война

Постов: 422 Рейтинг: 550550
90

War USA

Развернуть
War USA
1850

Нижневартовск сегодня.

Развернуть
Нижневартовск сегодня.
Уже провели эвакуацию. В городе не работают торговые центры, садики, школы, предприятия.
Новая информация: Сургут тоже эвакуирован.
818

Павшие в бою. Средневековые черепа. Битва при Таутоне.

Развернуть
Этот парни были опытными воинами, прошедшими не одну битву, но тот день -  Вербное воскресение  29 марта 1461 года стал последним днем их жизни.  Самая кровопролитная битва времен войны Алой и Белой Роз - Йорки победили Ланкастеров.. Но этим воинам было уже все равно - они погибли.
Спустя полтысячелетия их черепа достали из массового захоронения...

Череп "Towton 25"
Павшие в бою. Средневековые черепа. Битва при Таутоне.
Воину было от 36 до 45 лет. Сражался он стойко, иначе никак не объяснить 8 ран на голове.  Причем первые 5 ран мечом, нанесенные справа налево, были не смертельными. Добили его лишь когда он упал ничком. Скорей всего шлем с него в этот момент слетел и удар нанесли по открытому затылку. 

Видна зажившая рана у основания затылка (ко времени смерти, как минимум, 5 лет назад), но в этот раз ему фатально не повезло. 
Павшие в бою. Средневековые черепа. Битва при Таутоне.
Он умер, скорей всего, мгновенно, осколки черепа глубоко вошли в мозг. Однако убившим его это показалось не слишком убедительно, они перевернули и его на спину и... страшный удар, прошел через все лицо до самого горла.
Арт на тему данного черепа. Не стоит воспринимать это как реконструкцию.
Павшие в бою. Средневековые черепа. Битва при Таутоне.
А вот этот череп сохранил для нас след боевого молота.
Павшие в бою. Средневековые черепа. Битва при Таутоне.
Ему было около 50 лет, преклонный возраст для бойца. На нижней челюсти след от удара мечом - уже заживший. Ранение произошло примерно за 10 лет до смерти. Боевой опыт не спас и этого воина.

Существует настоящая  реконструкция лица воина.
Павшие в бою. Средневековые черепа. Битва при Таутоне.
Череп Townton 10. След от клевца или чекана.
Павшие в бою. Средневековые черепа. Битва при Таутоне.
Арт на тему (не реконструкция!)
Павшие в бою. Средневековые черепа. Битва при Таутоне.
Череп Townton 11. След боевого молота.
Павшие в бою. Средневековые черепа. Битва при Таутоне.
Еще один арт на ту же тему
Павшие в бою. Средневековые черепа. Битва при Таутоне.
В сериале "Игра престолов" гибнет прежде всего знать, в реальном же мире - погибают прежде всего обычные воины, их выживаемость гораздо ниже чем у выскородных лордов. 

Эти воины погибли сражаясь за право знати носить королевскую корону, которую они никогда не видели и уже никогда не увидят...


С вами был сегодня ЛысыйКамрад.
240

Simple war motivational

Развернуть
Simple war motivational
432

Дети войны

Развернуть
Декабрь 1942 года выдался снежным и холодным. Саша с сестрой почти всё время сидели в доме, на едва тёплой печи, выйти на улицу было не в чем. У них на двоих оставался только необъятный бабушкин платок, драное Сашино пальтишко да отцовские растоптанные ботинки, которые так и норовили соскользнуть с детской ноги и затеряться в глубоком сугробе. Тут уж не поиграешь, не побегаешь.

С утра бабушка шла в неумолимо тающей поленнице, скупо выбирала жалкую охапку дров, ставила в печь чугунок с картошкой. Перед этим она колола в сенях одно из поленьев на щепки. От тяжёлого буханья тупого топора Саша и просыпалась. Выбиралась из-под ватного одеяла, поднимала голову, выдыхала изо рта почти невидимый парок. Бабушка входила в комнату, грохотала дровами, с лязганьем ставила у печи топор. Щурясь от едкого дыма, растапливала её. Саша спускалась вниз, чтобы помочь ей. Она всегда просыпалась раньше сестры. Валя любила поспать под тёплым одеялом. А когда Саша уходила, освобождая половину тесной лежанки, даже вздыхала с облегчением, снова проваливаясь в зыбкий утренний сон.

Бабушка гладила Сашу по голове, говорила что-нибудь хорошее. Шли умываться в сени, где стояло ведро колодезной воды. Вода успевала прихватиться тоненьким ледком и бабушка, перед тем, как зачерпнуть, разбивала этот ледок деревянным ковшиком. А иногда Саша сама продавливала этот ледок пальцем. Это было интересно. Он хрустел, ломался, под его тёмным стеклом перебегали прозрачные пузырьки воздуха. Но однажды Саша порезала палец этим ледком и было больно.

