вмф

Постов: 29 Рейтинг: 52682
590

Тест

Развернуть
– Я списаться хочу. Подчистую, – сказал мне Слава Панов.
На дворе у нас 1980 год, а он хочет списаться.
С плавсостава, естественно. Мы с ним на лодках служим уже десятый год, и ему эта катавасия слегка поднадоела.
По-другому с лодок не уйти. Он пытался, но ему сказали: «А куда вы собрались уходить? Вы же здоровы! У вас даже язвы нет!»
– Ах, так! – сказал он на это и решил уходить через сумасшествие (не по дискредитации же высокого офицерского звания).
Срать под себя он не стал. Он на программе «Время» в телевизор выстрелил. Прямо диктору в лицо. Стоял дежурным по казармам, проверял выполнение личным составом вечернего распорядка дня, зашел в ленкомнату и там разрядил пистолет.
После чего его в больницу направили, а меня назначили его сопровождать.
Честно говоря, на моей памяти по шумам в голове только один списался, да и тот был летун – летчик, проще говоря. Он на медосмотре на неосторожное врача: «Как вы себя чувствуете?» – сказал: «Хорошо, доктор! Небо люблю! И летать хочется! А ещё у меня мечта есть: взлететь повыше, открыть крышку, на крыло вылезти и постоять!»
Вот за это списали. А за стрельбу по диктору – сомневаюсь я.
Мы, как вошли к врачу, я, чтоб как-то поучаствовать, протягивая ему бумажку, где все про Славу было написано, сказал: «И ещё меня просили узнать, как его зрачки реагируют на свет!»
Черт знает, зачем я это спросил. Само выскочило, но врач – хоть бы дрогнул – «Сейчас, – говорит, – выясним. Садитесь, пожалуйста».
Усадил он Славу и говорит:
– Есть у вас заветная мечта?
– Есть!
– Какая?
– Повесить старпома!
– За что?
– За яйца!
– Все, – говорит мне доктор, – совершенно нормальный офицер.
– Почему, – спрашиваю я.
– Потому что он хочет повесить старпома. Все нормальные офицеры хотят повесить старпома. А когда я спрашиваю за что он его хочет повесить, нормальный офицер отвечает: «За яйца!». Это и есть тест на нормальность. Кстати, вы хотели выяснить, как у него зрачки реагируют на свет?
– Да-а-а…
– Идеально они у него реагируют, идеально.
Потом мы со Славой вышли.
Я-то давно уволился, по двум падениям в обморок, а Слава до сих пор служит
© А. М. Покровский
187

А-90 «Орлёнок» - экранный эффект

Развернуть
А-90 «Орлёнок» - экранный эффект
А-90 «Орлёнок» - экранный эффект
1709

"Тропическая" форма ВМФ СССР

Развернуть
Госпитальное судно "Енисей"
325

"Попутчик'

Развернуть
Байка-быль

Действующие лица:


1. Командующий Краснознаменным Северным флотом адмирал флота Георгий Михайлович Егоров.


2. Командир торпедной группы подводной лодки Б-409 лейтенант Николай Симаков.


Чаще всего командующий флотом летал в Москву самолетом, собственным бортом. Но это по вызовам в Главный штаб, а в отпуск предпочитал ездить поездом, любимой «Арктикой» в вагоне СВ, в двухместном купе. Обычно адъютант выкупал и второе свободное место, чтобы покой адмирала в пути не нарушило ничье присутствие. Для Егорова это была редкая возможность побыть наедине с самим с собой, собраться с мыслями, слегка отдохнуть. А тут, то ли не успел, то ли мест свободных не было… Едва адмирал флота переоделся в дорожную пижаму, как на пороге возник бравый лейтенант.

- Здравия вам желаю!


- И вам не хворать! – Ответил немало удивленный вторжением нежданного гостя Егоров. – Вы до Москвы?


- Еще дальше – до Куйбышева. В Москве пересадку сделаю.


- Интересно, с каких это пор лейтенанты стали в СВ ездить?


