армия

Постов: 641 Рейтинг: 1215738
4142

Клуб любителей животных

Развернуть
«Если солдат боится, что его накажут за травму или болезнь – он и отрыв конечности скроет» - майор медицинской службы В.Белый.
Как-то в конце зимы в медпункт воинской части приходит солдат и сует под нос хирургу перебинтованную руку.

- Порезался? – спрашивает врач.

- Да не-е-е, - мнется солдат.

- Прижал чем-нибудь?

- Ну, типа того.

Врач разворачивает нечистую тряпицу и в нос шибает довольно неприятный запах. Повязка скрывает несколько рваных ран, которые уже начали гноиться.

- Ты что, мочу прикладывал?

- Да не-ет, - идет в отказ солдат.

- Когда была травма?

- Так с неделю назад.

- Чего же ты, подлец, неделю сидел?!

- Так я боялся, что накажут.

Врач рану обрабатывает и замечает некоторые странности. Раны симметричны. И очень напоминают…

- Боец, а кто тебя укусил?

- Никто, товарищ майор! – вскакивает солдат. Глаза таращит, лицо честное-честное. Короче, палится по первому разряду.

- А ну, сознавайся!

Солдат в отказ. Но майор не отступает. И постепенно вырисовывается следующая картина.

В прошлом месяце солдаты были на стрельбах, на одном из дальних полигонов. И прибилась к ним какая-то собака. Подкармливали её сухарями и супом, зверюга и носилась следом за бойцами. А в один прекрасный момент чего-то ей не понравилось, она и цапнула пациента за руку.

- Собака где? – бледнеет врач. Он-то знает, что такое бешенство.

- Да на полигоне осталась!

- Собаку ловите и на обследование! Всех контактных – ко мне!

Что тут началось! Сержанты на солдат ревут! Командир части на себе волосы рвет! Из столицы команда проверяющих вылетает. На полигон целая бригада собирается с веревками и кусками брезента – собаку ловить. Между делом обнаружился ещё один пострадавший, которого собака куснула В ПАХ! Как и первый боец, он свою травму скрывал и лечился народными средствами.

На следующий день бойцы приволакивают в медпункт черную дворнягу, которая скулит и огрызается.

- Эта? – спрашивает врач.

- Точно эта! – хором отвечают солдаты.

Собаку – на обследование. Бойцов – в изолятор. И только неспокойна душа у майора. Что-то ему во всей этой истории не нравится. Идет он в палату к первому пострадавшему и начинает его расспрашивать.

- А собака большая была?

- Да обычная собака, по колено мне.

- А какой окрас?

- Рыжая, с черным хвостом. И уши черные.

Врач свирепеет и идет к «бригаде охотников».

- Вы какую собаку мне притащили?

- Ту, что по полигону бегала, - разводят руками солдаты.

- Так это же не та собака, которая бойцов покусала!

- Вроде та, - мнется сержант.

- Где собака? – рычит майор.

Слово за слово, и оказывается, что после второго укуса, солдаты медлить не стали и собаку из автомата завалили. Труп прикопали где-то на полигоне, а когда начался шухер – приволокли на обследование какую-то левую дворнягу.

Минут двадцать майор высказывал солдатам все, что он о них думает. А потом загрузил в буханку пострадавших и расстрельную команду и повез их на полигон.

Дальнейшие два часа напоминали картину из какого-нибудь американского детектива. Поникшие солдаты ходят по заснеженному полю и ищут место последнего успокоения дворняги. За ними с каменными лицами два врача-офицера и сержант-водитель. Иногда группа останавливается. Солдаты мямлят:

- Да, вроде здесь.

И начинают копать. А снежок прошел, скрыл все следы. Попробуй найди через две недели. Ходили несколько дней. Но тело невинно убиенной нашли и на экспертизу отправили. К счастью, бешенство не обнаружили, так что погибла псина совершенно зря.

А кого ещё полгода любили на каждом собрании? Правильно – майора медицинской службы. Ибо не усмотрел за свои клубом любителей животных.
1221

Шёл десятый день, они начали подозревать

Развернуть
Шёл десятый день, они начали подозревать
1086

Щёл десятый день, они начали подозревать

Развернуть
Щёл десятый день, они начали подозревать
1859

Армейские ценности.

Развернуть
Армейские ценности.
1059

Когда кришнаит попадает в армию…

Развернуть
Шел последний год существования Советского Союза (1991). В весенний призыв к нам в часть пришел солдатик из Таджикистана. Русский по национальности. Для тех лет – ничего удивительного. Попал он ко мне во взвод связи и РТО. Познакомился я с ним и озаботился. Парень был убежденным кришнаитом. А это создавало некоторые проблемы.

Коля Кришман (имя настоящее, кличка тоже) отказался выполнить зачетное упражнение по стрельбе из автомата в финале курса молодого бойца. Три патрона за него отстрелял другой воин. Это не страшно, на аэродроме, в глубине России стрельба была ему без надобности. В столовой Коля тщательно избегал мясные куски (в то время мясо в солдатских котлах встречалось) и сосредотачивался на безмясной пище. А еще он настоятельно просил выделить ему время для молитвы.