К декабрю, притихнувший было фронт под Воронежем снова ожил. Загрохотали пушки, гул канонады не смолкал ни днём ни ночью. В деревне шептали, что наши перешли в наступление. Люди робко надеялись и боялись, что отступающие немцы начнут срывать злость на мирных жителях. Как ужасные сказки передавались из дома в дом истории про сожжённые в сараях села. Всем было страшно.

Притихли местные полицаи Любомиров и Тюрьков. Ещё полгода назад ходили они по деревне гоголями, отнимали всё, что понравится, могли избить любого. И попробуй им ответь. Они, мол, нынче власть. А теперь затихли. Крадутся по улицам, как тени, и не видно их, не слышно. И немцев совсем не стало.

Честно говоря, за всю войну Саша видела немцев раза три. Проезжали они через деревню на ревущих машинах, шли длинными колоннами пехоты. Однажды летом катили вчетвером на велосипедах, остановились у колодца, пили, гоготали, говорили о чем-то по-своему. Деревенские потом ведро, из которого немцы пили, на помойку выбросили. Хотя на всю деревню этих вёдер штук пять осталось. Ещё приезжал к полицаям их начальник – толстый немец с двумя приятелями. В хате у Любомирова они пили самогон, пели какие-то непонятные песни.

Немцев Саша представляла плохо. Для неё врагами были полицаи. Немцы не успели сделать ничего плохого. Они проходили мимо, даже не замечая маленькой деревни. А вот полицаи жили тут постоянно. Немцев ненавидели за то, что они немцы. А полицаев за то, что они отняли у соседки Варвары Петровны последнюю курицу, за то, что выбили зубы старику Трофимычу, за то, что ударили Борьку-пастушка по голове сапогом и он потом долго лежал в своей хате.

Этим вечером бабушка, как обычно закончила все свои дела и уселась перед тусклой керосинкой. Валька накануне порвала платок, зацепившись за ветку яблони. И теперь бабушка зашивала этот платок, подслеповато щуря глаза.

За окном выл ветер. Он бросал в стекло снежную крупу, пробивался сквозь щели, кружа на полу крошечные соломинки. Вдалеке привычно грохотал фронт. Саша уже засыпала, когда в дверь постучали. Постучали громко, уверенно. Этого стука боялись все деревенские. Так стучали Любомиров и Тюрьков, приходя в очередной раз отнять что-нибудь.

Бабушке не хотелось открывать. Но куда деваться. Она тяжело встала, медленно пошла в сени, хрипло спросила оттуда:

- Кто?

В ответ сквозь вой ветра что-то на чужом языке. Саша соскользнула с печи, пошла вслед за бабушкой. Валька зашипела в спину:

- Дура! Ты куда?!

А Саша знала, что бабушке одной страшно. И хотела её как-то поддержать.

Бабушка открыла дверь, и в сени вломился кто-то в чужой заснеженной форме. Человек вёл под уздцы лошадь, запряжённую в сани, и ломился в дом прямо с этой лошадью, с санями и снегом.

- Куда? Куда прёшь, шельма?! – грозно сдвинула брови бабушка.

Незнакомец остановился, залопотал что-то, размахивая руками, показывая на лошадь, на сани, на тёмную фигуру, лежащую на санях.

- Немец? – прошептала Саша.

- Кажется мадьяр, - ответила бабушка.

Венгров Саша тоже видела всего пару раз. Они прошли через деревню ужу ближе к зиме. Почти все молодые, усатые. Они не смеялись как немцы. Лица венгров были испуганны и неулыбчивы. Они шли умирать.

Мадьяр снова что-то залопотал, показывая на лошадь.

- Не умеет лошадь распрячь, - сказала бабушка. – Городской видно.

Вдвоём с венгром они подняли с саней тёмную фигуру, отнесли её на бабушкину кровать. Бабушка вышла, распрягла лошадь, отвела её в пустующий сарайчик. Всё это время венгр сидел на табуретке, привалившись спиной к печи. С него капало на пол. Между ног стоял страшный карабин, поблёскивающий в свете керосинки воронёным стволом. Был он совсем молодой, смертельно усталый. Под глазами – черные тени, руки трясутся, губы сжаты в узкую полоску. Саша спряталась от греха подальше к Вальке под одеяло. Вместе с сестрой они наблюдали за ночным непрошенным гостем.

Вернулась бабушка.

- Ну, что тут у тебя?

Венгр вскочил, принялся показывать на лежащего, что-то просить.

- Вижу, что раненый. Куда его?

Венгр показал на ногу.