- Решил шикануть по случаю отпуска: дай, думаю, хоть раз в жизни в мягком проеду. А вдруг повезет – соседка блондинкой окажется. У нас штурман однажды тоже в СВ ехал, такой роман закрутил! Ух…


- Да, не повезло вам. – Посочувствовал Егоров и усмехнулся: - Вместо красивой блондинки – старый серебряный блондин.


- Ничего, папаша, как-нибудь доберемся. А с блондинкой в Москве повезет. До Самары еще сутки ехать.
Слово «папаша» резануло ухо, но Егоров решил не выходить из образа попутчика-папаши. Его забавляла роль неузнанного халифа.


Лейтенант снял шинель, повесил ее на плечики и Егоров, пробежавшись глазами по офицерской тужурке, изумился тому, что все на ней, начиная от звездочек на погонах, кончая знаком об окончании ВВМУ, все было самодельным, сработанным вручную, то есть не уставным. Особенно поражала фуражка с удаленным распорным кольцом. Поля тульи обвисали эдаким пижонским полугрибом. Твое счастье, лейтенант, что не нарвался ты на офицерский патруль!


- Странная у вас фуражечка, товарищ лейтенант! – Не удержался Егоров.


- Меня, между прочим, Николаем зовут! А вас?


- А меня Георгием Михайловичем. Ничего не говорит?


- Конечно, говорит! У нас мичман на бербазе зав складом шхиперского имущества – Георгий Михайлович. Алкаш первой статьи. Но это не вы, конечно.


- Это не я. – Подтвердил Егоров.


- А фуранька моя неуставная, конечно, но по флотской моде. Не носить же, что со склада дали. Родина дала – Родина и смеется.


Лейтенант извлек из внутреннего кармана шинели «шильницу»:


- Давайте, по маленькой! Коньяк «Ворошиловский»!


- Что-то такого не пробовал.


- «Шило» ворованное – Воро-Шиловский. Но это не ворованное. Мне механик в честь отпуска отлил. На дорожку, так сказать.


- Добрый у вас механик.


- Да ничего мужик. Мы с ним земели. Тоже из Самары.


Егоров извлек из баула бутылку армянского коньяка.


- Ну, уж если пить, так что-то подобающее.


- Ого! Армянский! Кучеряво живете!


- А то! Плохого не держим… Ну, и как она, жизнь на флоте?


- Жизнь бекова: нас дерут, а нам некого!


- Это за что же вас дерут?


- Да за все! Матрос кувалду утопил – ты виноват. Матрос матросу по уху съездил – тебя дерут. Мичман с выхлопом пришел – опять тебя же и натягивают. Инструмент в торпедном не обезжирили – лейтенанта Симакова на ковер!


- Ну, и правильно. Инструмент надо обезжиривать. Значит, служба вам не нравится? Не пошла служба?


- Никак нет, нравится. У нас так говорят: не служил бы на флоте, если б не было так смешно.


- И что же смешного?


- Да все! Сосед по общаге, тоже лейтенант, дай, говорит, мне твою шинель на строевой смотр, а то у меня спинка зашита. Дал. А их в тот же день в автономку на 90 дней. Смешно. А я без шинели. Вот парадку ношу. А так живем по закону Бернулли: в семь ушли в десять вернули. А бербаза живет по закону Ома: семь часов – море на замок и дома.


Если серьезно, то перешвартовки замучили. Лодки у пирсов по два, по три корпуса стоят – причального фронта не хватает. Только девушку разденешь, а в дверь уже оповеститель стучится: перешвартовка, надо первый корпус выпускать.


- Жилье-то у вас есть?


- Официально есть – каюта на плавказарме. Но плавказарма три года, как списана, и три года без обогрева. Утром проснешься – волосы к подушке примерзли, зубная паста – кусок льда. Так что пока обретаюсь в «Золотой воши».


- Где, где?!