Молитва у Кришнаитов, для тех, кто не в курсе, - это мантра, состоящая из шестнадцати слов:
Харе Кришна, Харе Кришна,
Кришна Кришна, Харе Харе,
Харе Рама, Харе Рама,
Рама Рама, Харе Харе.
И все. Дальше они ее закольцовывают и повторяют 108 раз. Чтобы не сбиться, у них есть специальные четки в мешочке. На четках 108 бусин. Ежедневно правоверный кришнаит должен прогнать эти бусины не менее 16 раз. Все вместе (1728) занимает около 2 часов.
Когда кришнаит попадает в армию…
В остальном же Коля был нормальным солдатом. Грязной работы не чурался, занятия телефонной связью религия ему тоже не запрещала. Однако любые чудачества сослуживца моментально вызывают в солдатской среде жуткий зуд позубоскалить. Вот этого я опасался.
Телефонисты у меня жили отдельно от роты, на объекте, чему были несказанно рады. К ним я и определил Кришмана. Строго-настрого предупредил: не дай бог задрочат духа Колю, - переведу в роту. Дедушки прониклись. И служба пошла своим чередом.

Потом Коля стал меняться. Захожу как-то на объект, слышу у бойцов – веселье, смех. Меня не видят. Подхожу ближе и наблюдаю сцену. Поймали мышь, посадили под перевернутую банку, запустили туда два оголенных провода, подсоединенных к полевому телефону ТА-57, и накручивают ручку индуктора. А напряжение там, если память не изменяет, 80 вольт. Если ручку индуктора со всей дури крутить, то и 220 можно выкрутить. Насчет силы тока не знаю, не замеряли. Короче, мышь пищит, по потолку банки пешком ходит, бойцы радуются. И Коля громче всех.
Когда кришнаит попадает в армию…
Бойцов разогнал, мышь приказал на свободу выкинуть, веселье прекратил. Как же так, спрашиваю, Коля? Ну эти-то оболтусы – понятно, дети еще. Но ты! В Бхавад-Гите (это у них первоисточник) разве не написано, что мышей нельзя пытать полевым телефоном? Коля глазки потупил, но сострадания к зверушке я в них не разглядел.

Дальше – больше. Захожу как-то в пищеблок, а Коля, дневальный по столовой, забился в закуток какой-то и ложкой тушенку наворачивает из банки. Говяжью! В их религии корова – зверь священный и убиению с последующим поеданием не подлежит. Ни-ни.

Спрашиваю дедушек, как это Коля до такого состояния докатился? Они и поведали мне о своем изуверстве. Нет, Кришмана никто не обижал. Все было по согласию. Провели они с ним беседу, расспросили все о его религиозных традициях, и говорят: «Ну ты же понимаешь, что в служебное время ты мантрой своей заниматься не должен?» Он понимает. «Тогда, - говорят, - будем тебя поднимать за два часа до подъема, чтобы ты мог спокойно помолиться». Коля согласился. И вот, заботливые дедушки заводят будильник на 4 утра, будят Колю: иди, молись. Коля, чуть живой (все-таки первые месяцы службы с непривычки – не сахар), встает и заводит тихонько свое: Харе-харе, Рама-рама… Через неделю сломался. Дедушка его будит, а он:
- А можно я еще посплю?
- Об чем речь, Коля, спи, конечно! Тебе по уставу – восемь часов сна положено, - ехидно отвечает искуситель.

А как кончились молитвы, тут уже и остальное прорвало. И мясо кушать стал за обе щеки, и веселиться со всеми. Наказывать не за что дедов, махнул я рукой. Тем более, что службу Коля тащил исправно.

Тем временем СССР приказал долго жить. А солдаты-то в части со всех республик были призваны. Узбеки, казахи, таджики, украинцы… И как побежали они по домам. Каждую ночь. По одному редко – чаще в компании – двое, трое, а то и четверо. Ловить мы их и не пытались. Докладывали оперативному в штаб округа, посылали телеграмму на родину: типа, дезертировал такой-то, прошу задержать и вернуть. А через несколько дней из списков части вычеркивали. Никто, кстати, никогда из бывших республик нам никогда ответа не присылал. Недели за две все и разбежались. Осталось процентов 30 от исходного. Граждане России.

Так вот среди сбежавших оказался и Коля Кришман. Он же из Таджикистана призван был. Только как оказалось, он не домой поехал, а в город ушел, к братьям-кришнаитам. Вернулся на путь истинный. И с ними два года подвизался. Наши офицеры его пару раз видели на улицах в белом одеянии, счастливого. А спустя два года приходит нам телеграмма из Душанбе: мол, задержали вашего дезертира, забирайте. Видимо, Коля все-таки до матери доехал, а там уже национализм махровый. Своих-то они бы нипочем не выдали, а русского – пожалуйста.

Только наш командир не стал ничего предпринимать. Зачем, говорит, мне эта проблема? Тем более, что из списков части его уже давно вычеркнули. Сам сбежал, пусть сам и разбирается, вольному-воля, Кришна ему в помощь…

Фото не мое.
539

Когда ждешь фугас…

Развернуть
Когда едешь по военным дорогам, какая-то часть твоей оперативки всегда подгружена мыслями о фугасе. Потому что фугасы на дорогах есть всегда, как тот суслик, которого не видел один из персонажей к/ф «ДМБ».