- Понятно.

У бабушки не было медицинского образования. Но когда позапрошлым мирным летом охромела их корова, напоровшись в поле на проволоку, бабушка лечила её сама. И тут не испугалась. Взяла большие ножницы, подошла к раненому (венгр испуганно дёрнулся, поднял карабин).

- Тихо ты! Сядь!

Венгр послушался. Слов он не понимал, но тон у бабушки был такой, что не послушаться было невозможно. Бабушка срезала с лежащего сапог. Тут же потекла кровь, раненый застонал.

- Ишь, как тебя зацепило. Бинт есть?

Венгр непонимающе замотал головой.

- Бинт! Ногу перевязать!

Снова мотает.

- Послало вас на мою голову, - проворчала бабушка. Она достала из сундука своё старое летнее платье, оторвала кусок от подола и плотно забинтовала рану. Кровь остановилась. Раненый снова затих.

- На лавку ложись. Поспи, - сказала бабушка венгру.

Тот испуганно глянул на неё, загораживаясь карабином.

- Тьфу, вояки! Старухи с двумя детьми испугался!

Бабушка подошла к печи (взгляд венгра застыл на стоящем у стены топоре, карабин снова задрожал в руках), бросила в тарелку несколько картошин из чугунка.

- На, вот. Поешь, вражина.

Венгр вцепился в тарелку. Картофелины исчезли, словно по волшебству.

- Довоевались? – проворчала бабушка. – А нечего было..

Всю ночь, до рассвета венгр сидел у печи, лишь изредка поднимаясь, чтобы напоить раненого. Он очень хотел спать, но страх, что эта русская старуха зарежет его и товарища ночью был сильнее. Несколько раз он на минуту забывался тревожной дремотой, карабин кренился к полу. Но он почти сразу же испуганно вскакивал. Смотрел на топор, на бабушку. А бабушка отрезала кусок от отцовской шинели и всю ночь шила раненому бурки вместо срезанного сапога.

Утром они с венгром натянули бурок на повязку, запрягли лошадь в сани и ночной гость ушёл, пробормотав что-то на прощанье. Бабушка тихонько перекрестила его вслед.

Деревенские потом ругали бабушку, мол, зачем приютила врага, зачем дала ему еду, помогла с раненым.

А бабушка неизменно отвечала.

- Это там, на фронте они враги. А ко мне пришли двое испуганных пацанов, пусть чужих, пусть незнакомых. Я не могла им не помочь.

Автор Павел Гушинец, рассказ написан по воспоминаниям Александры Петровны Францевой, публикуется на Пикабу в сокращённом виде
Дети войны
180

Arma 3 Steam (software) war

Развернуть
Arma 3 Steam (software) war
300

Tank military Leopard 2

Развернуть
Tank military Leopard 2
2574

Хорошо быть Швейцарией

Развернуть
Хорошо быть Швейцарией
120

EVE Online space science fiction

Развернуть
EVE Online space science fiction
90

Brothers in Arms Hell's Highway Brothers In Arms war

Развернуть
Brothers in Arms Hell's Highway Brothers In Arms war
90

War soldier

Развернуть
War soldier
120

Battlefield 3 war

Развернуть
Battlefield 3 war
2346

Почему пуля - дура.

Развернуть
Вот стоите вы в полный рост - ни залечь ни спрятаться.
@
Периодически вас окатывает либо кровью, либо мозгом ваших боевых товарищей, которым прилетело из калибра 15-20 мм.
@
То что пролетело мимо - неприятно жужжит над ухом.
@
Капрал, которого вы вроде как должны бояться больше, чем врага, лежит в паре метров с размозженной репой.
@
Метрах в тридцати кто-то что-то орет по-офицерски, но что - разобрать невозможно, ибо беглый огонь и полный п@здец.
@
Да и вообще кругом не видно ни хрена, стреляют-то ведь дымным порохом.
@
Сквозь дым временами виден на дистанции пистолетного выстрела озверевший вражеский боевой пид@рас, целящий вам точно в глаз из слонобоя.
@
Вам нужно безукоризненно выполнить в этих условиях 12 приемов заряжания.
@
Удачи.
Почему пуля - дура.
1475

Парковочные войны

Развернуть
Я конечно не имею авто,но мне кажется это маразм уже.
Парковочные войны
152

War Thunder war M4 Sherman

Развернуть
War Thunder war M4 Sherman
5335

Война

Развернуть
Война
531

Военное дело чукчей

Развернуть
Военное дело чукчей
Чукчи вели бескомпромиссные войны с эскимосами, коряками и русскими, при этом обладая довольно эффективным, хотя и весьма экзотическим комплексом наступательно-оборонительного вооружения. Последняя война чукчей с эскимосами произошла в 1947 году и окончилась победой чукчей

Эскимосо-чукотские войны

Берингов пролив, отделяющий побережье Азии от Америки, недостаточно широк, чтобы стать преградой для морских зверобоев. В больших байдарах, кожаные борта которых не боялись столкновения с ледяным краем, чукчи пересекали его студёные воды ради добычи и торга. Память об эскимосо-чукотских войнах крепко сохранилась в преданиях обоих народов.

