вооружение

Постов: 7 Рейтинг: 8886
654

Рассказы об оружии. Цемент

Развернуть
Рассказы об оружии. Цемент
Цементная промышленность в сознании обывателя создана исключительно для производства того мелкого порошка, с помощью которого этот самый обыватель позже зальёт стяжку под ламинат или плитку на родных квадратных метрах. Товарищи, это как минимум несправедливо.

Конечно, некоторые слышали об экспериментах по применению цемента, в частности, строительство бетонных судов.

Увы, старая истина, что война — лучший толчок для исследований и науки в целом, неоспорима. Даже дефицит тех или иных ресурсов, обычный в условиях полномасштабных военных действий, невольно заставляет учёных и промышленников находить самые изобретательные и необычные решения, как в производстве, так и в конструкции необходимых изделий. Как говорится, голь на выдумки хитра.

Как и любая другая промышленность в период Великой Отечественной войны, промышленность цементная приобрела статус стратегической. На самом деле практически на всех цементных заводах был организован так называемый «Цех №1», занятый производством продукции исключительно для нужд армии. Дело в том, что промышленная база цементных заводов и их кадровый ресурс позволял производить порой весьма далёкую от специализации заводов продукцию. Кстати, эта возможность подтвердилась задолго до самой войны.

В условиях полномасштабной войны было принято решение не только увеличить выпуск уже освоенных в производстве элементов военной продукции, чья специфика соответствует цементной промышленности, но и расширить сам ассортимент, включив абсолютно непрофильные виды изделий.

Во-первых, это, конечно, противотанковые железобетонные надолбы, колпаки для дотов и пулемётных гнёзд, а также сварные металлические ежи. Тут нечему удивляться. Производство этих изделий было массовым ещё до войны и развернулось на всех цементных заводах страны.

Правда, кажущаяся рутинность этого процесса далека от военной действительности. К примеру, на новороссийских заводах производство не прекращалось даже, когда фронт находился в считанных километрах от самого завода. В те летне-осенние дни 1942 года данные конструкции устанавливали в пределах визуальной видимости от цехов.
Рассказы об оружии. Цемент
А вот производство «зелёного» и прочих цветных цементов было уже менее массовым. Это был особый маскировочный цемент, который использовался для ВПП и аэродромных сооружений. Его производство было налажено с первых дней войны на основе рядового клинкера Ленинградского цементного завода и соответствующих красящих материалов на Опытном заводе Гипроцемента под управлением Череповского и Мухина.

Ещё одним специфическим изделием стал специальный термостойкий цемент для изготовления запальных автосвечей, требуемых в военном и хозяйственном автотранспорте. По особой рецептуре из особого вида глиноземистого цемента его производили на Вольских (Саратовская область) и Уральских заводах (Челябинская область).

Война диктует свои законы, поэтому Главсанупра НКО СССР поставил цементникам ещё одну задачу — произвести в необходимых количествах санитарный порошок. Эту задачу в полной мере решили на Подгоренском цементном заводе (Воронежская область), запустив цементные мельницы для измельчения далматской ромашки, основного сырья данного порошка.

На основе экспериментальных работ Главсанупра НКО СССР во время финской кампании 1938-39-го годов и по его же указанию на известном нам Опытном заводе Гипроцемента и Ленинградском цементном заводе было налажено производство химических грелок и чугунного порошка для их изготовления. Финская кампания в достаточной степени показала способность мороза косить солдат не хуже пулемёта, этот опыт оказался полезен. На Нижне-Салдинской цементно-помольной установке (Свердловская область) изготовили 4000 тонн этого порошка.
Рассказы об оружии. Цемент
Сами грелки были достаточно просты в использовании. Они представляли собой своеобразный пакет с химпорошком. Работали они по принципу «просто добавь воды». Боец вскрывал уголок пакета и вливал внутрь одну ложку воды, к примеру, талого снега. После этого необходимо было тщательно встряхнуть содержимое для начала химической реакции с выделением большого количества тепла. Такого пакета хватало до суток.

Особняком в военной продукции советской цементной промышленности были цементные авиационные бомбы, или ЦАБы.
Рассказы об оружии. Цемент
Корпуса, материал которых и дал название целой серии этих бомб, отливался на цементных заводах Подмосковья, Вольска и Новороссийска. В Новороссийске ЦАБы пошли в серию в ноябре 1941 года и производились вплоть до конца августа 1942-го, когда немецкие войска уже штурмовали перевал «Волчьи ворота» — один из двух возможных путей в город. Заводы эвакуировали в Среднюю Азию.