- Видишь суслика?
- Нет
- И я не вижу. А он есть.
- Понял
Когда ждешь фугас…
Какие-то фугасы заложены впрок давно, у каких-то отказал взрыватель, какие-то заложили сегодня ночью. И всегда есть процент фугасов, которые инженерная разведка не нашла. Вот так едешь по дороге и помнишь. Гонишь эту липкую мысль, а она все равно где-то рядом…

В конце июля – начале августа 2003 ехали мы колонной из Ножай-Юрта. В побитом, помятом, тарахтящем тентованном УАЗ-469, который ехал в свой последний путь до Ханкалы – на списание. Замыкающим в колонне. Солдатик-водила, офицер Ножай-Юртовской коменды Жеслан Б. и мы с коллегой, военные журналисты.

Едем по равнинному участку где-то между Гудермесом и Аргуном. Там, где зеленка близко подкрадывается к дороге. Наши военные называли это место «Шервудский лес». Догадываетесь, почему? Каждый раз, когда колонны проходили его, башни БТР-ов и стволы ЗУ-шек заранее разворачивались в стороны растительности.

Внезапно сильный удар в днище подбрасывает УАЗик, машина мгновенно глохнет и наполняется пылью. И тишина… Сидишь такой в растянувшейся невообразимо секунде и мысль мечется: что это было? Я еще живой или уже не очень? Потом хриплый голос Жеслана: «Спокойно, мужики, это не фугас, это передний кардан отвалился…»

Протяжный счетверенный выдох и несколько секунд облегченного расслабона. А потом опять Жеслан, уже орет: «Какого хера расселся, воин, быстро под машину, скидывай кардан, на одном мосту доедем, колонна-то уходит, а мы в Шервудском лесу!» И сам вслед за водилой выскочил и под машину занырнул.

Во время моей службы на аэродроме я немало общался с автомобильной техникой, но такого скоростного кручения гаек не видел никогда. Уже через 5 минут наш Боливар пылил по дороге, стремительно нагоняя медлительную колонну. Мы же надеялись, что оставшийся кардан не отвалится. И он не подвел…

Фото не мое.
4350

Кузница кадров

Развернуть
Эта история случилась потому, что система военно-медицинского образования в Беларуси не совершенна, а бюрократия и «волосатые лапы» остались в стране наследием ещё советских времен.
Для того, чтобы получить большую часть узких специализаций, а с ними перспективы на погоны высшего командного состава, белорусским военврачам приходится на пару лет поступать либо в Военно-медицинскую Академию в Петербурге, либо по договору с медиками бундесвера ехать в Германию. Немецкий вариант моим бывшим коллегам нравится больше, поэтому битва за места идет не шуточная. Бонус к специализации кроме погон – место в столичном госпитале и все прилагающиеся к нему плюшки.

Мой друг Володя закончил военно-медицинский факультет хирургом и был направлен в медроту большой военной части республиканского значения. В медроте Володя заскучал, потому что работы ему там было совсем мало. За год службы случился в его ведомстве один несчастный завалящийся аппендицит, да и тот из-под носа в госпиталь увезли. А так – вросшие ногти, вскрытые абсцессы, вот, собственно, и вся хирургия. И много, много писанины.

От такой жизни Володя, мечтавший о славе Пирогова, вскоре полез на стенку. А потом, одумавшись, стал вострить лыжи в Германию на учебу. Парень был настойчивый, пробивной, короче получилось у него. И вскоре мы все узнали, что Володя едет на два года учиться куда-то под Франкфурт. А после учебы заступает на должность хирурга в столичном госпитале. Ему и место придержат.

Отметили это дело, позавидовали, пожелали доброго пути. И тут выясняется любопытный факт. Обычно перед тем, как отправлять офицера на учебу, с ним заключали свежий пятилетний контракт. Мол, вернется, должен будет либо отработать, либо оплатить свое обучение. А тут казус. Володе по старому контракту ещё 2,5 года служить. Вроде как успеет вернуться до окончания. Не знаю, о чем думали чиновники из управления, наверное, ни о чем, потому что поехал Володя в чужеземный ВУЗ без контракта.

Проходит два года. Володя шлет мне по Интернету фотки с огромными пивными кружками и мордатыми офицерами предполагаемого противника. Тем временем супруга его заканчивает наш университет и начинает практиковать.

Приезжает Володя на родину. Готовый микрохирург с десятком операций за плечами. Приходит весь такой радостный к начальству, а там руками разводят:

- Извини, дорогой. Но в данный момент на твою специализацию нет места.

- Как это нет? – удивляется Володя. – Я когда уезжал – было. Куда же делось? Я два года учился, руки нарабатывал. Вот список проведенных операций. Я хоть сейчас за операционный стол.

- Понимаем, - начальники закатывают глаза к потолку. – Очень нужные навыки ты приобрел. Только места все равно нет.

- Да куда же оно делось?

- Было место, - не спорят начальники. – Но понадобилось нам одного офицера в столицу перевести. А у него дядя – генерал. Вот и поставили на твое место.

- Как же он оперирует? Он же не умеет!

- А он и не оперирует. Зачем ему такая ответственность.

- А как же я? – растерялся Володя.

- А ты побудь пока начальником медпункта. Вот тут, недалеко от Минска, километров сто, есть часть. Туда позарез начмедпункта требуется. Через пару лет товарищ на повышение пойдет, место освободится, мы тебя и переведем.

- За пару лет я все навыки растеряю. А начмедпункта это вообще терапевт!

- Ничем помочь не можем, - разводят руками начальники.

Володя голову опустил и в часть поехал. Посмотрел на протекающую крышу медпункта, на кипу пожелтевших журналов, которые ему предстояло заполнять, и душа его обратилась на темную сторону.