Чукчи и эскимосы встречались, чтобы торговать. Моржовые кожи обменивались на редкую здесь деревянную утварь, мех и тюлений жир. Обмен всегда носил военный характер. В одной руке всегда держалось копье. Любое недоразумение могло приобрести кровавую развязку.

Эскимосский доспех из кожи моржа. Аналогичные чукотские ламинары - мэргэв - отличались только прямоугольной формой "крыльев".
Военное дело чукчей
Очень часто обмен проходил в виде "немого торга". Одна сторона оставляла свои товары и отходила. Представители другой стороны клали напротив нужной им вещи свои и тоже отходили. Иногда, прежде чем удавалось "договориться", приходилось делать несколько встречных предложений. Обиды множились, лилась кровь. Набегами чукчей на жителей американского побережья двигала месть. Попутно захватывалась добыча и пленники.
В тех случаях, когда война становилась затяжной и бесперспективной для обеих сторон, заключалось перемирие. Мирный договор скрепляли присягой солнцу и возмещением материального ущерба.

Чукчи использовали два основных типа доспеха: кожаный ленточный-ламинарный и пластинчатый- ламеллярный, а позднее — железный. Кожаные и железные доспехи представляли собой латы, закрывающие воина с головы до колен или даже до середины голени, тогда как костяной ламеллярный панцирь был полукирасой или кирасой, защищавшей корпус воина, иногда в сочетании с крыльями.
Военное дело чукчей
В 1793 г. в Сенате обсуждался рапорт капитана Биллингса, в одном из пунктов которого сообщалось, что "северо-восточные американцы, изъявив желание, имели дружественное с россиянами обхождение, испрашивают защищения от нападения и грабежа чукчей". Американские эскимосы жаловались русским, что чукчи "почти ежегодно на байдарах приходя на их землю, истребляют их убийством, имение их грабят, а жён и детей берут в плен."

В набегах участвовали не только береговые чукчи, но и их друзья азиатские эскимосы, и сухопутные чукотские оленеводы, не имевшие байдар. "Взаимодействие армии и флота" чукчей описывается в документе XVIII в.: "Оленные чукчи к сидячим чукчам на оленях приезжают и в зимние походы на коряк подымают тех сидячих на своих оленях, а, напротив того, сидячие чукчи оленных носовых и в дальних от моря местах в тундреных живущих летом возят их на своих байдарах по морю и по реке и дают им во взаимное дружество свои байдары, а от них оленных вместо байдар своих берут на платье себе разного звания кожи оленей."

Эскимосы, надо сказать в долгу не оставались – попавших в плен чукчей они обращали в рабство или изощрённо убивали.
Военное дело чукчей
Специализированных боевых "драккаров" у чукчей не было – одни и те же байдары использовались и в мирное, и в военное время и применялись лишь для переброски сил, но не морских сражений. Изредка случавшиеся столкновения на море сводились в основном к перестрелке из луков – на беспалубных судах с натяжной обшивкой полноценный абордажный бой невозможен. Зато против них была возможна "водолазная война", когда человек опускался под воду и разрезал обшивку, после чего байдара шла ко дну вместе с экипажем. Такой способ борьбы с лодками противника применялся редко, в основном беглецами для спасения от преследователей, ибо был рискован и для водолаза, ведь чукчи и эскимосы, как правило, не умели плавать и вообще считали воду средой обитания кэле. Деления на гребцов и пехотинцев не существовало: главное было высадиться, а там и те, и другие равным образом участвовали в сухопутной схватке.

Описанная Кобелевым флотилия из десятка байдар и сотни-полутора воинов была достаточно типичной, однако он же упоминает о плавании на Аляску в более ранние времена сборных армад из сотни байдар и восьми сотен "десантников". Чукотские "викинги" в походах вдоль побережья иногда доходили до территории Канады (самыми ценными пленниками таких дальних экспедиций считались негритянки).
Военное дело чукчей
Коряко-чукотские войны из-за оленей

Чукотско-корякские войны, окончившиеся лишь в семидесятых годах XVIII в., отличались особой жестокостью, особенно среди оленеводов. Каждое племя находилось в состоянии потенциальной вражды друг к другу. Воевали из-за оленей. Чукчи, не имевшие больших оленьих стад, как у коряков, направили все свои усилия, чтобы стать хозяевами главного богатства тундры. За пятьдесят лет войны, с 1725 по 1773 г. им удалось отбить у коряков 240 000 голов этих животных.