Сергей Макашев, видный специалист цементной промышленности и бывший начальник военного отдела Главцемента Наркомпромстройматериалов, в своих работах утверждал, что только с поточной линии новороссийского цементного завода «Пролетарий» сошло около 20 тысяч корпусов для ЦАБов. Подчёркиваю, корпусов. Следовательно, достоверно неизвестно, кто снаряжал эти бомбы, доводя их до «кондиции», сами военные или же рабочие-цементники. Однако, в материалах того же Макашева есть тревожные записи, в которых он переживал, что рабочие-цементники никогда не имели дело со взрывчатыми веществами, поэтому требуется противопоставить этому строжайшую дисциплину.

Так или иначе, ЦАБы шли в войска. При этом они обзавелись целым «семейством» по типу и модели. Существовали учебные и боевые цементные бомбы. В зависимости от начинки, ВВ или химических веществ, ЦАБы применялись даже как осветительные бомбы.

Наиболее известными и часто встречающимися на полях былых сражений является ЦАБ-40, получивший индекс благодаря своему 40-килограммовому телу. Непосредственное курирование работ по цементным авиабомбам от Главцемента осуществляли руководитель Главка П.Ф. Лопухов, главный инженер А.С. Докудовский, специалисты К.В. Никулин и И.И. Холин.
Рассказы об оружии. Цемент
Венцом производства корпусов для авиационных бомб можно считать железобетонную бомбу весом 5 тонн! К сожалению, более подробной информации по данному типу вооружений найти не удалось.

Ещё одним бриллиантом в смертоносной для врага короне цементной промышленности Союза стали противотанковые мины. Разумеется, в начале корпуса мин и гранат различных типов изготовляли из традиционного металла, поэтому их производство было налажено только на цементных заводах, располагавших литейными и механическими мастерскими. Но вскоре производство было свёрнуто. Что вполне логично, так как направлять тонны дефицитного материала на неспециализированные заводы в то время, когда военные предприятия, в том числе эвакуированные, продолжали наращивать производительность — нелепо.

Тем более к этому моменту были доведены до ума, насколько это возможно, образцы противотанковых мин с минимальным использованием дефицитного металла. Так, на Воскресенском цементном заводе (Московская область) под руководством главного инженера Бурковского на поток пошли мины, представлявшие из себя деревянный корпус с брикетированным взрывчатым веществом (ВВ), толовой шашкой и взрывателем. Ярким представителем этой серии мин является ТМД-42 (более подробно об этих минах можно узнать из материалов ВО отдельно).

Кстати, о степени нехватки материалов говорит и «начинка» этих мин. ВВ в них служил «динамон», относящийся ко вторичным ВВ и состоящий из смеси аммиачной селитры с порошкообразными горючими веществами (древесная мука, торф, порошкообразный алюминий, парафин и т.д.). Эффективность взрыва данного ВВ приблизительно равняется 80% от силы тротила. При этом для детонации «динамона» в противотанковых минах использовались промежуточные детонаторы — привычные тротиловые шашки в 50 грамм. Сам «динамон» достаточно капризный в использовании, особенно помещённый в условия древесной коробки.

Этого казалось мало для всего потенциала цементной промышленности, поэтому работники Гипроцемента, и без того сделавшие огромный вклад в оборону страны, пошли дальше.

Сотрудники Гипроцемента, конечно, понимали все изъяны, включая ненадёжность и острую чувствительность к влаге, древесных корпусов. Так, помещённая во влажный грунт, такая мина начинала разрушаться спустя 1-2 месяца. Поэтому уже к 1942 году разработали новые асбестоцементные корпуса для мин, взамен металлических и древесных.
Рассказы об оружии. Цемент
Эти мины, производимые вплоть до 1944 года, даже не получили собственного обозначения. Поэтому чаще всего их именовали просто «шиферными», благодаря материалу корпуса — асбестоцементной смеси. Однако, этот несправедливый факт никак не повлиял на их массовость и, естественное, появление противотанковой и противопехотной линии этой серии.