Тут, как назло, приходит ему из Германии сообщение:

- Герр Вольдемар, пишет вам ваш преподаватель герр Рейзеншнауцер. Вы забыли кое-какие учебные материалы, которые я вам высылаю по Интернету.

Володя встрепенулся и написал в ответ:

- Герр Рейзеншнауцер, если так случится, что я приеду к вам обратно, не поможете ли вы мне с работой?

Немец отвечает:

- Герр Вольдемар вы в своем уме, такие вопросы задавать? Мы вас два года учили, диплом дали, за вашими успехами следили. Конечно, помогу, у нас тут хорошие специалисты, обученные на халяву, всегда нужны.

Володя повеселел. А тут и конец его контракта подоспел. И совершил военврач жуткое предательство. Не стал он новый пятилетний контракт подписывать. Что тут началось! Крику было на всю армию! Володю имели во всех кабинетах управления, но он не сдавался, как последний партизан. Начальники, которые Володю в Германию отправляли без подписанного контракта, за головы схватились. За такой косяк можно и звездочек недосчитаться. Давай действовать методом кнута и пряника. Нашли ему и место в столице, и квартиру служебную. Но Володя стоит на своем, потому что отлично понимает, что после такого казуса ему путь один – подальше от родной армии. Ибо сожрут!

Так и уехал. И жену забрал.

Работает нынче Володя в небольшом городке недалеко от Франкфурта. Оперирует местных бюргеров, выплачивает кредит за дом и растит первенца. О своей военной карьере вспоминает только на 9 мая и на 23 февраля. Тогда Володя надевает парадную форму, выпивает стакан водки и с тоской понимает, что в городе – немцы.
918

Добропост

Развернуть
У меня напротив дома есть небольшой магазинчик типа "1000 мелочей", где есть всё, но всего по чуть-чуть. Там, рядом с игрушками, есть бытовой отдел, где за пару минут за небольшие деньги можно всё починить и исправить.
Зашёл сегодня в этот "чудо отдел" - батарейку на часах поменять. Следом за мной в сторону игрушечного отдела, держа что-то в руке, протопал грустный мальчуган лет 6-7. Паренёк подошёл к витрине, и, встав на носочки положил на неё заводную игрушку - солдата-пехотинца, который, по задумке изготовителя должен по пластунски ползать. Девушки-продавцы, на секунду оторвавшись от своих "серьёзных" разговоров, с умилением подошли к маленькому клиенту. (Далее Д-девушки, М-мальчуган).
Д: Ты что-то хотел дорогой?
М: Здласти. Я вчела с мамой покупал солдатика, а он сломался и больше не ползает.
Д: Ну давай посмотрим что там с ним...
Одна из девушек завела пехотинца, боец, пытаясь запрограммированно выполнить боевую задачу, начал шуметь и дрыгать руками и ногами.
Девушка, взвизгнув, начала буквально задыхаться от смеха. Подошла вторая, тоже самое: истерика до слёз.
Я сначала ничего не понял и начал присматриваться к источнику смеха. У солдатика, который должен попеременно двигать руками и ногами, что-то заклинило, и он, этими конечностями, двигал одновременно. Теперь понятно, что довело бедных девушек до истерики, пехотинец уверенно и беспощадно "трахал" витрину. Его, слегка приподнятая голова, очень реалистично дополняла картину.
Минут через 5, когда все успокоились, диалог продолжился.
Д: Да! Тут и не скажешь сразу, сломался он или наборот, с ним всё в порядке. А у тебя чек от него остался?
М: Я не знаю.
Д: А может мама знает?
М: Мама тоже сильно смеялась, и сказала, чтобы я сам зашёл и плосто его поменял.
Д: Да он у нас один такой самец был. Больше других нет. Даже не знаю как теперь быть.
Мальчик начал жалобно всхлипывать.
Тут в диалог вмешался мастер из "чудо-отдела": "Лен, дай-ка я посмотрю". Девушка передала игрушку.
Через несколько минут манипуляций с отверткой, мастер завёл боевого самца и солдатик пополз, правильно, с гордо поднятой головой, пополз.
Мастер, протянул "вылеченного" пехотинца хозяину: "Ты наверное его ронял?"
М: "Нет, его только два лаза бомба взлывала".
Мастер: "Ну ты его больше не взрывай, а то мама опять будет сильно смеяться".
3201

Узнали?

Развернуть
Узнали?
Постарел, погрустнел.
Николай Захаров занимал пост челябинского военкома до мая 2011 года, когда он, по официальной информации, ушел в отставку после окончания срока трудового договора по собственному желанию. Между тем, по неофициальным данным, полковника сняли с должности после выступления на пресс-конференции, посвященной началу весеннего призыва – 2011, где он рассказал о неофициальном распоряжении армейского начальства не призывать на срочную службу представителей Северного Кавказа, чтобы устранить одну из причин возникновения в частях дедовщины и землячеств.Правда, позже опять он занял свою должность и вроде как до сегодняшнего дня его занимает.
3808

Спустя 2 месяца в учебке связистов, надписи в туалете стали выглядеть вот так

Развернуть
Спустя 2 месяца в учебке связистов, надписи в туалете стали выглядеть вот так
725

Объяснительная (Внимание: ненормативная лексика)

Развернуть
Рассказал мне эту историю бывший коллега по работе. Когда-то служил он старшиной роты в звании прапорщика. И попал к ним очень остроумный солдат. Далее со слов экс-прапора:

"Был у нас как-то один солдат, не помню точно как зовут, допустим Вася - дух еще зеленый. Захотелось ему ночью курить, а сигарет не было. Пошел он по койкам будить сослуживцев, сигарету просить. Ночь. Понятное дело его все на х*й посылают. А курить-то сильно охота. Ходил, выпрашивал. Ну один солдат не выдержал и отметелил его. Утром на осмотре стоит - рожа синяя, губа разбита, глаз заплыл. Начинается кипишь. Я ему, мол, Вася, пиши объяснительную, что да как, при каких обстоятельствах. Написал. Приносит. Читаю:

Объяснительная
Сплю. Слышу, кого-то пиздят. Посыпаюсь - меня пиздят.

Я эту объяснительную даже на память себе оставил. В итоге у него больше и не спрашивали откуда побои"
1703

Приключения косаря

Развернуть
Слышали пословицу: «Солдата куда не целуй, у него везде …э-э-э, не лицо, короче»? Да простят меня адекватные солдаты, но в первый год своей службы в сан.-эпид. лаборатории при воинской части я убедился в истинности данной пословицы. А все из-за рядового Иванова.
В мои обязанности, как военного врача эпидемиолога-паразитолога-гигиениста-микробиолога входило проведение анализов при подозрении на кишечную инфекцию у бойцов. Из-за особенностей микробиологического анализа, результаты я иногда выдавал уже после того, как бойца пролечивали антибиотиками широкого профиля и отправляли обратно в часть. Экспресс-анализов у меня в лаборатории не водилось. Точнее наборы были. Ровно два. Но стояли они в холодильнике, под строгим замком и моей личной материальной ответственностью. Я их принял, заступая на службу, и, увольняясь, сдал.

Но это я отвлекся.

Иду как-то осенним утром на службу, а на ступеньках лаборатории в скрюченной позе меня поджидает боец.

- Что случилось? – жизнерадостно спрашиваю я.

- Доктор, диза-а-а, - солдат на моих глазах подает признаки клинической смерти, изображает судороги и пускает пену изо рта. Ну ладно, с пеной я преувеличил.

- Заходи в лабораторию. Сейчас придет Людмила Сергеевна, наш средний медицинский сотрудник, возьмет у тебя мазок и посмотрим, что за диза.

Боец возвращается с того конца светлого тоннеля только для того, чтобы на четвереньках заползти в предбанник лаборатории.

«Блин, может аппендицит какой?» - думаю я. Уж очень натурально корчится.

Усаживаю солдата на стул, звоню в медпункт.

- Саша, СЭЛка беспокоит. Тут от тебя боец Иванов приполз. Подозрение на кишечную инфекцию. Ты его внимательно смотрел?

Интеллигентный старший лейтенант медицинской службы Александр разражается длинной матерной тирадой. По его словам рядовой тот ещё Чарли Чаплин. Обращается в медпункт пятый раз за последние два месяца. Косил на ОРЗ, гипертонию, холецистит, аппендицит, теперь кишечную инфекцию осваивает.

- Но ты его внимательно смотрел? – уточняю я.

- Да я его, б..ть, куда только не смотрел! – Саша бросает трубку.

Ну ладно. Осторожно выглядываю в предбанник, где сидит рядовой Иванов. Боец расслабился. Не наблюдая вокруг медицинского и офицерского состава, сидит с блаженной улыбкой и в носу ковыряется.

- Хм-м, - громко говорю я.

Иванов тут же скрючивается в классической позе страдальца, из его горла вырывается стон умирающего.

- Доктор, спасите!

- Тут тебе не реанимация, а микробиологическая лаборатория. Анализ тебя не спасет, - грозно говорю я. – И вообще, хватит притворяться. Мне твой начмедпункта все рассказал.

Иванов тут же меняет тактику. Начинает хныкать, в уголках глаз появляются искренние слезы.

- Доктор, тут такое дело…

И открывает мне душу. Мол, слаб он здоровьем и не силен в кулачных боях, за что чмырят его товарищи по казарме и недолюбливает сержант. И кушать ему все время хочется, и спать не дают, и матом вокруг ругаются. А душа у Иванова нежная, философская. Писал он в школе стихи, любил девушку, а прямо перед призывом она его бросила. И учился бы сейчас на поэта-песенника, если бы баллов в Институт Культуры добрал.

Я не знаю, почему Иванова не взяли в «кулек». Я бы его после такого выступления сразу в Щукинское без экзаменов. Как Немирович-Данченко я сказал: «Верю!»

Эх, погубит меня моя доброта. Через двадцать минут Иванов с довольной мордой сидел в моем кабинете на диване, трескал бутерброды, которые жена сделала мне на обед и с сербаньем прихлебывал кофе.

Пришла лаборантка, с удивлением посмотрела на борзеющего солдата.

- Все в порядке, Людмила Сереевна. Он посидит немного, отдохнет и в медпункт пойдет.

- Ну-ну, - лаборантка, жена боевого полковника, помотавшаяся за ним по гарнизонам Средней Азии и Кавказа, смерила Иванова грозным взглядом, от которого он поперхнулся бутербродом. – Смотрите тут у меня!

Иванов бутерброды доел, кофе выпил и принялся болтать. Оказалось, что мы с ним из одного райцентра. Пошли воспоминания о детстве, а в какую школу ходил, а ты Ваську Косого с третьего дома знаешь? Короче, через пять минут я не знал, как Иванова выгнать.