В том веке окончательно складывается у чукчей пастушеское оленеводство главным образом за счёт насильственно отнятых стад у коряков. Многим корякам, обедневшим в войнах с чукчами, пришлось "сойти на берег" и заняться охотой и рыбной ловлей. В этой борьбе чукчи всегда были первыми. Их желание иметь стада подкреплялось воинским умением и неистощимой энергией. Отряд корякских воинов численностью в 50 человек не решался оказать сопротивление чукчам, если в их отряде было 20 бойцов. Собираясь на большие военные операции, чукчи могли выставить 200-300 бойцов. Самые большие ополчения, которые выставлялись против русских, насчитывали около 3000 человек. Первые русские путешественники отмечали, что в бой чукчи шли под грохот бубнов, на которые была натянута человеческая кожа.
Военное дело чукчей
Для коряков был традиционен костяной ламеллярный панцирь, который носили состоятельные воины. У бедных коряков доспехи были из нерпичьих, костяные же доспехи богатых коряков в первой половине XVIII в. постепенно вытеснялись железными.

Собираясь в набег, чукчи брали основное оружие дальнего боя - лук, изготовленный из двух пород дерева: берёзы и лиственницы. Наконечники изготавливались из кости, клыка и камня, на тетиву шли нарезанные из тюленьей кожи ремни или сухожилия. Колчан чукчи носили удобно, как ранец, за спиной. Свои меткие выстрелы чукчи и коряки "подкрепляли", смазывая наконечники ядом. В тундре растёт неказистый лютик, корень которого вполне годился для изготовления смертоносного зелья. Рана опухала, и через несколько дней человек умирал.

Защитить тело человека в бою должен был панцирь из моржовой кожи. Ровными полосами моржовая кожа опоясывала воина - нижний ряд нашивался на верхний. Панцирь расходился к низу широким раструбом, грудь прикрывала пластина из кожи сивуча. Но самой "приметной" частью доспехов был щит, отброшенный за спину воина, словно он собрался подняться в воздух на дельтаплане. Спинная часть щита, состоявшая из широкой доски, обтянутой кожей, возвышалась над головой воина. Боковые "крылья" легко складывались на сгибах, закрывая в нужный момент грудь и лицо. Чтобы приводить их в движение, на крыльях были петли. Требовалось время, чтобы освоиться с панцирем, имевшем целую систему ремней, петель и пряжек. Ленточный панцирь, который чукчи называли "мэргэв", имели не все воины. Он был все-таки тяжел и неудобен, как, впрочем, и любые доспехи. Пожалуй, единственным неоспоримым удобством он обладал для убегающего - задняя часть щита надежно защищала спину и голову от стрел врага. Поэтому наиболее храбрые чукотские воины считали постыдным его носить, как явный знак трусости.
Военное дело чукчей
Чукча на нартах

Легкие манёвренные нарты и оленья упряжка стали основным транспортом чукотско-корякских войн в отличие от эскимосо-чукотских военных кампаний, когда к вражескому берегу десант доставляли весельные байдары. И если отряд проскакивал в стойбище врага незамеченным, схватка, как правило, была короткой. Атака проводилась на рассвете. Часть воинов на лыжах окружала ярангу и разрушала ее, выдергивая стойки жилища. Именно для этой цели и были незаменимы арканы, метко набрасывать которые чукчи или коряки умели с детства. В это же время другие копьями протыкали покров яранги, стараясь перебить всех, кто находился в спальном пологе. Остальные на полном скаку подлетали на нартах к оленьему стаду и, поделив его на части, угоняли.

Оборонительные сооружения и крепости северных народов

Чукчи и коряки использовали нарты не только как транспорт, но и как незаменимое оборонительное сооружение. Нарты расставляли вертикально по кругу, связывая между собой накрепко ремнями. Сверху на них набрасывали моржовые кожи, закрепляя, где нужно ремнями. На пути врага вырастал "вагенбург", из-за которого лучники вели обстрел.

Существовали и капитальные стационарные каменные крепости (по-эскимосски "умкы"), с бойницами двух видов: для стрельбы из лука и скатывания камней. Вход закрывался каменной плитой. Рвом, правда, эти замки не обносили: в вечной мерзлоте копать каменными и костяными орудиями траншеи глубже полуметра затруднительно даже летом. На длительную осаду такие крепости рассчитаны не были, но арктические народы ее вести и не умели – обычно после непродолжительного интенсивного обстрела переходили к штурму. Но часто жителей посёлка мог спасти сам факт наличия крепости (если речь не шла о мести именно данному конкретному роду) – нападающие обычно высылали вперед разведчиков, и если те видели, что в посёлке возведена крепость, а жители готовы к обороне, то алчущие более наживы, чем ратных подвигов агрессоры могли обойти данное поселение стороной.