При этом стоит иметь в виду, что производство асбестоцементных мин было налажено в условиях войны при острой нехватке квалифицированных рабочих, когда их заменили ученики ФЗО и женщины без опыта работы на предприятии. Поэтому процесс отлития корпусов был предельно прост. Свежую асбестоцементную смесь, так называемый «этернит», помещали в деревянную форму. Позже из ещё сырых плит-заготовок собирали по определённому шаблону корпус будущей мины, а края, выступающие за пределы шаблона, просто смачивали водой и обрезали. После этого получившиеся корпуса отправляли в специальную камеру для сушки.
Рассказы об оружии. Цемент
Рассказы об оружии. Цемент
Источник
1661

Противотанковый ёж

Развернуть
Весь ход Второй мировой войны продемонстрировал, что эффективными на полях сражений могут быть не только системы вооружений с превосходными характеристиками, но и достаточно дешевые, простые решения. Так, небольшая по размерам противотанковая мина была в состоянии не просто серьезно повредить танк противника, но и полностью его уничтожить при удачном раскладе, а простая бетонная пирамида могла стать непреодолимым препятствием для бронетехники. Среди простых и одновременно эффективных средств заграждений и вооружений особую славу во время войны снискали противотанковые ежи. Очень простые и удобные в производстве, они серьезно помогли красноармейцам в боях 1941 года и даже стали одним из символов Великой Отечественной войны, который запечатлен на многочисленных фотографиях и кадрах кинохроники тех лет.

Противотанковый ёж — это простейшее противотанковое заграждение, обычно представляющее собой объемную шестиконечную фигуру. Они начали применяться при постройке укреплений с 1930-х годов, к примеру, использовались на границе Чехословакии и Германии. Противотанковые ежи уступали по эффективности минным заграждениям, однако их можно было производить в очень больших количествах из подручных материалов без использования высоких технологий и сравнительно легко перебрасывать с одного участка фронта на другой, что в военное время было особенно ценно.

По всей видимости, впервые попытка использования подобного заграждения против танков была предпринята в Чехословакии (отсюда английское название заграждения — Czech hedgehog, «чешский ёж»). Конструкция, предложенная инженерами данной страны, повторяла принцип древних рогаток, которые эффективно использовались против конницы на протяжении многих веков и были известны еще со времен Древнего Рима. При этом чехи считали, что заграждение должно быть массивным и абсолютно неподвижным. Несовершенным подобное препятствие было еще и потому, что при его производстве тратилось много времени и средств, так как оно изготавливалось с применением железобетона.
Противотанковый ёж
Принципиально новый вид конструкции противотанкового ежа открыл советский генерал-майор инженерных войск Михаил Гориккер. Гориккер был не только хорошим изобретателем, но и отважным солдатом. Родившийся еще в 1895 году в городе Берислав Херсонской губернии он принял участие в Первой мировой войне, став кавалером двух солдатских Георгиевских крестов 3-й и 4-й степени. С 1918 года в Красной Армии, принимал участие в гражданской войне. В межвоенный период построил хорошую военную карьеру, окончил Военную академию механизации и моторизации РККА имени Сталина, служил военным инженером мотомехвойск РККА, командовал опытными танковыми частями, занимал пост начальника Московского танково-технического училища.

В июне 1941 года Михаил Гориккер являлся начальником Киевского танково-технического училища, после начала войны он был назначен и главой Киевского гарнизона, а также руководителем обороны города. Уже на 12-й день войны, 3 июля 1941 года он спроектировал и рассчитал свой вариант противотанкового ежа, который позволил ему войти в историю войн XX века. Его инженерное заграждение, известное также как «звездочка Горрикера», сыграло заметную роль в сражениях 1941 года при обороне Одессы, Киева, Москвы, Ленинграда, Севастополя и в других операциях Великой Отечественной войны.