Благо пришла лаборантка и забрала солдата на анализы. А потом пинком выгнала его вон.

Стоит ли говорить, что с анализами все было в порядке и никакой кишечной инфекции близко не обнаружилось.

Дня через три я снова обнаружил бренное тело Иванова на ступеньках лаборатории.

- Привет, доктор! – панибратски приобнял меня солдат. – У меня к тебе дело есть.

«Однако, уже на «ты» перешли, - подумал я.

- Надо мне пару дней в госпитале поваляться. Сделаешь? А то у нас марш-бросок в среду, а мне очень бежать не хочется. Нога болит, - и солдат вполне правдоподобно потер «больную» ногу. И поморщился.

- Иванов, ты не оборзел?

- Ну земляк, ну по-соседски.

- Иванов! А ну марш в часть!

- Чего ты? Я же не за просто так, - обиделся боец.

- Или ты сейчас исчезнешь, или у тебя будут проблемы.

- Бегу, бегу, - Иванов затопал сапогами и исчез из моей жизни.

На семь дней.

В понедельник он снова сидел на ступеньках лаборатории, курил и клянчил у меня плохие анализы, справку о смертельной болезни, просил помочь комиссоваться.

Как-то по глупости я проболтался про общих знакомых, и Иванов взялся за меня с удвоенной силой. Через этих знакомых он узнал мой телефон. Мне звонила его мама. Даже, твою дивизию, бабушка! Я крутился, как уж на сковородке. Пару раз натравил на него Людмилу Сергеевну, один раз чуть ли не пинками гнал до казармы. Следовало, конечно, нажаловаться на него непосредственному командиру, но мне было почему-то жаль этого раздолбая.

Дошло до того, что завидев на ступеньках лаборатории знакомую фигуру, я резко менял маршрут следования и уходил в медроту или столовую.

И однажды мое терпение лопнуло. В это утро Иванов особенно долго и занудно выпрашивал у меня справку. Я стиснул зубы, взял его за шиворот, несмотря на жалобы и мольбы, отволок в казарму и сдал на руки сержанту.

- Сержант, если рядовой Иванов без видимой причины ещё раз появится в микробиологической лаборатории, я буду вынужден принять меры. Почему ваш боец болтается по части без дела?

- Понял, товарищ старший лейтенант.

- А раз понял – выполняйте.

И я ушел. Чувствуя спиной отчаянный взгляд Иванова. И страдая душой, как будто сына в гладиаторы продал. Больше я Иванова в армии не видел.

Прошло почти полгода, и как-то приехал я на малую родину к матери. Иду с автобусной остановки, темно, редкие фонари выхватывают из сумрака пустынную улицу и одинаковые подъезды советской архитектуры. И вдруг слышу до боли знакомый голос:

- Да вы, пацанва, жизни не нюхали. Вот помню пригнали нас на полигон, с парашютов прыгать.

Етить-колотить, Иванов!

Останавливаюсь и вижу прекрасную картину. На скамейке возле подъезда, с бутылкой пива в руке и в окружении стайки подростков сидит косарь Иванов и вещает. А подростки и уши развесили.

- Да что тут говорить, служба для мужика – самое главное. Сигарету мне!

Иванову с почетом подносят сразу несколько пачек. Бывший солдат неторопливо выбирает что получше, закуривает. И продолжает.

- А здоровье надо в армии – о-го-го. Приходится и в лесу на снегу спать, и по несколько часов на полигоне под ветром и дождем стоять.

Я не выдержал.

- Иванов, а ты откуда про все это знаешь? Ты же всю службу по госпиталям и медпунктам отвалялся?

Иванов в панике вскакивает. Скамейка под фонарем, я в тени, а значит для него откуда-то из темноты доносится разоблачающий офицерский голос.

- Товарищ лейтенант?

- Товарищ Старший лейтенант, - я подхожу к скамейке.- Не позорился бы ты, боец.

- А я чего, я вот пацанам про армию рассказываю. Чтобы они готовы были. Ведь все верно рассказываю, да, товарищ старший лейтенант? – и подмигивает мне обоими глазами.

Я махнул рукой и пошел дальше. Таких уже не исправишь.

П.С. Уважаемые читатели. Ещё раз хочу поблагодарить вас за участие в проекте издания сборника рассказов Доктора Лобанова. Сообщаю, что предзаказ книги можно сделать ещё три дня по адресу
835

Суровая ручка

Развернуть
Суровая ручка
Служил под Нижним Тагилом, вот так мы в тайге на учениях пили чай.
1608

Написано чёрная, значит чёрная

Развернуть
Написано чёрная, значит чёрная
Тетрадь нашего зам.начальника штаба по службе войск и безопасности военной службы
2448

Теплоизоляция

Развернуть
Теплоизоляция
Так в нашем училище утеплили теплотрассу
6660

Сгорел

Развернуть
ЕЕсть у меня один знакомый, он был прописан в бабушкином доме. Бабушка давно умерла и сам он там не жил, а жил вместе с родителями. Тут ему резко стукнуло 18 лет и начали ему слать повестки по прописке. А потом этот дом вообще сгорел. Наш товарищ на повестки не реагировал и поэтому военкоматовцы решили сами прийти к нему. Приходят, а дома нет, одни угли. Те к соседу, "а где Иванов? И что случилось с домом" а сосед "да он как повестку увидел, пить страшно начал, переживал, а потом взял и сжег дом вместе с собой, даже костей почти не осталось".
И все, перестали повестки слать.
7632