Ещё в 1931 г. жители Наукана традиционно обкладывали яранги почти до крыши камнем, превращая их в крепости.
Военное дело чукчей
Воспитание воинов

После победы над врагом чукчи татуировали своё тело: обычай татуировать на руках изображение убитого врага очень древний. Как правило, победитель татуировал точку на задней стороне правого запястья. У опытных воинов такие точки сливались в одну сплошную линию, идущую от запястья по направлению к локтю.

Корякские и чукотские женщины носили нож, которым в случае победы врага убивали своих детей, а потом и себя. Обычай предпочтения смерти плену очень древний. В тех случаях, когда человек попадал в плен, он становился рабом.

Чукчи довольно редко применяли по отношению к пленным пытки. Но если им в руки попадал военачальник или знаменитый воин - ему приходилось туго.

Победить и спасти жизнь не только свою, но и всей родовой группы - эта задача была по плечу не только смелому, но и тренированному воину. Сама жизнь приучала действовать в экстремальной обстановке. Любимой игрушкой чукотских детей был лук, а высшей оценкой мастерства лучника - выстрел стрелы, расщепляющей воткнутый в землю прут.

Тактические приёмы северных войн: нападать стремились неожиданно: на рассвете, в утреннем тумане, или специально выбирав время, когда основная часть мужчин на охоте и поселок без защитников. Эскимосы же, уходя на охоту, иногда прибегали к хитростям: выставляли на видных местах кучи камней в рост человека, одетые в парки – разведчикам они должны были показаться часовыми. Часто упоминается, что флотилия при подходе к поселению врага разделялась: большая ее часть скрытно приставала к берегу и готовилась напасть с тыла, тогда как меньшая чалилась в виду поселения, отвлекая на себя внимание. Высадка могла происходить и в отдалении от вражеского стойбища, чтобы жители не сразу узнали о ней, а приплывшие могли отдохнуть от гребли.

Насколько серьёзно подходили к подготовке воина, говорит метод, который практиковали коряки для вырабатывания у детей реакции на внезапную опасность. К ребёнку подкрадывались и обжигали его острым, раскалённым предметом. В результате добивались того, что ребёнок от малейшего шороха или прикосновения отскакивал в сторону. Заканчивалось обучение тем, что отец отправлял сына с каким-нибудь заданием, а сам крался следом. Выждав удобный момент, он спускал с лука стрелу, целясь в сына. Выдержавший экзамен оставался в живых, вовремя отпрыгнув в сторону. Проваливший - падал замертво.

Суровые законы жизни на Крайнем Севере, войны выработали у чукчей презрение к смерти. Побеждённый в поединке не просил пощады, а просил смерти. Выработалась формула - равнодушное обращение к противнику с просьбой о смерти: "Что ж, если я стал для тебя диким оленем, торопись!" - то есть убей.
Военное дело чукчей
Русско-чукотские войны

Первое упоминание о чукчах в письменных источниках относится к 1641г. в связи с тем, что в районе Колымы они напали на русских сборщиков ясака (подать пушниной, собираемая с аборигенов). Стоит обратить внимание, что это была агрессия со стороны чукчей, до их территорий русские в то время ещё не дошли.

Надо отметить, что к этому времени чукчи были местными экспансионистами и вели частые войны против соседних народов. Именно чукотский беспредел привел к тому, что коряки, ительмены и юкагиры с радостью и облегчением приняли русское подданство и ходили вместе с русскими в походы на чукчей. Эскимосы же старались устрашить чукчей жестокостью: например, убивали пленных, просверливая им головы.

Чукчи, не смотря на то, что могли противопоставить мушкетам и саблям лишь стрелы и копья с костяными наконечниками, оказали ожесточённое сопротивление. Они разгромили несколько отрядов с командиром, им удалось захватить оленей анадырского гарнизона, оружие, боеприпасы и снаряжение отряда, в том числе одну пушку и знамя.

События, развернувшиеся в 1730-1750-х гг. на Чукотке и Камчатке, были насыщены многочисленными сражениями, взятием русских и аборигенных крепостей-острогов, взаимным ожесточением и немалыми жертвами.
Военное дело чукчей
Появление у берегов Чукотки английских и французских экспедиций заставило власти Российской империи снова задуматься о покорении этого края. В 1776 г. Екатерина II указала приложить все усилия для принятия чукчей в подданство. Действуя не военной силой, а подкупом, русские добились значительно большего. В марте 1778 г. стараниями коменданта Гижигинской крепости капитана Тимофея Шмалева и сибирского дворянина, крещеного чукчи Николая Дауркина с "главным" тойоном Омулятом Хергынтовым был заключён договор о принятии чукчами русского подданства.

