесу, вместо того чтобы танцевать.

И тут хозяин улыбнулся, как будто я ничего плохого не сделал:

— Наверное, ты хочешь к маме, бедный негритенок. Что ж, придется купить ее. Ах ты чертенок! А ну пошли домой».
У. Л. Бост, Эшвилл, штат Северная Каролина, 88 лет
Жизнь в Америке глазами рабов
«Иисусе Сын Божий, помню, как, когда я был маленький, лет десять мне было, через Ньютон проходили работорговцы — они гнали рабов на продажу. Они всегда останавливались у нас. Бедняги чуть до смерти не замерзали. Это всегда было в конце декабря, чтобы рабы были готовы к продаже 1 января. Часто бывало, что четверых или пятерых сковывали цепями вместе. На них никогда не было достаточно одежды, чтобы хоть чуть-чуть согреться. Женщины были в тонких платьях, нижних юбках и исподнем. На краях их платьев намерзали сосульки, когда их гнали вперед, как овец на стрижку. Обуви никогда не было. Прямо вот так бежали по обледенелой земле. Торговцы были на лошадях и гна­ли перед собой бедных негров. Когда негры замерзали, их заставляли бежать, чтобы согреться. Торговцы ночевали в гостинице, а негров загоняли в хижины, как свиней. Всю ночь было слышно, как они стонут и молятся. Ворота были всегда закрыты, а рядом стоял часовой — он пристрелил бы любого, кто попро­бовал бы сбежать.


У многих цветных женщин были дети от белых отцов. Женщины понимали, что лучше не перечить. Потом они этих самых детей, в чьих жилах текла их кровь, делали тоже рабами. Если б хозяйка узнала, она бы устроила рево­люцию. Но хозяйки обычно не знали. Белые мужчины не скажут, а негритянки боялись. Так что они так и жили, надеялись, что это всё не навсегда».
Темпи Херндон-Дарем, Дарем, штат Северная Каролина, 102 года
Жизнь в Америке глазами рабов
«Когда я подросла, я вышла замуж за Экстера Дарема. Он принадлежал Снай­псу Дарему, у которого была большая плантация в соседнем округе. У нас была настоящая свадьба. Нас поженили на большом крыльце хозяйского дома. Мас­тер Джордж зарезал поросенка, а миссис Бетси велела Джорджанне, кухарке, приготовить огромный свадебный торт, который весь был покрыт белоснеж­ной глазурью, а посредине были фигурки жениха и невесты, и они держались за руки. Под деревьями во дворе поставили стол, и это был всем пирам пир. Позвали всех негров, и мастер Джордж налил каждому по стаканчику. Свадьба была что надо. На мне было белое платье, белые туфли и белые перчатки до лок­тя, а миссис Бетси сделала мне фату из белой сетчатой занавески. Когда она заиграла свадебный марш на пианино, мы с Экстером подошли по дорожке и поднялись на крыльцо к алтарю, который придумала миссис Бетси. Я такого красивого алтаря никогда не видала. Рядом с красным розовым кустом она поставила столы с цветами и белыми свечами. На пол положила простыню, льняную простыню, на которой мы стояли, и там еще была белая подушка, чтоб стоять на коленях. Экстер сделал мне обручальное кольцо — своим перочинным ножом из большой красной пуговицы. Он его сделал таким круглым и так отполировал, что как будто мне вокруг пальца завязали шелко­вую ленто­чку. Да, это было красивое кольцо. Я его проносила лет пятьдесят, а потом оно износилось и стало таким тонким, что я его как-то потеряла, когда стирала белье».
Мэри Армстронг, Хьюстон, штат Техас, 91 год
Жизнь в Америке глазами рабов
«Я родилась в Сент-Луисе, [штат Миссури]. Моя мать принадлежала Уильяму Кливленду и Полли Кливленд, и они были самыми подлыми белыми в мире — постоянно били своих рабов. Эта старая Полли, она была натуральным дьяво­лом, и она запорола мою сестру, которой было девять месяцев, совсем младе­нец, до смерти. Она сняла пеленку и стала бить мою сестренку, пока не пошла кровь — просто за то, что она плакала, как любой ребенок, и сестренка умерла. Я никогда этого не забуду, но я с этой Полли поквиталась. Дело было так.


Мне было десять лет, и я тогда принадлежала мисс Оливии, дочери этой самой Полли. Однажды эта ведьма приехала в дом, где мисс Оливия жила после заму­жества, и попыталась меня отстегать во дворе. Я подняла камень размером с половину вашего кулака и врезала ей прямо в глаз, так что глаз этот выбила, и говорю: „Это тебе за мою убитую сестренку“. Как она орала — за пять миль, наверное, было слышно, но когда я сказала мисс Оливии, та ответила: „Что ж, мама наконец получила урок“. Но эта стерва оставалась такой же подлой, как ее муж, старый Кливленд, до самой смерти, и я очень надеюсь, что они горят сейчас в аду».
1500

Автобусы Арзамаса 2017 год.