Уклонист

Развернуть
Эта история произошла с одним из моих коллег, военных медиков. И если бы действо не разворачивалось практически на моих глазах, я бы, скорее всего, в неё не поверил.
В юности один молодой человек, назовем его Саша, очень не хотел служить в армии. Он жил в небольшом районном городке и искренне считал, что служба – это потеря двух лет жизни, за которые он многое успеет. Пробовал косить – не получилось – здоров, как лось, пробовал найти продажного военкома – тоже как-то не срослось, то ли денег не было, то ли военкомы честные. Тогда Саша решил учиться. И обязательно в университете с военной кафедрой. В столичный медицинский он с первого раза не поступил, хоть и очень старался. Не хватило баллов.

Попробовал уговорить военкома – мол, дайте отсрочку всего один год, я хочу на подготовительное отделение.

- Подготовительное отделение – это не причина для отсрочки! – отрезал военком.

- Мне очень надо, - ныл Саша.

- А у меня план по призыву горит!

И не дал. Кроме того пригрозил:

- Будешь выпендриваться – я тебя в самые гнилые войска пошлю! Ты у меня из болота всю службу не вылезешь!

Саша бросился подавать документы в медучилище своего райцентра – куда там, все сроки давно прошли.

А тут и повестка в военкомат подоспела. Саша перечитал её с кислой физиономией и решил бежать. Бежал он не просто так. Саша уехал в столицу, подал документы на подготовительное отделение медицинского и стал прятаться.

Целый год Саша скитался по съемным комнатам и случайным знакомым, потому что для того, чтобы заселиться в общежитие, необходимо было стать на учет в местном военкомате. Вздрагивал при виде людей в форме и раз в месяц робко звонил домой. Мобильников тогда не было. Поэтому звонил из телефонов-автоматов и отделений почты. Чтоб не вычислили.

К слову, родители тоже были целиком на Сашиной стороне. Собрали вещи и слиняли с места прописки на другую квартиру. Поэтому всю бурю возмущения военкома принял на себя сосед Миша.

Про соседа Мишу надо рассказать отдельно. Это был, что называется свой человек и врожденный тролль. В свое время он отслужил в стройбате и возможности поприкалываться над офицером-военкомом не упустил.

В очередной раз Саша звонит соседу.

- Ну, как там обстановка?

- Не приезжай, - резко отвечает сосед.

- Почему? – пролепетал Саша.

- Сплю я, как белый человек. Полпервого ночи, между прочим. А тут звонок в дверь! Открываю. Стоит твой военком с каким-то ментом. Мол, Александр Убегайло по соседству проживает? Проживает – говорю. Как давно вы его видели? Полгода не видел. Уехал куда-то. Они давай к тебе в двери ломиться. А там никого нет. Твои тоже не живут, а ваши кактусы, которые я поливаю, вряд ли смогут дверь открыть. Короче, военком мне бумажку протягивает. Подпишите, что мы приходили. Я ему – не буду подписывать, я уже служил, опять в армию не пойду. Военком – это не повестка, это ваше обещание, что в случае, если этот Убегайло появится, вы мне позвоните. С превеликим удовольствием – говорю. Мне этот Саша сразу не понравился. Бледный он какой-то, худой. Наркоман, наверное. И тапочки из общего коридора пропадали все время. Военком ушел, а я разнервничался что-то, вышел на балкон покурить. Смотрю – под балконом ещё две темные тени дежурят. Это тебя ловили, если ты вдруг со второго этажа прыгать станешь. Так что – не приезжай.

Саша так испугался, что вгрызся в учебу, как мангуст в шею кобры. И на вступительных экзаменах получил только высшие оценки. Поступил, короче.

Приезжает со справкой из университета в родной город. На дрожащих ногах идет в военкомат. Так, мол, и так, поступил, вот бумажка. Его сразу – к военкому.

- Убегайло, мать твою! Ты где год шляся?!

- Товарищ майор, - плачущим голосом ноет Саша. – Я учился. Вот, поступил.

- ………. (непечатные выражения, которые нельзя использовать в литературных произведениях). Мы твое дело собирались в прокуратуру передавать. Да тебя посадят, суши сухари.

Поорал, поорал, влепил какой-то астрономический штраф, но Саша был очень рад, что его не посадили.

В процессе учебы в медуниверситете, Саша вдруг проникся армейской идеей. И к последнему курсу начал искать возможности попасть на службу в качестве военного врача. В Военно-медицинском управлении не стали препятствовать порыву юного патриота. После выпуска вручили Саше офицерские погоны, переправили в документах «лейтенант запаса» на «лейтенант медицинской службы» и отправили в часть.

Служит Саша уже почти год, никого не трогает. Старшего лейтенанта, получил, между прочим. Бойцов зеленкой мажет и анальгином от всего лечит. Командиром у него был известный на всю Беларусь полковник Семенов. Товарищ грозный, орущий и имеющий огромные связи в мире военной медицины и в армии страны вообще.

А тут звонит старшему лейтенанту Убегайло мама. Уже по мобильному, прогресс далеко шагнул.

- Сашенька, ты будешь смеяться.

- Я последнее время даже в цирке не смеюсь, - грозным офицерским голосом отвечает военврач.

