Что за жесть то такая во второй части?