- «Золотая вошь» - общага для холостяков. Там , правда, тоже не топят. Но жить веселее. Кто первый встанет, газету на полу поджигает. Пока горит, успеваем вскочить и одеться.


- Н-да… Экстремально…


- Комбриг говорит, женишься, в очередь на квартиру поставим. Вот еду жениться. А то совсем вымерзну, как мамонт.


-А что, в Полярном невест нет?


- Есть. Но какие-то всего немного б/у. А жену надо с родины брать.


- Это верно. Ну, давайте за ваш счастливый выбор!


Выпили.


- А что, на подводной лодке не страшно служить? – Хитро поинтересовался «папаша», который в войну и взрывался, и горел и тонул на подводных лодках.


- Страшно тем, кто ничего не знает или знает все. А я – посередке. Хотя… Ходили на глубоководное погружение, так очко заиграло.


- Что так?


- Да, чуть было не промахнули предельную глубину… Еще метров десять и ку-ку, Гриня! Не сидел бы я с вами сейчас в этом купе…


Вы думаете, прочный корпус он и в самом деле прочный? Да в нем сто тридцать семь дырок прорезано для ввода всяких кабелей и трубопроводов. И через каждую может вода прорваться. А глубже ста метров цистерны ВВД не продуешь. Только за счет хода всплыть можно, если он есть…


- Понятно. Повезло, значит… Ну, а флотом-то сегодня кто командует?


- Адмирал Флота Егоров.


- Ну и как он?


- Ничего мужик. Службу знает. Жаль, что в Полярный редко заглядывает. У нас безобразий много.
«Как это редко, я там каждую неделю бываю!» - Едва не воскликнул Егоров, но вовремя удержался.
Ночью Егоров проснулся от того, что кто-то трясет его за плечо:


- Папаша, - услышал он голос попутчика, - вы бы на правый бок легли. А то храпите, как дизель перед гидроударом.


«Я тебе покажу дизель!» - Вскинулся было адмирал, но, вспомнив, что сегодня он Гарун аль Рашид, покорно перелег на правый бок.


В Москве, перед выходом на перрон веселый лейтенант протянул «папаше» свою весьма пижонскую с золотым обрезом визитную карточку: на ней была изображена штормующая подводная лодка. По гвардейской ленте шли литеры: «Подводные силы СФ», внизу, под фамилией, именем-отчеством, старославянскими буквами было прописано – «офицер подводного флота Николай Александрович Симаков». В ответ попутчик тоже протянул свою карточку. Симаков второпях – пассажиры шли на выход – сунул ее в удостоверение личности. На том и распрощались. И только на Казанском вокзале, перед кассой, извлекая «воинское требование» на бесплатный проезд, лейтенант выронил визитку попутчика. Она порхнула белой бабочкой прямо к ногам. Он нагнулся, чтобы поднять ее, и тут в глаза ему бросилась строгая типографская надпись:


«Командующий Краснознаменным Северным флотом адмирал флота Г.М. Егоров». Симаков так и застыл в полусогнутом состоянии – глаголем. «Вот тебе, папаша, и Егорьев день!»


- Вам плохо? – Спросил стоявший за ним в очереди мужчина.


- Ничего, ничего! – С трудом выпрямился лейтенант. – Радикулит, знаете ли, прихватил. Любимая болезнь подводника…


***


В очередной свой визит на Четвертую эскадру адмирал Егоров обходил застывший по команде смирно строй подводников. Заметив лейтенанта-попутчика, остановился против него. Симаков похолодел от ужаса. Но грозный адмирал протянул ладонь и тихо спросил:


-Женился?


-Так точно!


- Молодец.


И пошел дальше. Командир бригады потом долго допытывался, почему комфлота подошел именно к Симакову и о чем он спрашивал.


- С бракосочетанием поздравлял.


- А откуда он про него знает?


- А у моей мамы девичья фамилия Егорова. – Нашелся бравый лейтенант. Через неделю он получил смотровой ордер на квартиру.

Автор Николай Черкашин
2926

"Куда он денется с подводной лодки?"