- Тебе повестка пришла.

- Какая повестка?

- В военкомат. Хотят тебя в армию забрать.

Оказалось, что военком из Сашиного города ошибся на год с выпуском. И, посчитав, что уклонисту Убегайло до 27 лет ещё целый год, решил напомнить ему о долге перед Родиной. Заодно и позлорадствовать. Почему до военкома не дошло, где нынче обитает Саша – это только бардак в документообороте Вооруженных Сил объяснить может.

Саша идет к командиру.

- Товарищ полковник, разрешите два дня увольнительной, а то меня в армию забирают.

- Убегайло, ты что дебил? – удивляется полковник. – А ты сейчас по-твоему где находишься?

- Ничего не знаю – мне повестка.

- Так, - говорит полковник. – Даю тебе два дня, чтобы с этой ерундой разобраться. Если что – звони.

Саша к процессу подошел творчески. Нацепил парадную форму, все значки-регалии на грудь и сияющий, как министр обороны США, приехал в военкомат своего родного райцентра. Идет по коридорам и призывников пугает. Они думают, что это за ними приехали.

Вот и кабинет военкома. Саша стучится, чеканным шагом заходит в кабинет:

- Товарищ подполковник, старший лейтенант Убегайло для прохождения срочной службы явился!

И повестку военкому на стол – хрясь!

Военком смотрит на старлея, на повестку, снова на старлея, на повестку. На шеврон части, снова на повестку. Бледнея, понимает, что он действующего старшего лейтенанта в солдаты призвать хотел. Да ещё из ведомства страшного полковника.

- Ты Семенову уже сказал?

- А как бы я по-вашему сюда приехал. Полковник Семенов мне увольнительную подписывал.

- Твою мать! – хватается за голову военком.

- Давайте так, - предлагает Саша. – Вы мне все подписываете и я поехал. Я вас не видел и вы меня не видели.

Так Саша и не послужил солдатом. Зато когда я увольнялся из армии, он, будучи целым капитаном, обзывал меня дезертиром. Будем считать, что этим рассказом я ему отомстил.
2535

Работа комплекса ПВО

Развернуть
Работа комплекса ПВО GIF
779

В тему о поборах с солдат-срочников

Развернуть
Наверное все слышали от друзей,которые прошли срочную службу в армии, что они офицеров называли "шакалами".Кто-то сам служил и использовал это определение для офицеров, которые солдата ни во что не ставили и служили только для своего шкурного интереса.
Во время моей срочной службы (08-09) мы не были исключением. Кто-то из офицеров был "шакалом" для нас, а кто-то настоящим Офицером, который  свое подразделение будет отстаивать до последнего даже перед командиром части.
Зарплата солдата-срочника на тот момент была  чуть больше 400 рублей в месяц. Каждый месяц мы сдавали по 100 рублей с этих денег на нужды роты. Именно на нужды роты, без кавычек. За это хочется сказать отдельное спасибо старшине роты, который был хоть и жестким, но справедливым и хозяйственным мужиком. Он полностью разрушил мои стереотипы о прапорщиках.На эти деньги реально покупалась краска, горшки под цветы, триммер для стрижки травы и т.д. Старшину все называли Батей, хотя обычно так именуют командира роты/батальона/(вставить нужное).Но без "шакальства" со стороны офицеров по отношению к срочникам конечно не обошлось..
В то время вышел приказ МО РФ по поводу премирования офицеров по итогам года.Подробностей приказа уже не помню,но было что-то типа такого: по итогам года подавались списки лучших офицеров,и на следующий год эти офицеры получали ежемесячно нехилую прибавку к зарплате. И так каждый год.Командир взвода в звании старшего лейтенанта у нас получал около 70 т.р. Напомню-08-09 годы.
И был у меня случай именно с этим командиров взвода в звании "старлея" с зп в 70 косарей. При приближении 23 февраля мне позвонила мама и спросила что мне выслать в посылке к празднику. Так как тогда мне ничего особо не надо было, а сладкого хотелось так, что сахар в чистом виде ели горстями (кто служил, тот помнит этот нехват сладкого в начале службы), то попросил я маму выслать просто конфет.
Вот приходит моя долгожданная посылка. Посылку в канцелярии роты вскрывает этот комвзвода. В ней три мешочка конфет.В двух конфеты шоколадные и дорогие, а в оставшемся в основном карамель и дешевые шоколадные типа "Ласточка"....
И эта ТВАРЬ, у которого рожа размером с мою жопу забирает эти два мешочка дорогих конфет и отдает мне только карамельки.
У него зп 70 тысяч, у меня 400 рублей,у моей мамы около 10 тысяч:ей посылку было собрать трудно для меня. А ОНО СУКА забирает КОНФЕТЫ У СОЛДАТА.Хотелось ему в тот момент зубами кадык перегрызть. Прошло уже 8 лет после увольнения в запас, а его жирная рожа до сих пор перед глазами.
В начале поста я писал про "шакалов" в армии. Так это пример офицера-шакала.
В противовес этому был офицер из другой роты, который возил нас перед дембелем за свой счет в соседний город за 40 км на базар за одеждой и не взял ни копейки на бензин.
282

80-я арктическая

Развернуть
80-я арктическая
80-я арктическая
80-я арктическая
80-я арктическая
80-я арктическая
80-я арктическая
80-я арктическая
80-я арктическая