В чукотской мифологии образ русских сложился такой: "Одежда вся железная, усы как у моржей, глаза круглые железные, копья длиной по локтю и ведут себя драчливо - вызывают на бой". Благодаря воинской силе, русские заслужили у чукчей определённое уважение. Чукчи относились ко всем своим соседям крайне высокомерно и ни один народ в их фольклоре, за исключением русских и их самих, не назван собственно людьми. В чукотском мифе о творении мира предназначением русских считается производство чая, табака, сахара, соли и железа, и торговля всем этим с чукчами.
Военное дело чукчей
Под русской властью межплеменные конфликты постепенно утихали, однако рецидивы случались, так, например, есть сведения, что последняя война чукчей с эскимосами произошла в 1947 году и окончилась победой чукчей.
2079

Стальные толкатели

Развернуть
Стальные толкатели
778

Оружие победы так и не ставшее легендой

Развернуть
Все знают реактивные минометы Катюша, истребители Ла-5 и Як-3, штурмовики Ил-2 – черная смерть, танк-легенда Т-34 и грозный, непобедимый Ис-2, автомат ППШ, ставший символом солдата-освободителя в Европе.
Но было и другое оружие, так и неполучившее всемирной славы, но свой весьма весомый вклад в дело победы оно внесло. А некоторые из них, не получив и сотой доли известности знаменитых марок оружия, были на самом деле лучшими в мире образцами вооружения той великой и страшной войны.
Оружие победы так и не ставшее легендой
Истребитель

Як-3 часто упоминается как один из самых лучших истребителей второй мировой войны. Невероятная скорость и маневренность этого самолета уверенно ставит его в этот ряд. Но среди лучших наших асов вы найдете не так много летавших на Як-3. А ведь асам, как вы понимаете, давали лучшие машины. Объясняется это просто. Выдающиеся скоростные данные Як-3, что приводят в справочниках, относятся к последним модификациям практически не воевавшим. Кроме того, относительно слабое вооружение и непрочность планера, приводила к тому, что летчики предпочитали истребители Лавочкина (ЛА-5ФН и Ла-7) и американские Аэрокобры.

Однако ни Як-3, ни Ла-5, ни Ла-7 не стали самыми массовыми советскими истребителями. И дело не в дороговизне или в трудности производства этих моделей, хотя и это играло не последнюю роль. Истребители Лавочкина были самолетами завоевания господства в воздухе. Они имели превосходные характеристики, которые позволили этим поршневым истребителям служить в ВВС Советского Союза вплоть до середины 50-х годов. Однако у них был один весьма существенный недостаток. Мощность мотора делала их слишком прожорливыми, у истребителей Лавочкина была относительно небольшая дальность полета.

Необходим был массовый, хорошо вооруженный истребитель с большим радиусом действия для сопровождения бомбардировщиков. Во второй половине войны именно такой истребитель был востребован больше всего. Именно он и стал истребителем Победы.

Знакомьтесь – Як-9 – самый массовый советский истребитель второй мировой войны, выпущено более 16 тыс. самолетов. Эта настоящая рабочая лошадка войны, выпускался с 42 года. Самый универсальный советский истребитель того времени, использовался как разведчик, высотный истребитель, истребитель сопровождения и даже как истребитель-бомбардировщик. Несмотря на относительно невысокие скоростные качества, его мощное вооружение и надежность составили ему добрую славу. На Як-9 летало больше выдающихся асов, чем на знаменитых Як-3.
Оружие победы так и не ставшее легендой
Бронетанковая техника

Т-34 – безусловно, самый эффективный танк второй мировой войны. В начале войны у него попросту не было равных по силам соперников, но и во второй половине войны сочетание показателей скорости, брони и огневой мощи, наряду с простотой производства сделала его лучшим танком своего времени. За время войны было произведено 33 тысячи танков Т-34 различных модификаций.

А кто же стал вторым самым массовым образцом техники наших бронетанковых войск?

Может знаменитые танки тяжелые танки - ИС? Нет. СУ-100, великолепные машины, служившие до конца 70-х на вооружении самых разных стран? Мимо. Может легкие танки типа Т-60, Т-70? И снова нет.

14 тыс. бронемашин с 1943 по 1945 год – вот итог выпуска СУ-76. Самоходная артиллерийская установка с 76мм орудием (знаменитым ЗИС-3).