Развернуть
После срочного погружения по причине внезапно вынырнувшего из облаков американского самолета, старпом, как положено, приказал по межотсечной трансляции:

- Доложить о наличии личного состава в отсеках! Первый?

- Все на месте!

- Второй?

- На месте все!

- Четвертый. На месте все.

Доложили все, кроме пятого, моторного отсека. Старпом вызвал пятый.

- Пятый, что у вас? Почему молчите?

- Ищем… - Неуверенно откликнулись мотористы.

- Кого ищем? Вчерашний день?!

- Никак нет. Матроса Бибика…

- Командира отсека к «Каштану». Доложите как положено!

- Центральный, отсутствует матрос Бибик!

- Ищите лучше! В трюмах посмотрите!

- Уже смотрели…

Старпом и командир тревожно переглянулись. Командир взял у старпом микрофон:

- Внимание в отсеках! Проверить и доложить, нет ли у вас случайно матроса Бибика!

Боцман, сломавший в свои 36 лет не одну «автономку» мудро усмехнулся:

- Куда он денется с подводной лодки?!

Но командира его благодушие ничуть не успокоило:

- Вахтенный офицер, сколько человек было на мостике?

- Пять. И каждый доложил, что спустился вниз.

- Надводный гальюн проверяли?

- Так срочное же погружение было, товарищ командир!

- Срочное, срочное… А человека нет.

Тут как нарочно пошли безрадостные доклады из отсеков.

- Первый осмотрен. Матроса Бибика нет!

В первом – носовом торпедном – матроса-моториста по определению быть не могло. Вход в торпедный разрешен очень немногим.

- Второй осмотрен. Бибика нет!

- Третий осмотрен. Бибика нет! – доложили из трюма Центрального поста.

-Четвертый осмотрен. Посторонних нет.

Командир щелкнул тумблером «Каштана»:

- Четвертый, в аккумуляторных ямах посмотрите внимательно! В боцманскую выгородку! Во всех шхеры загляните!

Из всех семи отсеков доложили, что матроса Бибика нет. Оставалось самое страшное – молодого матроса забыли при срочном погружении. Бывало где-то у кого-то такое. Слышали. Теперь вот и у нас: «горе горькое по свету шлялося, и на нас, невзначай, набрело». Бибик на подводной лодке более, чем новичок, даже не на штате, а так – ученик моториста. Сунули его в экипаж в день выхода в «автономку» - растите, воспитывайте!

Командир тяжело вздохнул:

- Боцман, всплывай на перископную глубину! Акустик, горизонт?

- Горизонт чист!

- Продуть среднюю!

Лодка с трубным гласом продуваемых цистерн всплыла в позиционное положение. Командир быстро вскарабкался по скоб-трапу выходной шахту - под самый шестиметровый верх. Отдраил рубочный люк и попытался открыть его. Но литая крышка приподнималась только до половины. Что-то мешало сверху. Командир просунул руку, пошарил в темноте и наткнулся на нечто мягкое, мокрое, обтянутое тканью… Труп! Матрос Бибик ломился в задраенный люк, но никто его не услышал! Командир спихнул тело с крышки, поднял ее, застопорил и вылез в ночную темень с упавшим сердцем. Поднялся на откидную площадку мостика, быстро оглядел темное море: вокруг, слава Богу, ни огонька. Только звезды бесстрастно сияли во всю свою южную средиземноморскую мочь. И что им было до только что разыгравшейся под водой трагедии, до жизни какого-то безвестного матроса Бибика?! Командир даже в лицо его толком не помнил.

- Заместителю командира подняться на мостик! – Произнес он сдавленным голосом.

Замполит выскочил из люка, встал рядом.

- Дай мне ТТД на Бибика. – Вздохнул командир.

- Бибик Юрий Сергеевич. Призывался из Брянской области… 19 лет. Учебный отряд… Беспартийный. Член ВЛКСМ…

- Родители есть?

- Только одна мать. Братьев и сестер нет.