Революционность идеи генерала Гориккера заключалась в том, что противотанковый ёж не закреплялся на месте, подобно его чешским аналогам, а также не вкапывался в землю наподобие надолбов. При наезде на такое препятствие ёж начинал перекатываться, постепенно приподнимая боевую машину над поверхностью земли. При попытке «сняться» с ежа танк часто самостоятельно не мог этого сделать. Подвижность ежей была революционной и шла вразрез с многочисленными статичными противотанковыми препятствиями тех лет. Под натиском вражеского танка противотанковый ёж переворачивался, оказываясь у него под днищем. В результате боевая машина приподнималась над землей, очень часто наезд на такое препятствие сопровождался выходом из строя ходовой части. При этом немецкие танки с передним расположением трансмиссии было особенно уязвимы для ежей, так как наезд на них мог вывести ее из строя. При самом благоприятном для обороняющихся войск раскладе под воздействием собственной массы танк, севший на ежа, мог пробить днище и не мог продолжить дальнейшее движение.
Противотанковый ёж
Проведенные испытания показали, что конструкция «шестиконечной звездочки» (именно так Гориккер назвал свое изобретение, из-за чего в некоторых военных документах оно проходило как «звездочка Гориккера») является эффективной. Оптимальным материалом для изготовления подобных противотанковых заграждений был стальной двутавровый профиль, а наилучшим способом соединения элементов конструкции — косынки на заклепках. На практике в реальных условиях ежи очень часто изготавливали из всего, что имелось под рукой — различных уголков, швеллера или рельса, которые соединялись между собой зачастую обычной сваркой даже без косынок. В годы Великой Отечественной войны противотанковые ежи (довольно часто изготовленные не по правилам — очень большие, связанные между собой или недостаточно прочные) использовались очень активно, в том числе в городских боях, став одним из символов войны, который сегодня можно встретить в любом художественном фильме о тех событиях.

При изготовлении «ежей» на местах очень часто встречались случаи, когда их конструкция нарушалась, распространенной ошибкой было увеличение их размеров — в полтора, а то и в два раза. Такая ошибка лишала конструкцию задуманного изобретателем предназначения. Основная суть противотанкового заграждения заключалась в том, что оно должно было быть выше клиренса танка, но при этом ниже или равной по высоте верхнему краю нижнего лобового бронелиста. Только при таких условиях препятствие могло переворачиваться, а не сдвигаться с места танком. Идея был подкреплена проведенными расчетами и испытаниями. Максимальная высота ежа должна была составлять — от 0,8 до 1 метра. Учтена была и самая рациональная расстановка подобных заграждений на местности: 4 ряда в шахматном порядке. Простота конструкции данного заграждения позволила в сжатые сроки тяжелого 1941 года обеспечить Красную Армию новым противотанковым заграждением, а вес конструкции делал ее легкой в установке и достаточно мобильной.

Испытания ежей состоялись уже 1-3 июля 1941 года на малом танкодроме Киевского танково-технического училища, куда специально прибыла комиссия и было доставлено несколько «звездочек Гориккера». Интересным представляется тот факт, что противотанковые заграждения были изготовлены из рельсового утиля. Как впоследствии выяснилось, происхождение сырья особо не влияло на само изобретение. В качестве танков, которые должны были попытаться преодолеть подобное заграждение, были использованы легкие машины — Т-26 и БТ-5. Результат проезда танков по четырехрядному противотанковому заграждению был замечательным для изобретателя и его детища. Во время первой же попытки преодолеть препятствие танк Т-26 лишился люка масляного насоса, были повреждены маслопроводящие трубки. В результате через 3-5 минут все масло из двигателя вытекло наружу, что привело к вынужденной остановке боевой машины. На ремонт нанесенных ежами повреждений ушло несколько часов. БТ-5 показал себя лучше. Разогнавшись, этот легкий танк смог преодолеть ряд «звездочек». Но этот трюк стоил ему погнутого днища корпуса, что отразилось на его управлении и работе бортовых фрикционов. Танку потребовался двухчасовой ремонт.
Противотанковый ёж
Первые же реальные испытания показали, что новые противотанковые заграждения могут выводить из строя бронетехнику, подтвердив свою эффективность. При этом испытателям танкодрома Киевского танково-технического училища было поручено разработать оптимальный порядок расстановки подобного заграждения на местности. В итоге была выработана рекомендация расставлять противотанковые ежи рядами через каждые 4 метра, а расстояние по фронту между соседними заграждениями должно составлять полтора метра для переднего ряда и 2-2,5 метра для остальных рядов. При такой расстановке, разогнавшись и преодолев первый ряд ежей, танк уже не мог продолжать движение с заданной скоростью и просто застревал между рядами препятствий, попутно он мог получить повреждение корпуса или внутренних агрегатов, а также становился удобной целью для противотанковых средств обороняющейся стороны.