Легкая самоходная установка с мощной пушкой была в 42-43гг. самой востребованной техникой вслед за Т-34. Эффективное орудие установленное в открытой сверху рубке, позволяло вести быстрый огонь по целям, легкий вес САУ, небольшой размер делал ее быстрой, маневренной и малозаметной. До появления новых немецких танков (пантер и тигров) СУ-76 была превосходным противотанковым средством, поражая практически любые цели. Орудие СУ-76 было более гораздо более мощным и скорострельным, чем 76мм пушки ранних тяжелых и средних советских танков (КВ и Т-34).

Пехота любила эти Сушки, они всегда сопровождали ее, служа машинами десанта и штурмовыми орудиями, непосредственной поддержки в бою. Взаимодействие с пехотой благодаря открытой рубке было простым и удобным. А вот танкисты относились к Су-76 по разному. К сожалению, слабая броня практически не защищала ее от попадания снарядов, да и горели они хорошо. Но погибших танкистов было все же меньше, открытая рубка позволяла экипажу быстро покинуть САУ.

СУ-76, она же Сушка – очень неплохая машина заслужила право считать себя оружием победы.

Фото: Су-76 в Вене и в Берлине
Оружие победы так и не ставшее легендой
Артиллерия

Артиллеристы – боги войны. Сколько книг написано, сколько фильмов снято о них. А давайте я вас спрошу, а много ли вы читали о минометчиках? Нет, не о реактивных минометах, а самых обычных минометах второй мировой войны. Каждый второй на фронте был убит или ранен не сметающим пехотные цепи свинцовым пулеметным огнем или разрывами снарядов грозной артиллерией, уничтожающей любые укрепления, а обычным минометом - той самой переносной артиллерией пехоты, чаще самыми распространенными батальонными минометами.

Что же героического, спросите вы, расстреливать позиции врага, даже не видя его? Ведь миномет стреляет по навесной траектории, доставая противника за укреплениями, даже в окопах. Именно поэтому позиции минометчиков всегда были целью номер один для всех видов оружия. Авиация, артиллерия, стрелковое оружие, минометы противника – все ради того чтобы уничтожить позиции минометчиков. Самые высокие потери несли именно батальонные минометные расчеты, которые всегда находились на переднем крае.

Вот оно, оружие победы, 82-мм миномёт БМ-37 (индекс ГАУ 52-М-832Ш) — советский батальонный 82-мм миномёт образца 1937 года. Лучший батальонный миномет второй мировой войны. Легкий, неприхотливый мог переноситься расчетом из 3 человек. Дальность стрельбы - более 3 км. Заметно превосходил, как немецкие, так и минометы такого же класса союзников. Стоял на вооружении вплоть до 70-х годов.

До войны выпущено 14 тыс. штук, в годы войны – десятки тысяч стволов.


Фото: минометный расчет под Сталинградом
Оружие победы так и не ставшее легендой
Пистолеты-пулеметы

ППШ – пожалуй, самый известный советский пистолет-пулемет. 6 млн. таких автоматов было выпущено в годы войны. Прекрасное и грозное оружие. Но вот незадача, за рубежом его не называют лучшим пистолетом-пулеметом второй мировой войны. В чем же проблема?

Дело в том, что пистолет-пулемет в классическом понимании рассматривался либо как вспомогательное оружие (танкисты, артиллеристы, командиры младшего звена, жандармерия), либо как оружие диверсионных групп.

ППШ с его огромной скоростью стрельбы (900 выстрелов в минуту) и большой для пистолета-пулемета дальностью стрельбы просто не укладывался в эти рамки. Он был слишком громоздок, хотя по весу сравним с зарубежными образцами. На самом деле ППШ был, по сути, не вспомогательным, а основным оружием, занимая нишу в последствии занятую штурмовыми винтовками и автоматами.

А вот другой пистолет-пулемет очень часто называется западными экспертами лучшим пистолетом-пулеметом второй мировой войны.

Это пистолет-пулемёт Судаева. Создан в 42 году. Легкий, компактный, надежный, дешевый и удобный для массового производства. Емкий магазин на 35 патронов, скорострельность 600 выстрелов в минуты, хорошая кучность, неплохая убойная мощь патрона – все это стало его достоинствами. ППС быстро стал любимым оружием танкистов. Этот пистолет-пулемет был настолько хорош и технологичен, что даже в Германии в конце войны наладили выпуск этого оружия. Впрочем, как и в Финляндии. После войны ППС выпускался и состоял на вооружении не только соцстран, но и некоторых западных государств – Финляндии, Испании, Германии вплоть до конца 50-х годов.
Оружие победы так и не ставшее легендой
С вами был сегодня ЛысыйКамрад.

Продолжение следует...
240

Collage children war

Развернуть
Collage children war