- Хреново… Очень все хреново. Мать-то, наверное, одиночкой растила. Единственного сына ее не уберегли…

- Но ведь так тоже нельзя! Матрос ни разу на лодке не был, а его сразу в «автономку» на 12 месяцев запихнули.

- Матери этого не объяснишь… Что по нему еще есть?

- Спорт: лыжи, коньки 3-й разряд. Увлечение: выпиливание лобзиком.

- Отставить лобзик. У нас такой лоб-зик получился… Н-да-а… Тело-то до плавбазы не сохраним. Как нарочно рефкамера накрылась. Механика на мостик!

Поднялся механик.

- Мех, когда рефкамеру в строй введешь?

- У нас фреона нет. Только, когда к плавбазе подойдем.

- Ну, что ж тогда будем тело морю предавать. Вынеси железяку потяжелее.

- Из ЗИПа ничего дать не могу. Лишнего ничего нет. Вон гиря стоит, в самый раз подойдет.

Механик извлек из закутка ограждения пудовую гирю, которой старпом разминался на всплытиях.

- Тело перед преданием морю надо флагом накрыть. – Сказал зам. – И две «разовые» простыни нужны…Чтобы завернуть…

- Внизу, штурман, парадный флаг на мостик!

Парадный флаг – не истрепанный ветрами – поднимался только по большим праздникам и особым случаям.

- Доктора на мостик!

Надо было все успеть до очередного срочного погружения, пока не появился очередной «Орион».

- Капитан медицинской службы Иванов поднялся на мостик!

- Док, осмотри тело. Составь медзаключение о смерти.

- Вскрывать будем? – Спросил старпом.

- Да зачем вскрывать? – Возразил доктор. – И так ясно – асфиксия, двадцать минут под водой.

Вооружившись фонариком, доктор полез в ограждение рубки. И вдруг радостный крик огласил мостик:

- Да это же не труп!!!

- А что там?

- Мешок с ветошью!

Командир в одно мгновенье спрыгнул вниз и лично убедился, что за люком лежал мешок, набитый промасленной ветошью.

- Откуда он тут? Боцман забыл?

- Никак нет. Это не наша ветошь. Мы тут посреди помойки всплыли! – Воскликнул зам. – Какая-то коломбина мусор выбросила.

Он снял с планширя драные колготки, и швырнул в воду. Вокруг плавали пустые бутылки, коробки, бумажный хлам… Понося на чем свет стоит нарушителей чистоты моря, командир, доктор и зам выкинули за борт тяжелый мешок с ветошью.

На душе слегка полегчало, но только слегка. Труп Бибика мог всплыть сам по себе и остаться далеко за кормой. Лодка легла на обратный курс. Теперь уже сигнальщики во все глаза вглядывались в темень ночного моря. Особых надежд не было. В этом районе сильные течения могли отнести Бибика на несколько миль.

- Внимание в отсеках! Продолжить поиски матроса Бибика! Осмотреть все шхеры и закоулки!
К общему поиску подключились старпом и замполит. Они сами пролезли оба яруса аккумуляторной ямы и в четвертом, и во втором отсеках, заглянули под пойолы в шестом, где у подшипников гребных валов несли свои укромные вахты мидчелисты, переворошили все подвесные койки, втиснулись между торпедными аппаратами в корме, но все безрезультатно. Оба вконец измучались, играя в эти безрадостные прятки.

Лодка погрузилась. Тело злополучного матроса не нашли ни в море, ни в отсеках. Вознесся он, что ли?! Может, руки на себя наложил? Сам за борт выпрыгнул, на верную гибель?
Замполит строго пытал старшину команды мотористов:

- Обижали молодого? Годковали?

- Никак нет! – Рьяно оправдывался главстаршина. – Пальцем никто не тронул!

- Ну, смотри! Прокурор будет копать. Найдет «годковщину» - все сядете!

- Да нам самим его жалко! Такой потешный был…

- Вам потеха… А как теперь матери сказать?