Развернуть
Только-только вернулся из Арзамаса. Арзамас, как известно, не только древний и симпатичный небольшой город, но ещё и культовый в определённых кругах автобусный заповедник — последний город в европейской части России, где продолжают массово применять ЛиАЗ-677 на регулярных маршрутах.
Автобусы Арзамаса 2017 год.
С момента предыдущего визита, который был ажно 3,5 года назад, утекло немало воды: из 50 старых ЛиАЗов, работавших тогда, выжила ровно половина. В инвентаре предприятия числится 25 "луноходов", из них каждый день на маршруты выезжает порядка двадцати автобусов-ветеранов — неплохой показатель для машин, отпахавших уже три оговоренных заводом срока службы.
Автобусы Арзамаса 2017 год.
На Соборной площади — главном транспортном узле Арзамаса. Здесь пересекаются все, или почти все основные городские маршруты
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Увы, по городу активно "плодятся и размножаются" автобусы, для городов не предназначенные: заметно выросло количество ПАЗиков, которые созданы для работы в деревнях, а не внутри городов. Но что поделать — таков тренд последних двух десятилетий… Прибавилось и ЛиАЗов следующего поколения, семейства 5256: за счёт покупки отставленных автобусов в Москве, теперь уже их количество превысило полсотни (ПАЗиков — чуть больше тридцати)
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Бывший московский ЛиАЗ-5256. Такие машины, в варианте с дизелем КамАЗ-740, в небольших количествах покупали для Зеленоградского автокомбината; в силу простоты устройства и доступности запчастей, транспортники Арзамаса выгребли все имевшиеся их остатки
Арзамасские ЛиАЗы — настоящие долгожители: серийный их выпуск в Ликино-Дулёво свернули ещё в августе 1994 года, а самому молодому образцу, построенному Борским АРЗ, в 2017 году исполнится 21 год. Авторемонтный завод в Бору же занимался и продлением жизни этим автобусам: все машины проходили капитальные ремонты в заводских условиях, в том числе — с "заменой кузова" на новый.
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Такой вид на автостанции в наши дни может свести с ума
Удивляет и другое: при весьма неглянцевом внешнем виде, чего уж греха таить, машины работают исключительно тихо и ровно. Капризные львовские "автоматы", которые имеют свойство безвозвратно выходить из строя (их производство давно ликвидировано, а запчасти не выпускаются), сохранены на всех машинах. Видимо, в обращении с их агрегатной частью местные транспортники достигли совершенства.
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Луноход в типичной окраске Борского АРЗ
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Аккуратная хозяйская машина, да ещё и с удачно выпавшим номером
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Этот Луноход построен Борским АРЗ из ликинского машинокомплекта: об этом говорит уже чёрная ''ремзаводская'' обивка сидений, но всё ещё ''деревянный'' оргалит потолка
Автобусы Арзамаса 2017 год.
На табличке указана дата выпуска — ноябрь 1992. Ровно на месяц младше меня самого
Автобусы Арзамаса 2017 год.
В кабине — простой ЛиАЗный шик: удобный руль от Икаруса, одеяло на капоте, служащее для шумоизоляции, вентилятор и ''розочки'' там и тут. Бытовой выключатель — вместо пневматического крана управления дверьми, который находился под левой рукой водителя, в углу. Отдельно отмечу — машина на пропане, о чём говорит пультик ГБО под блоком кнопок.
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Задний бампер — уже самодельный. Видны и попытки укрепить устающий с годами кузов
Автобусы Арзамаса 2017 год.
По соседству — последний в Арзамасе ЛАЗ-695Н
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Вопреки общей тенденции, ЛАЗы вымерли быстрее ''луноходов''; обыкновенно, благодаря меньшей прожорливости, отсутствию ''автомата'' и пневмоподвески, они держатся дольше.
В последнее время и на самом предприятии взялись за реанимацию "луноходов". Вот это, например, самый свежий на сегодня экземпляр, только-только вышедший с капремонта:
Автобусы Арзамаса 2017 год.
ЛиАЗ обслуживает экскурсию по городу
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Салон уже типично удешевлённый ''борский'': белый оргалит, чёрная обивка, поручни без пластикового покрытия и современная резина на полу.
Автобусы Арзамаса 2017 год.
На этом фото 677й катает экскурсию по городу — а после её окончания он сразу отправился на пригородный маршрут
677е активно работают не только в черте города, но и на пригородных маршрутах по окрестным деревням. В текущих дорожных условиях — машина незаменимая: ямы их пневмоподвеска просто глотает. А зимой эта машина особенно выручает: и поедет в любой мороз, и уж где-где, а в бензиновых 677х с отоплением всё отлично!
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Красный ЛиАЗ-677 въезжает в деревню Красное
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Ждёт пассажиров на конечной остановке в деревне Кичанзино
И, вместо постскриптума: 3 года назад арзамасские транспортники разжились пятью современными низкопольными ПАЗ-3237, работавшими в Москве. Машина для этих мест — прорывная: турбодизель Cummins стандарта Евро-3, импортная автоматическая коробка, низкий пол и место для колясок в салоне… Да только до наших дней они не доработали: нежная конструкция не выдержала местных разбитых дорог, а цены на запчасти, многие из которых поставляли из-за бугра, стали по-настоящему неприятным сюрпризом. Как результат — 4 из 5 машин уже списаны, а последняя — уже давно стоит, без шансов поехать вновь. Старые ЛиАЗы же на этом фоне продолжают демонстрировать чудеса живучести.
Так что вопрос о целесообразности гонки за будущим — оставлю открытым на ваш суд.
Автобусы Арзамаса 2017 год.
Луноход лихо закладывает крен в повороте

На этом — осторожно, двери закрываются. До встречи на следующей остановке!
Автор  usernameDetector -
2040

На что он рассчитывал?

Развернуть
"...Иллюстрацией безграничной и отчаянной рыцарственности может послужить поведение чешского короля Яна Люксембургского, который, будучи слепым, принял участие в битве. Для этого он привязал себя к седлу, а своего коня — к коням двух оруженосцев, чтобы те направляли удар его копья. Все они были убиты..."
2482

Типичный представитель ивановской области и горячие дагестанские парни

Развернуть
Проходили соревнования по вольной борьбе в г.Арзамас (не надо только шакалов, это просто зум такой)
Типичный представитель ивановской области и горячие дагестанские парни