По результатам проведенных в начале июля испытаний комиссия признала препятствие в виде шестиконечных звездочек эффективным противотанковым заграждением. Была дана рекомендация широко применять его в полосе укрепленных районов, дефиле и на особо важных направлениях. В заключении содержались и примерные расчеты. Так количество «звездочек» на километр фронта оценивалось в 1200 штук. Средний вес варианта облегченной конструкции, выпущенного с использованием сварки, составлял 200-250 кг. При этом особо подчеркивалось, что конструкция может быть выпущена любым заводом в большом количестве. Также отмечалось, что перевозить их к месту применения можно в готовом виде автомобильным и железнодорожным транспортом.

Полоса обороны из противотанковых ежей, установленных в четыре ряда в шахматном порядке, становилась очень серьезным препятствием для танков противника. Которые либо застревали в них, пытаясь их преодолеть, либо становились легкой мишенью для артиллерии. Заграждение получилось настолько идеальным, что в будущем конструкция даже не дорабатывалась. Противотанковые ежи стали одним из символов битвы за Москву осенью-зимой 1941 года. Только на ближних подступах к Москве было установлено порядка 37,5 тысяч подобных препятствий.
Противотанковый ёж
Правда, немцы достаточно быстро оценили воздействие новинки на свои танки и пришли к решению, что сначала стоит делать проходы в таких заграждениях и лишь затем двигаться вперед, а не сходу пытаться перебраться через них. Помогал им и тот факт, что ежи никак не были прикреплены к поверхности, на которой они устанавливались. Используя пару тройку танков, немцы могли при помощи обычных тросов достаточно быстро растащить ежи, образовав брешь для прохода бронетехники. Красноармейцы парировали это установкой противопехотных мин рядом с противотанковыми ежами, а также, при наличии такой возможности, размещением пулеметных точек и противотанковых орудий вблизи заграждений. Так попытки растащить установленные ежи путем привязывания их к танку могли быть сурово наказаны обороняющимися. Еще одним приемом, который призван был затруднить проделывание проходов в таком заграждении, стало связывание ежей друг с другом или привязывание их к разнообразным предметам, расположенным на местности. В итоге немецким саперам и танкистам приходилось на месте решать эту «головоломку» с цепями и тросами, часто делая это под огнем противника.

В настоящее время одним из наиболее известных памятников, которые были открыты в нашей стране в честь событий Великой Отечественно войны, является монумент «Ежи», расположенный на 23-м километре Ленинградского шоссе в Московской области. При этом величественный монумент в виде трех ежей, которые отметили рубеж, до которого смогли дойти немцы в 1941 году, хранит тайну. На нем указаны фамилии создателей монумента, но нет фамилии изобретателя, который и придумал конструкцию противотанкового ежа. Имя Михаила Львовича Гориккера было увековечено только в августе 2013 года, когда на жилом доме в Москве на Тишинской площади, в котором жил военный изобретатель, была торжественного открыта мемориальная доска в его честь.
Противотанковый ёж
Источник
2551

Комплекс активной защиты "Арена" в действии

Развернуть
648

Одноразовые ракеты! Вот оно чё...

Развернуть
Павел Фельгенгауэр, именуемый в прессе «российский военный обозреватель и аналитик» (кстати, биолог по образованию) вывел ватников на чистую воду: оказывается, ракеты «Калибр», которыми Россия напугала весь мир, ОДНОРАЗОВЫЕ. Одноразовые, Карл!

Цитата:
"В целом эти ракеты не сильно новы, поскольку разработаны ещё в 70-е годы в ответ на появление соответствующих американских технологий. Американцы используют подобные технологии уже более 20 лет. Правда, есть одна загвоздка. У этих ракет очень маленький турбореактивный двигатель с очень маленьким моторесурсом, поскольку он является одноразовым. К тому же эти двигатели до сих пор производились на запорожском заводе «Мотор-Сич»."

Вот оно как, оказывается! У плохих ватных ракет двигатель имеет малый моторесурс! Не то что у хороших американских «Томагавков», которые, видимо, по мысли Паши Фельгенгауэра, совершают множество вылетов к целям, раз за разом, раз за разом. Шах и мат, вата!

Пруф внутри.
235

Кто придет к нам с мечом,

Развернуть
Кто придет к нам с мечом,
2813

В самом деле

Развернуть
Кто придет к нам с мечом, тот отстал в плане вооружения.
324

Основные типы патронов

Развернуть
Основные типы патронов