Командир сидел в Центральном посту мрачнее тучи. Все 10-месячная боевая служба со всеми ее срочными погружениями, успешными торпедными стрельбами, уклонениями от самолетов и кораблей, скрытыми проходами проливов, взятыми контактами с иностранными ПЛАРБами, со всеми штормовыми вахтами в надводном положении – все, все пошло прахом! С трупом вернулись. Да и труп-то не нашли… Особисты терзать станут – не сбежал ли ваш матросик на ту сторону, к супостату?

В круглую межпереборочную дверь просунул голову боцман:

- Товарищ командир, прошу пройти в четвертый!

Командир нехотя поднялся из своего креслица, перелез в жилой мичманский отсек. Боцман подвел его к шхиперской выгородке, включил фонарик и поднял жилеты швартовой партии. Под ними лежала стопка новеньких джутовых мешков. Из одного торчала голова Бибика.
Матрос сладко спал в позе эмбриона.

- Убил бы! – С нежностью в голосе сказал боцман.

- На перископе вздерну! – Ласково пообещал командир и прикрыл спящего жилетами. Боцман выключил фонарик.

- Я же говорил: куда он денется с подводной лодки!

Автор Николай Черкашин
1529

А в мануале писали, что можно только до 2,5 метров сплошного льда )

Развернуть
А в мануале писали, что можно только до 2,5 метров сплошного льда )
1192

Месть военно-морская

Развернуть
Вспомнилась старая байка, но насколько мне известно имела место быть:
Вызывает утром командир военного корабля к себе командира БЧ-5 (механика)
- Трщ командир, по ваш пркзн прбл!
-Иван Иваныч, видел я что хреново тебе было на подъеме флага, я ж не зверь какой, махни шила полстакана.
Механик:
-Вот ведь, весь экипаж командира боится, а он человек, КОМАНДИР со всех больших букв, отец экипажа, Батя, можно сказать... и выпивая полстакана спирта идет запить водой к умывальнику.
А из крана ФрррХччччФрррХХХХХХХ воздух.
А из-за плеча участливый командир:
- Что гад, попал? А у меня так каждое утро!
657

А вы знали, что у Монголии есть Военно-Морской Флот?

Развернуть
Монгольский ВМФ родился в 1938 году вместе с появлением в стране единственного военного корабля. Буксир, который привезли из советской России, по частям доставили к берегам крупнейшего монгольского озера Ховсгол. С тех пор он и несет вахту — разумеется, под именем "Сухбаатар".

Военно-морские силы Монголии никогда не принимали участия в боевых действиях, а личный состав их действительно семь человек. До самого недавнего времени командиром буксира и, следовательно, самым старшим офицером монгольского флота был выпускник советского Института рыбной промышленности Ган-Батор. После падения социализма он стал гражданским чиновником и даже создал Монгольскую мореходную администрацию, де-факто приватизировавшую военно-морские силы страны. Кроме того, администрация занимается превращением Монголии в "страну удобного флага". Под монгольским флагом сейчас ходят более 400 торговых судов по всему миру, и приносят доход более 20 млн. долларов в год.
А вы знали, что у Монголии есть Военно-Морской Флот?
2423

....и в о*уительных штанах

Развернуть
....и в о*уительных штанах
5261

То самое чувство, когда после месяца подводного плавания, наконец-то всплыли на поверхность

Развернуть
То самое чувство, когда после месяца подводного плавания, наконец-то всплыли на поверхность
925

Пикабу на ракетном крейсере "Москва"

Развернуть
Пикабу на ракетном крейсере
41

Поросенок

Развернуть
Решили у нас в дивизии как-то возродить добрую традицию встречать подводников из похода жаренным поросёнком. Ну а что, - красиво, исторично и сытно. В теории. Сейчас расскажу, как это было на самом деле.
Первый случай был в 95 году - мы тогда вернулись из очень сложной автономки подо льдами Арктики со всплытием на Северном Полюсе, стрельбой ракетой по Архангельску с 88 широты, вырезанием мне там же аппендицита, ну и прочими мелочами.
Три месяца. Три месяца, чтоб вы понимали, мы, не вынимая, любили Родину. Круглосуточно и с особой нежностью, но всему хорошему приходит конец и мы вернулись в базу. Ранняя осень - самая красивая пора в Заполярье. Оранжево-красные сопки, которые трещат от грибов, синее-синее небо, кислорода - дыши сколько хочешь, ветра редко бывают, ещё довольно тепло и хочется, чтоб так было всегда. И вот мы такие, ошалевшие от трёхмесячного сидения в железной банке в суровом мужском коллективе, выходим на берег. Моргаем подслеповатыми глазёнками, щупаем землю и заикаемся от восторга ощущать вокруг всю эту красоту без риска для жизни.
А нам:

- Экипажу срочно построиться у здания СРБ для торжественной встречи!
Ну, блядь, ну для какой встречи? Ну что вы от нас не отьебётесь просто и не оставите в покое хоть на денёк? Но делать нечего - бредём строиться. Строимся обычно по боевым частям: командир со старпомом, потом БЧ-1, БЧ-2 и так далее. А тут командир говорит:

- Эдуард, вы с разведчиком возле меня встаньте. Нам вручать что-то будут, сказали двух офицеров покрасивше подготовить.
Мы с разведчиком Славой чем-то похожи: оба высокие, худые и брюнеты. Ну как худые, после автономки не то, что куртка не застёгивается, а и фуражка на голову не налазит, но правда это очень быстро проходит. Ещё считалось в экипаже, что мы со Славой нормально строевым шагом ходим, то есть можем вдвоём идти в ногу и не сильно при этом раскачиваемся.
Построились. Напротив - штабы дивизии и флотилии в почти полном составе, сбоку от них стол стоит, а за столом - УАЗик с нашей береговой базы. Интригуют, бля.
Ну начинаются всякие бравурные речи и прочие растекания мыслью по древу о том, какие мы всё-таки хероические люди и, не смотря ни на что, а, иногда, даже и вопреки, выполнили все возложенные на наши хрупкие плечи обязанности и не посрамили мать нашу, опять же Родину. И так далее, ничего, в общем-то, инетесного. Тут завершающее слово берёт заместитель командующего, а тыловые крысы в это время вытаскивают из УАЗика на подносе что-то и ставят это на стол. Щурюсь, потом наоборот вылупливаю глаза, но не понимаю, что же там лежит на подносе.
- Вячеслав, - шепчу уголком рта, - а Вы не видите, случайно, что там за животное на подносе лежит?
- Ну что же Вы, Эдуард, - шепчет в ответ Слава, - совсем умом тронулись в автономном плавании? Очевидно же, что это - поросёнок.
- Простите, конечно, Вячеслав, но я с вами категорически не согласен. Я, конечно, понимаю, что Вы родом из Питера и живых поросят только в телепередаче "Спокойной ночи, малыши" с Ангелиной Вовк видели, но я-то интеллигент в первом поколении, вчера, буквально, оторван от сосцов моей деревенской Белоруссии и я ещё помню, как выглядят поросята. Это - точно не поросёнок.
- Эдуард, как же Вы невыносимо прямолинейны. Ну кто это по-вашему? Выхухоль?
- Будьте здоровы, Вячеслав.
Да, практически именно так и разговаривали, а вы как себе думали офицеры военно-морского флота, только сплошным матом кроют?
Но тут в наш диалог вмешивается командир:
- Да заткнитесь уже, заебали, за три месяца не наговорились, не тошнит вас ещё друг от друга? Раз в год про нас что-то приятное говорят и то не дадут уши погреть. Шушукаются, как две профурсетки на гусарском балу.
Заткнулись. И тут заместитель командующего заканчивает речь громкой фразой, срываясь на фальцет:
- И по старой военно-морской традиции, мы дарим вам поросёнком!
Именно так и сказал "дарим вам поросёнокм" - у нас потом это крылатой фразой стало.
- Бизоны, вперёд! - командует командир.
Идём со Славой, якобы строевым шагом, к столу. На столе на подносе лежит то, что когда-то было довольно крупной свиньёй. Только лежит на подносе голова, обрезанная аккурат за ушами и приклееная к ней жопа, отрезанная аккурат за задними ногами. Место стыка замазано гречкой и кусками огурцов. Берём, значит, эту срамоту кончиками пальцев и аккуратно несём в сторону командира. В экипаже начинаются роптания и смешки. Чем ближе мы подходим, тем сильнее командир меняется в лице: краснеет, белеет, поджимает губы и отчётливо говорит слово "нубляааа".
- Не несите его сюда, выкиньте его в залив нахуй, пусть нерпы поржут! - не выдерживает командир.
Штаб флотилии резко собирается и отступает к совему автобусу - ну нас же сто восемьдесят человек и мы же неадекватные после автономки. К командиру бежит командир дивизии:
- Саша, давай отойдём на секундочку.
Отошли за строй.
- Саша, ну что ты начинаешь?
- Что. Я. Начинаю? - командир у нас спокойный, как танк после спаривания, заводится редко, но всегда метко.
- Мы! Блять! Три блять! Месяца! Подо льдом! Не ели нормально, не спали!! Медали вам, бляди, с орденами зарабатывали!!! Глубина - три километра, лёд над нами - семь метров!!! Три нахуй!!! Три месяца очко, как копеечка!!! До сих пор расслабить не могу! А выбля, даже, сука, свинью у нас спиздили!!!
- Ну это же бербаза, Саша, я разберусь Саша, я лично всех отъебу с особым цинизмом! Саша, ну ты же меня знаешь, я же за вас!!!
Не врёт. Почти всегда за нас.
- Ладно, - командир уже почти остыл, - несите эту хуйню в сторону лодки, но на борт не поднимать, скиньте там под пирс.
Понсели. Скинули. Нерпы понюхали и брезгливо отвернулись, покрутив нам ластами у висков.
А второй раз нам поросёнка вручали целого. Только у него из-под шкуры вырезали всё мясо и пришили шкуру обратно на рёбра. Командир предупредил, что следующий раз он за экипаж не отвечает и сдерживать его праведный гнев не будет. На этом традиция и заглохла. А вы как думали - легко Родину, чтоли любить?
1153

Съездил в этом году на море

Развернуть
Съездил в этом году на море
1340

Страшный сон...

Развернуть
Приснилось мне, что забрали меня повторно в армию...

Я тщетно пытаюсь всем объяснить, что мне нельзя, у меня девушка, работа и вообще я уже служил.
А мне в ответ: "хорошо, успокойся.. ты в каких войсках служил?"
Я: на флоте
Мужик в форме из сна: Хорошо, отправим тебя в танкисты.. войска другие, так что это не считается, что ты повторно служить будешь.

Проснулся и так все реально было, что еще секунд 30 сидел и понять не мог, что же произошло и какого хрена я должен снова в армию идти?
А тут радость моя с кухни подходит и весело так: "Доброе утро! С днем ВМФ!"..
Блин..хорошо, не с днем танкиста.
505

День ВМФ!

Развернуть
Поздравляю всех служащих и отслуживших в ВМФ! Гордитесь этим друзья!
День ВМФ!
1504

Армейская смекалка.

Развернуть
Армейская смекалка.
2115

как все начиналось

Развернуть
как все начиналось
1716

Во всем важен системный подход.

Развернуть
из Vk
Во всем важен системный подход.
2158

Служба на флоте или как я провел 2007-2009 года в армии [часть 5]

Развернуть
Служба на флоте или как я провел 2007-2009 года в армии [часть 5]
2910

Служба на флоте или как я провел 2007-2009 года в армии. [часть 4]

Развернуть
Служба на флоте или как я провел 2007-2009 года в армии. [часть 4]